1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116
 
Статьи
 



© А. Нурмагамбетов

О КАЗАХСКИХ ЭТНОНИМАХ АДАЙ И ШЕРКЕС

Оригинал: //Тюркская ономастика. Алма-Ата, 1984. С. 89-96.


С незапамятных времен у казахов существовал устный способ передачи из поколения в поколение сведений о своем происхождении. Это родословная (шежре). Которая дошла и до наших дней. Подвергнутая значительным изменениям при устной передаче, она часто искажала действительное положение вещей. Ф. Энгельс писал: "...родословная рода уходила так далеко в глубь времен, что его члены не могли уже доказать действительно существовавшего между ними родства, кроме немногочисленных случаев, когда имелись более поздние общие предки" [1]. Это обязывает исследователя критически относиться к материалам родословной.

По мнению многих известных исследователей, первоначальной родиной тюркских племен являлся Алтай и степи Монголии. Академик А.А. Куников писал: "Алтай, первоначальное гнездо тюркских племен, стал высылать орду за ордой на Западную Азию и Черноморье" [2]. Это высказывание не отрицается другими не менее известными исследователями. Н.А. Аристов, в частности, писал: "Вообще, состав Малой орды весьма пестрый, ибо в нее, видимо, вошли многие части разных тюркских племен, закинутые судьбою из Монголии и с Востока степи на Запад" [3].

Отсюда следует, что названия казахских родов и племен уходят корнями в язык тех мест, где эти роды и племена обитали в древние времена, т.е. в степи Монголии и вокруг Алтая.

Проследим историю образования некоторых из них.

Адай. Как определяют шежре, это один из крупных родов в составе племенного союза байулы.

В своей "Географии" Страбон указывал, что большая часть скифов, расположенных на территории от Каспийского до Аральского моря, называлась Дай, а они в свою очередь делились на Апарна, Ксанфия, Писсур [4]. На этом основании С. Аманжолов адайцев Младшего жуза относит к Даям, но, по его убеждению, адайцы вовсе не пришельцы с Алтая, а аборигены. Такого же мнения придерживается и А. Абдрахманов [5]. Дайское происхождение адаев у нас вызывает сомнения по ряду причин. Во-первых, нужно еще доказать причины появления а перед словом дай. Во-вторых, в современном составе адайцев мы не находим ни одного рода, похожего по своему звучанию на Апарна, Ксанфия и другие, входившие когда-то в состав Даев. В-третьих, настораживают сомнения Н.П. Толля в достоверности сведений Страбона [6]. Все это дает нам основания рассмотреть вопрос о происхождении адайцев Младшего жуза в ином плане, привлекая для этого и другие источники.

В китайских источниках вместе с родом Баегу в составе Гаогюй мы находим и Аде [7]. Н.А. Аристов упоминает, что один из родов Гаогюй был Аде [8]. Не может не привлечь внимание и то, что в книге М.И. Иванина рядом с родом Баюты находится Меркиты [9]. И если учесть сведения Рашид ад-дина о том, что Меркиты еще называется Одоют [10], это - любопытный факт. В труде М.И. Иванина мы опять видим с Баегу если не Аде, то тождественный ему Одоют. В исследовании В.В. Радлова встречаем в составе Гао-гю наряду с другими родами и Бае-гу и Ады [11]. Л.П. Потапов пишет, что в составе Теле в VI-VIII вв. кроме прочих родов был и Адйе [12]. Л.Н. Гумилев в составе телесцев упоминает тот же Адйе, иногда Аде [13]. В некоторых более поздних источниках мы встречаем историческую личность по имени Адай, который в 1425 г. объявил себя ханом [14]. Однако вести род адай Младшего жуза от этого имени было бы неправильным. Как видим, в вышеупомянутых источниках этот этноним встречается в самых различных звуковых вариантах: Ады, Аде, Адйе, что не может быть отнесено к фактам случайного характера. У Бернштама мы читаем: "...в конце V века племена Гаогюй оказались разбитыми на две части, причем одна часть Жужанским каганом Дэулунем и Ногай-ханом была вытеснена в степи Казахстана..." [15]. Можно предположить, что именно эта часть и оказалась родом Баегу, а уже на казахской земле в составе этого Баегу (мы отождествляем Баегу с Байулы Младшего жуза) оказался и род Адйе, в котором мы также усматриваем предков современных адайцев.

Фонетическая трансформация звуковых вариантов Аде, Ады, Атйе, Адйе и Одоют в форму Адай, как нам представляется, произошла уже в тюркской языковой среде, что нетрудно доказать на основе фонетических закономерностей. Так, например, преимущественно в западных говорах казахского языка встречается соответствие а~ы: kажарлы вм. лит. kажырлы - сильный, арkалы вм. лит. арkылы - через и т. д. На этой основе изменение Адыйа в Адайа при выпадении конечного гласного после сонанта й считается вполне закономерным. Ср. тув. тевене большая игла и каз. тебен или шoмелей копна вм. лит. шoмеле и т.д.

Что касается этнонима Одоют (< Одой + т), то в нем можно выделить корень Одой, а -т, -ут следует рассматривать как окончание множественного числа в монгольских языках.
Все это дает нам право предполагать, что род или племя Адай издавна существует самостоятельно, параллельно с Баегу > Байулы, а не в его составе, как определяют казахские шежре и легенды. Однако характеристика Адая как неродного сына Байулы имеет некоторые основания. Именно о таких случаях писал в свое время Н. А. Аристов: "Женское или незаконное происхождение в генеалогических сказаниях народов с родовым бытом есть верный признак того, что речь идет о частицах совершенно чуждых родов и племен, вошедших в родовые союзы вследствие различных случайностей исторической жизни" [16].

Несколько слов об этимологии этнонима Адай. В свое время Вамбери связывал название одного из племен туркменов - Адали со словом ада, что означает остров. В этой связи Н. А. Аристов писал: "Имя это мне кажется, тождественным с адай, байулынским родом малой орды" [17]. Такое же мнение било высказано и С. Аманжоловым [18].

Однако факты, приведенные из указанных источников, подсказывают, что этноним Адай трудно увязать со словом ада и значении остров и предполагать на этом основании, что носители этого этнонима обитали когда-то на востоке. Н. Березин связывает этноним Одоют с монгольскими словами отуй карлик или одо звезда [19].

В тюркских языках слово адай и похожие звуковые варианты имеют массу значений. Например, в алт. кроме значения ата дед, имеются еще: odoi 1) старший из родственников; 2) зрачок глаз; в телеутском языке: аду - почтение, уважение [20], в як.: агдай (о человеке) иметь широкие плечи, развитое туловище и длинные ноги; Уодаi длинноногий, великорослый [21].
Сказать что-либо определенное о значении этнонима Адай на основе приведенных примеров мы затрудняемся. Остается предполагать, исходя из исторических фактов, что изучаемые нами адайцы не аборигены этого края, а пришельцы из степей Монголии или окрестностей Алтая, в известной степени смешавшиеся с другими тюркскими племенами и народами. Так, в XVII в. в составе якутского народа были такие роды, как Одей, Одугей, Одай. Последний из них даже сохранился до наших дней: "До сих пор население района р. Амги продолжают называть Одайцами. В этом мы могли убедиться, - пишет историк Б. О. Долгих, - когда находились в 1945 г. в районном центре Таттинского района, поселка Ытык кюэль" [22]. Такое же название рода мы встречаем и в книге В.Л. Серошевского [23].

Шеркес. В исторических записях о племени Шеркес имеются очень скудные и вдобавок противоречивые сведения, что не дает возможности выявить определенно его происхождение. Один из источников указывает, что в X в. черкесы Кавказа назывались косогами [24]. В другом источнике читаем: "Во время знаменитого Ногай-хана были вызваны черкесы из Кавказа и они расположились около города Рыльск, сами себя назвали казахами" [25]. Однако другие исторические сведения противоречат вышеприведенным.

Наблюдая элементы тюркских языков в речи аборигенов западной части Кавказа (в частности, Кабарды), Н.А. Аристов приходит к следующему предположению: "Можно подозревать, что и самое имя Черкесов принесено к подножиям Кавказа союзами тюркских родов того же имени" [26]. Судя по этому, в союзе тюркских родов или племен издавна существовал род под названием Черкес. Это подтверждают некоторые географические названия на территориях, некогда населенных тюркскими племенами. Например, правый приток реки Катунь, впадающей в Обь, называется Черкиш [27].

Киргизы, ранее проживавшие по рекам Енисей, Обь, Иртыш, к берегам реки Урал и далее к Западу пришли раньше, а не после XVI в., как это предполагали ученые в начале XX в. [28]. Ссылаясь на данные Абилгазы и в особенности Рюбрюкса, по которым в горах Кавказа живут киргизы, аланы и акасы (абкасы), И.Е. Фишер сделал следующий вывод: "...и ясно видно, что у него (у Рюбрюкса. - А. Н.) под именем Кергиз разумеются Черкесы. Литер "к" имеет особливый жребий, что она у иностранных народов пременяется в сиповатый голос. Так, монголы Китайскую столицу Пекин называют Печеин; Несторианский (catholicus)... назывался Чателик..." [29]. Такое соответствие звуков присуще не только монгольским, но и тюркским языкам. Об этом С.Е. Малов писал: "Из фактов языка упомяну чередование "к" и "ч" (например, чiм/кiм кто)" [30].

Приведенные факты говорят в пользу того, что черкеш и киргиз - имена одного и того же племени. Однако есть аргументы, отвергающие эти факты. Во-первых, вышеприведенное географическое название по "Заметкам" Н.А. Аристова не позволяет отождествить киргиз и черкес; во-вторых, родословная казахов гласит: шеркес и керкеш родственные, последние остались около страны Китайцев. Хотя это - легенда, но нам кажется, в ней есть доля правды, ибо сходные названия родов и племен черкесов на Кавказе и племен шеркесов в составе Младшего жуза казахского народа мы встречаем среди других тюркских народов. Например, сäргäччi - название рода в бывшем третьем Жехсогонском наслеге [31].

Таким образом, большинство приведенных фактов подтверждают, что среди тюркских племен, кроме киргизов, существовало самостоятельное племя, называемое шеркес.
Этноним шеркес можно было бы связать с вышеприведенным названием реки Черкиш. Но обратимся к значению данного слова. В языке османских турков: сäркäш 1) смелый, самовольный; 2) бунтарь. По В.В. Радлову, слово заимствовано из персидского языка [32]. К удивлению, в якутском языке: чäргäс 1) смелый, резвый; 2) настороженный [33], у башкир: сэркэш - драчун [34].

Название реки и этноним, по-видимому, связаны с указанными значениями. В казахском языке есть слово шэлкес, подходящее и по звуковому составу, и по значению к слову шеркес, с разницей соответствия звуков р~л, присущей тюркским языкам.

Все это и многие другие факты нельзя считать случайным совпадением. Ибо: "языковое единство тюркских народов и их родство между собой - реальность" [35].

Примечания:
1   Маркс К., Энгельс Ф. Избранные произведения: В 3-х т. М., 1981, с. 300.
2   Куников А.А. О тюркских печенегах и половцах по мадьярским источникам. - Записки ИАН, 1855, т. 3, с. 715; см. также: Ядринцев Н.М. Об алтайцах и черновых татар. Спб., 1881, с. 3; Аристов Н.А. Заметки об этническом составе тюркских племен и народностей и сведения об их численности. Спб., 1897, с. 64; Руденко С.И. [Выступление]. - В кн.: Первый всесоюзный тюркологический съезд. Баку, 1926, с. 92.
3   Аристов Н.А. Заметки..., с. 76.
4   География Страбона в семнадцати книгах. М., 1879, с. 521.
5   Аманжолов С. Вопросы диалектологии и истории казахского языка. Алма-Ата, 1959, с. 98-160; Эбдрахминов А. Kазстанныy жер-су аттары. Алматы, 1959, 104-б.
6   Толль Н.П. Скифы и гунны. Прага, 1928, с. 56.
7   Бичурин Н.Я. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. Спб., 1851, ч. 1, с. 426, 437.
8   Аристов Н.А. Заметки..., с. 22, 23.
9   Иванин М.И. О военном искусстве и завоеваниях монголо-татар и средне-азиатских народов при Чингиз-хане и Тамерлане. Спб., 1875, с. 18.
10   Березин Н. История монголов: Сочинение Рашид ад-дина. - Зап. Имп. археол. об-ва. Спб., 1858, т. 14, с. 216, 217.
11   Радлов В.В. К вопросу об уйгурах. Спб., 1893, с. 90.
12   Потапов Л.П. Этнический состав и происхождение алтайцев. Л., 1969, с. 151.
13   Гумилев Л.Н. Древние тюрки. М., 1967, с. 62, 266.
14   Мэн-гу-ю-му-цзи. Записки о монг. кочевьях. Спб., 1895, с. 162.
15   Бернштам А.Н. Древнейшие тюркские элементы в этногенезе Средней Азии. - Советская этнография, 1943, т. 6-7, с. 154.
16   Аристов Н.А. Заметки..., с. 82-83.
17   Там же, с. 140.
18   Аманжолов С. Вопросы..., с. 160.
19   Березин Н. История монголов..., с. 137.
20   Радлов В.В. Опыт словаря тюркских наречий. Спб., 1893, т. 1, ч. 2, с. 1123.
21   Пекарский Э.К. Словарь якутского языка. М., 1958, т. 1, с. 19; 1959, т. 2, с. 1791; 1959, т. 3, с. 3028.
22   Долгих Б.О. Родовой и племенной состав народов Сибири в XVII веке. М., 1960, с. 365, 542-544.
23   Серошевский В.Л. Якуты. Спб., 1896, т. 1, с. 248.
24   Бартольд В.В. Сочинения. М., 1963, т. 2, ч. 1, с. 848.
25   Сейфуллин С. Шыгармалар. Алматы, 1964, т. 6, 146.
26   Аристов Н.А. Заметки ..., с. 37.
27   Аманжолов С. Вопросы..., с. 41.
28   Добрынин А., Белугин Ф. Прикаспийские степи. М, 1906,
29   Фишер И.Е. Сибирская история с самого открытия Сибиридо завоевания сей земли русским оружием. Спб., 1774, с. 57, 58.
30   Малов С.Е. Уйгурские наречия Синьцзяна. М., 1961, с. 4.
31   Пекарский Э.К. Словарь якутского языка, т. 2, с. 2174.
32   Радлов В.В. Опыт..., т. 4, ч. 1, с. 465.
33   Пекарский Э. К. Словарь..., т. 3, с. 3610.
34   Башкирско-русский словарь. М., 1958.
35   Баскаков Н.А. Введение в изучение тюркских языков. М., 1962, с. 112.

 

1 сентября 2008      Опубликовал: admin      Просмотров: 3933      

Другие статьи из этой рубрики

Хронологический указатель трудов К.А. Пищулиной

Хронологический указатель трудов видного ученого Республики Казахстан, ведущего историка-медиевиста и востоковеда Клавдии Антоновны Пищулиной.

Н.А. Атыгаев О времени образования Казахского ханства (к 550-летию образования ханства)

Вопрос о времени возникновения Казахского ханства, первого в Центральной Азии национального государства, которое носило имя создавшего его этноса – казахов, является одним из самых дискуссионных проблем отечественной исторической науки. В казахстанской научной и научно-популярной литературе имеется множество работ, посвященных данной теме, хотя до начала 70-х годов ХХ века вопрос датировки образования ханства в качестве научной проблемы специально не поднимался. Его ставили "в один ряд с иными событиями политической истории казахского общества" [1, 54]. В этот период были опубликованы первые научные исследования, посвященные конкретно времени образования Казахского ханства. Автором первой такой специальной работы стал Т.И. Султанов. Затем, в 1977 году, данная проблема была рассмотрена в монографии К.А. Пищулиной. В последующие годы этот вопрос остался без внимания историков. Вновь проблема актуализировалась после обретения Казахстаном независимости. В 90-е годы XX века данный вопрос нашел отражение в работах казахстанских историков А. Хасенова, К. Акишева, Ж. Касымбаева, Б. Карибаева и др. Рассматривали в своих исторических изысканиях проблему датировки образования Казахского ханства известные писатели Казахстана М. Магауин и К. Салгарин. Следует также сказать о псевдонаучных, но растиражированных публикациях по данной теме кандидата технических наук К. Даниярова.

Э.Ш. Хуршудян. Путь к премудрости Востока: персидские рукописи в Казахстане

В этом году в Алматы вышла в свет книга "Каталог персидских рукописей" под редакцией известного казахстанского ученого, востоковеда-ираниста доктора Сафара Абдулло. Настоящее издание посвящено описанию рукописей на новоперсидском языке из фондов Нацио­нальной библиотеки Республики Казахстан. Основываясь на тщательном и высоко­профес­сиональном исследовании рукописных памятников из казахстанских собраний, доктор Сафар Абдулло своей работой внес неоценимый вклад в исследование персидской рукописной книги, тем самым, положив начало систематическому изучению персидских рукописей в Казахстане. Это явилось знаменательным событием в казахстанской научной и культурной жизни Казахстана.

О старом названии Алма-Ата. Часть III.

Слово яблоко существует во всех индо-европейских (и.-е.) языках. Для названия яблока и яблони существовало и.е. слово *abel (восстановление Дыбо), *ablu-aplu (восстановление Рона-Тас) может быть реконструирована для и.е. языка (от него нем. Apfel, рус. яблоко, лит. abuolis, лат. топоним Abella, кельт. avallo, aval). Греки называли яблоко mhlon и яблоню mhlea, по-албански яблоко – mollе, по-латински mаlus "яблоня", а хеттское название – šamalu. Сюда же может быть отнесено санс. amla "кислый". Если сравнить все эти слова, то можно прийти к выводу, что все индоевропейские слова могли быть общего происхождения, если бы исходной формой была *amal.

А. Исин. Отражение политических интересов в династийных историографиях XIV-XVII веков

Исследователь, работающий с источниками позднесредневекового времени, не может не заметить различные подходы в освещении истории Центральной Азии, обусловленные не только разной информированностью создававших хроники авторов, существовавшими традициями и стереотипами освещения тем, но и преднамеренными искажениями и умолчаниями тех или иных событий. Имеются и генеалогические искажения, имеющие также определенную политическую подоплеку.
Характеризуя вкратце политические интересы династий, во славу которых создавались многие восточные хроники, отмечу, в частности, что наиболее тенденциозно подавалась история взаимоотношений с казахами и их политическими предшественниками в тимуридской и шейбанидской историографиях, чему есть определенные причины и исторические мотивы.
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов