1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116
 
Статьи
 

Плед покрывало из микрофибры купить deweri.ru.

© Н.А. Атыгаев

Институт истории и этнологии им. Ч.Ч. Валиханова 

О времени образования Казахского ханства (к 550-летию образования ханства)

В истории любого народа есть знаковые события, значение которых невозможно переоценить. К числу таких величайших событий относится возникновение национального государства.

Стремление казахского народа к суверенному государственному существованию, реализовавшееся в 1991 году, помимо всего определялось почти 250-летним опытом функционирования независимой государственности средневековых казахов – Казахским ханством, в истории которого все еще много нерешенных и дискуссионных проблем. Одной из них является дата его образования.

Вопрос о времени возникновения Казахского ханства, первого в Центральной Азии национального государства, которое носило имя создавшего его этноса – казахов, является одним из самых дискуссионных проблем отечественной исторической науки. В казахстанской научной и научно-популярной литературе имеется множество работ, посвященных данной теме, хотя до начала 70-х годов ХХ века вопрос датировки образования ханства в качестве научной проблемы специально не поднимался. Его ставили "в один ряд с иными событиями политической истории казахского общества" [1, 54]. В этот период были опубликованы первые научные исследования, посвященные конкретно времени образования Казахского ханства. Автором первой такой специальной работы стал Т.И. Султанов. Затем, в 1977 году, данная проблема была рассмотрена в монографии К.А. Пищулиной. В последующие годы этот вопрос остался без внимания историков. Вновь проблема актуализировалась после обретения Казахстаном независимости. В 90-е годы XX века данный вопрос нашел отражение в работах казахстанских историков А. Хасенова, К. Акишева, Ж. Касымбаева, Б. Карибаева и др. Рассматривали в своих исторических изысканиях проблему датировки образования Казахского ханства известные писатели Казахстана М. Магауин и К. Салгарин. Следует также сказать о псевдонаучных, но растиражированных публикациях по данной теме кандидата технических наук К. Даниярова.

В целом, на сегодняшний день в историографии имеется несколько основных точек зрения относительно времени образования Казахского ханства:

1. По мнению К.А. Акишева, началом сложения узбекской и казахской государственности необходимо считать время образования Ханства Абулхайра, т.е. 1428 г. [2, 132].

2. А. Хасенов считал, что после смерти в 1445 г. правителя Улуг (Большого) Улуса (преемника Золотой Орды – Н.А.) Улуг-Мухаммад-хана (эпического Орманбета) на территории Казахстана обособился казахский улус и возникло Казахское ханство, которое не зависело ни от Абулхайра, ни от Могулистана [3, 41; 4, 175].

3. Наиболее распространенная в исторической литературе датировка – 1456 г. Ее сторонники (М. Тынышпаев, С. Жолдасбай, М. Магауин, К. Салгарин и др.) считают, что именно тогда произошла перекочевка Керея (Гирея) и Жанибека на территорию Западного Могулистана (Жетысу), после чего сразу же образовалось Казахское ханство [5, 115, 131; 6, 55; 7, 16; 8, 43]. На этой датировке мы остановимся ниже более подробно.

4. Б.Б. Карибаев (Карибай) определяет время образования Казахского ханства весной 1458 г. [9, 194; 10, 318].

5. К.А. Пищулина считает, что "время образования Казахского ханства лишь приблизительно может быть определено второй половиной 60-х гг. XV в." и дата этого события – 870 г.х., то есть 1465/66 г., предложенная Мирза Хайдаром, первая и единственная в письменных источниках датировка, вполне приемлема [11, 262 ].

6. По мнению Т.И. Султанова, с ним солидарен и кыргызский академик О.К. Караев, сторонники Керея и Жанибека образовали Казахское ханство только после смерти Абулхайра, возвратившись из Жетысу на территорию Дашт-и Кыпчака, "т.е. не раньше 70-х гг. XV века", около 1470/71 г. [1, 57; 12, 37; 13, 235; 14, 64].

7. К. Данияров утверждает, что независимое Казахское ханство, которое он называет третьим казахским государством (первым казахским государством у него является государство Чингисхана, вторым – Улус Джучи), образовалось в 1480 г. [15, 34-35].

8. По мнению А.П. Чулошникова, его точку зрения разделяло в 50-60-е гг. XX в. большинство исследователей, образование Казахского ханства произошло в начале XVI века, после ухода Мухаммада Шейбани-хана и его сторонников из территории Казахстана в Среднюю Азию [16, 200-203].

9. С.К. Ибрагимов считал, что в 30-40-е гг. XVI века закончилась борьба потомков Жанибека и Керея с потомками Абулхайра и мангытами, после чего произошло объединение нескольких самостоятельных владений казахов, возникших к концу XV века, в одно государство – Казахское ханство [17, 179-180].

Для определения даты возникновения Казахского ханства, в первую очередь, следует рассмотреть вопрос о времени откочевки Керея и Жанибека в Жетысу, события, ставшего важным звеном в образовании ханства. Как известно, в сочинении "Тарих-и Рашиди" Мирзы Мухаммада Хайдара из тюркского рода дуглат, это событие, как и некоторые другие, конкретно не датировано. Очень часто Мухаммад Хайдар, определяя время того или иного события, писал: "В то время …", "той весной …", "около того года …" и т.п. Этот факт был отмечен многими исследователями. Некоторые даты, приведенные в источнике, на поверку вообще оказались не точны. Все же мы считаем неоправданным подход некоторых ученых, когда из-за неточностей датировки одних событий, полностью отрицаются другие датировки. А слова "А Аллах лучше знает" или "Аллах больше знает", которыми заканчивает Мирза Хайдар свои рассказы, являются для верующего формулой, которая демонстрирует ничтожность человека перед Творцом.

Как известно, научное исследование проблем истории Казахского ханства началось еще в XIX веке, с работ А.И. Левшина, Ч.Ч. Валиханова, В.В. Вельяминова-Зернова и др.

В 1864 г. русский востоковед В.В. Вельяминов-Зернов опубликовал вторую часть своего труда "Исследование о Касимовских царях и царевичах", в котором впервые привел все известные на тот период материалы письменных источников по истории Казахского ханства. После этого в историографии утвердилось мнение, часто со ссылкой на В.В. Вельяминова-Зернова, что начальной датой образования Казахского ханства является время откочевки будущих основателей государства Керея и Жанибека из Восточного Дашт-и Кыпчака на территорию Жетысу. Данное событие многие последующие исследователи определяли 1456 г. В историографии, однако, существуют и другие датировки откочевки Керея и Жанибека в Могулистан. Так, в конце XIX в. английский востоковед Г. Ховорс определил данное событие 1451 г. [18, 627]. К.И. Петров писал о передвижении Керея и Жанибека в район р. Чу в 1450 г. [19, 103]. Б.Б. Карибаев (Карибай) датирует откочевку поздней осенью 1457 г. [9, 194; 10, 318].

Все же наиболее распространенная в исторической литературе дата откочевки и образования Казахского ханства – 1456 г. В 20-е гг. XX столетия данную дату приводил в своем труде М. Тынышпаев, а в 90-е гг. того же столетия она указывается в книгах литераторов М. Магауина и К. Салгарина.

Прежде всего, следует отметить, что у В.В. Вельяминова-Зернова не указана конкретная дата образования Казахского ханства. Текст персоязычного сочинения "Тарих-и Рашиди" Мирзы Мухаммада Хайдара, где впервые в исторических источниках приводятся сведения об откочевке Керея и Жанибека и образовании ими казахского государства, исследователь перевел следующим образом: "В это время (около 860=1456) Абул-хаир-хан владычествовал в Дешт-и Кипчаке: султанам Джучидским приходилось от него очень плохо, и двое из них Джанибек и Гирей-хан бежали в Моголистан. Иса-Буга-хан принял беглецов хорошо, и отвел им Джу и Козы-Баши, которые составляет западную окраину Могулистана. Там они зажили спокойно. После смерти Абул-хаир-хана улус узбекский пришел в расстройство, начались в нем большие неурядицы. Тогда множество народа откочевало к Гирей-хану и Джанибек-хану, так что число собравшихся около них людей возросло вскоре до двухсот тысяч; звать их стали узбеками-казахами. Эпохой, с которой началась собственно власть султанов казацких, надобно считать год 870 (1465,6), впрочем, Бог лучше знает" [20, 139]. Данный перевод был без изменения перепечатан в 1935 г. в сборнике "Прошлое Казахстана в источниках и материалах", который был опубликован проф. С.Д. Асфендиаровым и проф. П.А. Кунте. Близкий к переводу В.В. Вельяминова-Зернова перевод данного отрывка "Тарих-и Рашиди" в своих исследованиях привели в 1941 г. М.П. Вяткин, в 1965 г. Б.А. Ахмедов [21, 76-77; 22, 63].

Таким образом, В.В. Вельяминов-Зернов отнес к 860 г.х. /1455-56 гг. перекочевку Керея и Жанибека в Жетысу (впрочем, без всякой аргументации), а не время образования Казахского ханства.
Т.И. Султанов, тщательно исследовавший вопрос о времени откочевки, пришел к выводу, что это событие никак нельзя датировать временем ранее 864 г.х. / 1459-60 гг. Приведем его аргументацию: "Керей и Джанибек с улусными людьми прибыли в Могулистан при жизни могульского хана Есен-Буки, который радушно принял беглецов и назначил им для обитания долины Чу и Козы-Баши. Известно, что Есен-Бука умер в 866 / 1462 г. Значит, откочевка совершалась до этого времени. Согласно "Тарих-и Рашиди" и "Бахр ал-асрар" (сочинение Махмуда б. Эмира Вали – Н.А.) перекочевка Керея и Джанибека в Могулистан совпала со временем вызова Тимуридом Абу Саидом из Шираза Юнус-хана и отправкой его с войском в Могулистан с целью использовать это войско против брата, Есен-Буки. Известно, что Абу Саид принял Юнус-хана в Герате вскоре после того, как завоевал Хорасан в 863 / 1458-1459 гг., а междоусобная борьба Юнус-хана и Есен-Бука-хана длилась не меньше полутора-двух лет. Следовательно, время откочевки, а точнее, перекочевки Гирея и Джанибека с улусными людьми во владения могульского хан Есен-Буки нужно датировать 864 / 1459-60 гг." [12, 33; 23, 233].

Основываясь на сведениях исторических источников ("Фатх-наме" Шади, "Бахр ал-асрар" Махмуда б. Эмира Вали и др.), Т.И. Султанов считает, что именно в 1459-60 гг. война Абулхайра с политическими противниками еще более разгорелась. Мстя за смерть своего старшего сына Шах-Будаг-султана, Абулхайр-хан перебил "ряд принцев из потомков Джучи в стране Дешт-и Кипчак и рассеял то общество в разных краях". В такой ситуации, по мнению исследователя, и состоялась откочевка Керея и Жанибека [12, 32].

Аргументация Т.И. Султанова, по нашему мнению, убедительна и его датировка времени откочевки будущих казахских правителей в Жетысу вполне приемлема. Дата 864 год хиджры / 28.10.1459-16.10.1460 гг. выведена исследователем на основе сопоставления нескольких исторических фактов, датировка которых известна по историческим сочинениям. Вместе с тем, его аргументы можно более конкретизировать, а некоторые факты иначе интерпретировать.

Итак, согласно компетентным источникам, перекочевка Керея и Жанибека в Жетысу совпала с прибытием в Могулистан Йунус-хана (Юнус-хан), которого сюда направил Тимурид Абу Саид, незадолго до этого установивший свою власть в Хорасане. Встреча Абу Саида и Йунуса не могла произойти ранее 2 октября 1457 г. По достоверным письменным источникам установлено, что Абу Саид, одержав победу над врагами, именно в этот день впервые занял Герат, политический центр Хорасана [22, 134]. Согласно "Тарих-и Рашиди", Тимурид принял его в Герате и поместил его в известном саде "Баг-и заган" [24, 109]. Если даже допустить, что Абу Саид вызвал Йунус-хана из Шираза (персидского Ирака) сразу же после захвата города, то должно было пройти какое-то время между отправкой гонца в Шираз и прибытием Чагатаида в Герат. По "Тарих-и Рашиди", Абу Саид устраивал в его честь царственные пиршества [24, 109], на что ушло также несколько дней. Также должно было пройти некоторое время, прежде чем Йунус мог выступить против Есен-Бука-хана. Тем самым, очевидно, что Йунус мог появиться в пределах Могулистана не ранее ноября-декабря 1457 г. В этот раз он беспрепятственно прошел из Герата до Могулистана.

В Могулистане Йунус-хан не получил поддержки у глав могульских племен. Не оказал ему помощи и Абу Саид, у которого осложнилось положение в Хорасане. Вскоре же после установления его власти в Хорасане против него подняли восстание другие Тимуриды. Абу Саид вынужден был оставить Герат и заняться подавлением мятежа. В городе сразу же установил свою власть другой Тимурид Султан Ибрахим, который вскоре передал трон отцу – Ала ад-Доуле [22, 134]. Разбив основных противников, Абу Саид не вернулся в Герат и зиму 1457-58 г. провел в Балхе, на границе Хорасана и Мавараннахра.

Так не получив никакой помощи, Йунус-хан был разбит в местности Хансалар (около Кашгара) объединенными войсками Есен-Бука-хана и могущественного дуглатского эмира Мир Саййид Али. Причем у Есен-Бука-хана было всего шесть тысяч воинов (по источнику, еще 54 тысяч должны были подойти), а Мир Саййид Али располагал 30-и тысячным войском [24, 112]. Данное сражение следует датировать 1458 годом, последним годом жизни Мир Саййида Али. Согласно "Тарих-и Рашиди", он умер 862 г.х. / 19.11.1457-07.11.1458 гг. [24, 113].

После своего поражения Йунус-хан бежал к Султан Абу Саиду в Хорасан. Тогда это событие могло произойти только после 16 декабря 1458 г., когда "Абу Саид вторично, и на этот раз окончательно, овладел Гератом" [22, 136].

Из текста "Тарих-и Рашиди" следует, что через некоторое время Йунус вновь прибыл в Могулистан. Дату прибытия нужно датировать временем после смерти эмира Мир Саййид Али. Потеря такого влиятельного и могущественного союзника как Мир Саййид Али, несомненно, ослабила политические позиции Есен-Бука-хана. Очевидно, именно этим обстоятельством и намеревался воспользоваться Йунус-хан. Этим также можно объяснить и радушный прием Есен-Бука-ханом Керея и Жанибека, прибывшим как раз в это время в западную часть Могулистана. Как отмечают исследователи, Чагатаид не имел реальных сил для препятствия их перекочевке.

В "Тарих-и Рашиди" отмечается, что во время своего второго прибытия Йунус-хан вынужден был жить в Йеттиканде, так как он "не мог вступить во владения, принадлежащие Исан Буге хану" [24, 116]. Это было следствием обустройства в этом районе группы Керея и Жанибека, которые стали оказывать помощь и поддержку Есен-Бука-хану, что подтверждает и Махмуд б. Эмир Вали [25, 353].

Тем самым, перекочевка Керея и Жанибека в Жетысу не могла состояться раньше 1459 г. Поэтому нет существенных оснований датировать образование Казахского ханства более ранним периодом.

Необходимо остановиться более подробно на следующем моменте проблемы. В 1976 г. в ходе работы этнографической экспедиции в Жамбылской области отечественными этнологами было зафиксировано казахское предание, в котором рассказывалось об откочевке Керея и Жанибека в Жетысу и образовании ими Казахского ханства. Согласно этому преданию, будущие основатели государства откочевали в осенние месяцы года мыши во главе одного тумена подданных из района Сырдарьи и в начале зимы достигли Мойынкума. Перезимовав здесь, весной они провозгласили ханом Керея и назвали сами себя казахами. Керей-хан, который около десяти лет правил в окрестностях р. Шу, был похоронен у горы Хантау. Когда прошло два года со времени его смерти, потомки Керея и Жанибек-султан возвратились в район Сырдарьи [26, 6-12; 27, 78].

К данному преданию часто прибегают историки. Так, например, Б.Б. Карибаев при определении времени образования Казахского ханства весной 1558 г. опирается именно на эту легенду [10, 318]. В настоящей статье нам тоже хотелось бы уделить ей внимание. При  работе с любым новым источником, прежде всего, необходимо удостовериться в аутентичности его сведений. Для этого выделим основные моменты предания:

1. Оно записано в 1976 г.;
2. Керей и Жанибек перекочевали из Сырдарьи в Мойынкум (Жетысу) в начале зимы года мыши;
3. Численность пришедших с ними людей составляла один тумен;
4. Следующей весной после их перекочевки в 1458 г. Керей был провозглашен ханом;
5. Подданные Керея и Жанибека около 1458 г. назвали сами себя казахами;
6. Керей, который около десяти лет правил в окрестностях р. Шу, был похоронен у горы Хантау;
7. Спустя два года после смерти Керея Жанибек и его подданные вернулись в район Сырдарьи.

Итак, рассмотрим все пункты по порядку:

1. Предание было записано в середине 70-х гг. XX в. и это одно заставляет нас усомниться в оригинальности сообщаемых в нем сведений. Как известно, к этому времени были введены в научный оборот почти все основные источники по истории образования Казахского ханства. Так, в 1969 г., т.е. за 7 лет до фиксации легенды, вышел из печати подготовленный казахстанскими и российскими востоковедами известный сборник "Материалы по истории Казахских ханств XV-XVIII вв. (извлечения из персидских и тюркских сочинений)" (сокращенно – МИКХ) [25]. Еще ранее, в 1935 г. С.Д. Асфендиаров и П.А. Кунте издали труд "Прошлое Казахстана в источниках и материалах", где также приводились основные материалы по истории Казахского ханства [28]. И это не говоря уже об огромной исследовательской литературе, основу которой заложили еще историки XIX века. На предание, представляющее большую ценность для исследования истории Казахского ханства и передающееся от отца к сыну, из поколения в поколение, должны были обратить внимание предшествующие историки. Однако ничего о нем не знал даже такой знаток казахского фольклора как Ч.Ч. Валиханов, которому принадлежит специальная работа "Предания и легенды Большой киргиз-кайсацкой орды" [29, 273]. Также предание не было известно историкам начала XX века. По крайней мере, ни у таких специалистов как В.В. Бартольд и М. Тынышпаев, ни у других исследователей, в работах которых рассмотрены вопросы истории Казахского ханства, в частности истории Жетысу, факт наличия этого предания не зафиксирован. Наводит на размышления также и то, что впервые сведения о нем, несмотря на то, что оно было записано еще в 1976 г., появились только в 90-е гг. XX века.

2. Год мыши, который как год откочевки Керея и Жанибека в Жетысу указывается в предании, может соответствовать только 862 году хиджры. Другие близкие к нему годы мыши приходятся либо на 850 г.х. / 1445-46, либо на 874 г.х. / 1469-70 гг. Первая дата слишком ранняя для датировки откочевки, вторая же слишком поздняя. По синхронистической таблице И. Орбели, 962 год хиджры начался 19 ноября 1457 и закончился 7 ноября 1458 г. [30, 179] Тогда приход Керея и Жанибека на территорию Могулистана следует датировать концом 1457 г. Однако это вступает в противоречие с данными письменных источников. Мы приводили выше факты показывающие, что время перекочевки Керея и Жанибека в Жетысу никак нельзя датировать временем до 1459 г.

3. Согласно преданию, Керей был провозглашен ханом уже весной после перекочевки в Могулистан. Исходя из этого, как отмечалось выше, некоторые историки считают, что образование Казахского ханства  нужно датировать весной 1458 г. Если даже не учитывать вышесказанные аргументы, то вряд ли эта датировка приемлема, так как в предании не говорится о включении в промежуток времени от поздней осени 1457 г. до весны 1458 г. новых этнических групп под власть Керея и Жанибека. Тем самым получается, что Казахское ханство было образовано одним туменом казахов. Как известно, один тумен (туман) у тюрко-монгольских народов в период средневековья составлял 10 тысяч человек [31, 406]. Говорить же о государстве с населением в 10 тысяч человек, по крайней мере, не логично.

4. Нельзя также серьезно относиться к утверждению о том, что термин "казах" стал самоназванием группы Керея и Жанибека сразу же после их обоснования в Жетысу. Вполне очевидно, что никто из людей, прибывших из Восточного Дашт-и Кыпчака, не "перенимал" название "казах". Оно утверждалось как этническое самоназвание постепенно в ходе исторического развития, в процессе объединения самого казахского этноса. Так было с кыргызами [32, 21], калмаками и многими другими народами. То, что термин "казах" не был вначале  этническим названием подданных Керея и Жанибека видно из "Тарих-и Рашиди". Так, Мирза Хайдар пишет: "Поскольку вначале они уходили от людей, отделялись от них и некоторое время бедствовали и скитались их назвали казахами. Это имя закрепилось за ними" [24, 33]. Именно на социальное значение этого термина указывает и другой средневековый историк Махмуд б. Эмир Вали, когда говорит: "Так как в [самом] начале [после] прибытия в Могулистан они проводили время в набегах на калмаков и грабежах [их] и на окраинах областей занимались разбоем, к этому народу (тайифа) пристало имя казак" [25, 353]. Только с образованием Казахского ханства термин "казах" приобрел политическое значение (политоним). С уходом же на рубеже XV-XVI вв. в Среднюю Азию подвластных Шибанидам части узбекских племен и объединением под властью казахских ханов оставшихся племен Восточного Дашт-и Кыпчака и Туркестана термин "казах" приобрел этнический оттенок.

5. Если верить упоминанию о том, Керей-хан правил казахами около десяти лет, то его смерть должна датироваться примерно 1468 г. Однако это противоречит материалам письменных источников. Так, например, в исторических сочинениях начала XVI в. имя Керея последний раз упоминается в связи с событиями зимы 878 г.х. / конец 1473 – начало 1474 г. [25, 21, 102; 33, 64; 34, 112-114]

6. Указание на то, что спустя два года после смерти Керея его потомки и Жанибек возвратилась в район Сырдарьи также не находит подтверждения в источниках. Не один из известных нам средневековых исторических сочинений не сообщает о возвращении всей этой группы в район Сырдарьи в 1470 г. Борьба же правителей Казахского ханства с потомками Абулхайра за Туркестан началась еще 1469 г.

Таким образом, учитывая все вышеуказанные обстоятельства, мы полагаем, что к процессу исследования проблемы образования Казахского ханства данное предание не может привлекаться как достоверный источник.

Благоприятные условия для создания Кереем и Жанибеком своего государства возникли после смерти в 1462 г. Есен-Бука-хана, когда основные функции центральной власти в Могулистане, очень ослабленные в последние годы, были окончательно подорваны. Преемником Есен-Бука-хана стал его 17-летний сын Дост Мухаммад-хан, но он не пользовался авторитетом и, следовательно, поддержкой подданных. По характеристике Мирзы Хайдара, он "не относился к числу умных людей, большинство его поступков нельзя было считать разумными и к тому же он ни на минуту не был трезвым" [24, 114]. Это привело к усилению центробежных сил, сепаратизму отдельных могульских правителей. Главный соперник Дост-Мухаммад-хана за трон Могулистана Йунус-хан обосновался в другой части государства, в Йеттиканде, в районе Ферганы. В Кашгаре независимо от Дост Мухаммада стал править могущественный дуглатский мирза Сансиз. Эта политическая нестабильность в Могулистане и отсутствие в нем единого правителя дали возможность Керею и Жанибеку создать на части данной территории свое самостоятельное государство. Следовательно, время образования Казахского ханства следует определить периодом после 1462 г.

В 1977 г. К.А. Пищулиной справедливо отмечено, что Керей и Жанибек "воспринимались современниками в качестве правителей самостоятельного ханства еще до окончательного распада государства Абулхайр-хана и до перехода власти в Центральном и Южном Казахстане в руки казахских ханов в последней трети XV века" [11, 254, 261]. Действительно сведения исторических сочинений  подтверждают, что уже на территории Жетысу в 60-е гг. Керей и Жанибек выступали как самостоятельные правители, и незачем им было пассивно ожидать смерти Абулхайр-хана для создания своего государства. Следовательно, считать, что Казахское ханство возникло только после смерти Абулхайра (1468/69 г.) на территории Дашт-и Кыпчака ошибочно.

Проведенный анализ сведений источников и состояния историографической разработки проблемы показывает, что откочевка Керея и Жанибека в Жетысу могла произойти только в 1458 г. Наиболее приемлемой датировкой данного события является 1459 г. Благоприятные условия для создания Кереем и Жанибеком своего государства создались после смерти Есен-Бука-хана в 1462 г. Единственной датой возникновения Казахского ханства, которая имеется в исторических источниках, является указанный Мирза Хайдаром 870 год хиджры. Нет особых причин не доверять этой приблизительной дате. Согласно синхронистическим таблицам И. Орбели, 870 год хиджры начался 24 августа 1465 г. и закончился 11 августа 1466 г. [30, 180] Тем самым, время возникновения Казахского ханства можно определить периодом с 1462 г. по 11 августа 1466 г. Мы принимаем дату указанную Мирза Хайдаром и считаем, что время образования Казахского ханства вполне можно датировать августом 1465 – августом 1466 года.

Таким образом, в августе 2015 года исполняется 550-лет образованию Кереем и Жанибеком самостоятельного государственного объединения казахского народа – Казахского ханства. В связи с этим необходимо внести эту дату в список юбилейных дат и отметить соответствующим образом. Празднование юбилея образования Казахского ханства должно способствовать укреплению казахстанской государственности и патриотизма. Политическая и общественная значимость грядущего юбилея, как совершенно справедливо отметил известный историк Т. И. Султанов, заключается, прежде всего, в том, что Казахское ханство было первым в Центральной Азии национальным государством, созданным ныне существующим народом, а не его предшественниками или историческими предками [12, 37].
 

Источник: http://www.iie.kz/?p=4051


ЛИТЕРАТУРА:

1. Султанов Т.И. Некоторые замечания о начале казахской государственности // Известия АН КазССР. Серия общ.наук. 1971. №1. – С. 54-57.
2. Акишев К., Хабдулина М. Казахское государство XV – XVI вв.: этническая территория, памятники культуры. Евразийское сообщество: общество, политика, культура. №1 (21), 1998. – С. 130-141.
3. Хасенов Ә. Қазақ хандығы қай жылы құрылды? // Қазақ тарихы. №1. 1993. 41 б. – 38-41 бб.
4. Хасенов Ә. Қазақ тарихының 5000 жылдық баяны. А., 1996. – 296 б.
5. Тынышпаев М. История казахского народа. Составители и авторы предисловия проф. Такенов А.С. и Байгалиев Б. А.-А., 1993. – 224 с.
6. С. Жолдасбайұлы. Жетісу тарихы. (XVI-XVIII ғғ.). (Тарихи және палеоэтнологиялық зерттеу). Алматы, 1996. – 300 б.
7. Мағауин М. Қазақ тарихының әліппесі. Деректі тоғам. А.-А., 1994. – 239 б.
8. Салғарин Қ. Анығына жетіп, ақиқатын айтайық // Қазақ тарихы. №1. 1993. – С 43
9. Кәрібаев Б.Б. Мұхаммед Хайдар Қазақ хандығының құрылуы туралы // Материалы Международной научно-теоретической конференции, посвященной известному ученому-историку  Мухаммед Хайдар Дулати (1499-1551). Тараз, 1997. – С. 185-194
10. Кәрібаев Б.Б. "Тарихи Рашиди" шығармасындағы кейбір оқиғалар датасының дәлелсіздігі туралы // Проблемы древней и средневековой истории Казахстана. Материалы II Международных чтений по творчеству Мухаммеда Хайдара Дулати. Тараз, 1998. А: Дайк-пресс, 1999. – 350 с.
11. Пищулина К.А. Юго-Восточный Казахстан в середине ХIV – начале ХVI веков (вопросы политической и социально-экономической истории). А.-А., 1977. – 288 с.
12.  Султанов Т.И. О первом казахском государстве (к 525-летию Казахского ханства) // Кунсткамера. Этнографические тетради. 1995. Вып. 8-9.  – С. 31-38.
13. Кляшторный С.Г., Султанов Т.И. Государства и народы Евразийских степей. Древность и средневековье. СПб., 2000.  – 320 с.
14. Караев О.К. Чагатайский улус. Государство Хайду. Могулистан. Образование кыргызского народа. Бишкек, 1995. – 160 с.
15. Данияров К. Альтернативная история Казахстана. А., 1998.
16. Чулошников А.П. Очерки по истории казак-киргизского народа в связи с общими историческими судьбами других тюркских племен. Оренбург, 1924. – 294 с.
17. Ибрагимов С.К. К истории Казахстана в XV в. // Вопросы филологии и истории стран советского и зарубежного Востока. Ред. И. Орбели. Москва, 1961. – С. 172-181.
18. Howorth H.H. History of the Mongols From the 9th to the 19th century. Pt. II. The so-called Tartars of Russia and Central Asia. Division II. London, 1880. Микрофильм. 237 кадр.
19. Петров К.И. Киргиз-кипчакские отношения (к вопросу об этногенезе и переселении киргизов) // Изв. АН КиргССР, Серия общ.наук. 1961. Т. III. Вып. 2 (история). Фрунзе, 1961. – С. 81-105.
20. Вельяминов-Зернов В.В. Исследование о Касимовских царях и царевичах. СПб., 1864. Ч.2. – 498 с.
21. Вяткин М.П. Очерки по истории Казахской ССР. Том первый. С древнейших времен до 1870 г. Москва, 1941. – 368 с.
22. Ахмедов Б.А. Государство кочевых узбеков. М., 1965. – 195 с.
23. Кляшторный С.Г., Султанов Т.И. Казахстан. Летопись трех тысячелетий. А., 1992. – 375 с.
24. Мухаммед Хайдар Дулати. Тарих-и Рашиди. Перевод с персидского языка А. Урунбаева, Р.П. Джалиловой, Л.М. Епифановой, 2-е издание дополненное. А., 1999. – 656 с.
25. Материалы по истории Казахских ханств XV-XVIII вв. (извлечения из персидских и тюркских сочинений). Составители: С.К. Ибрагимов, Н.Н. Мингулов, К.А. Пищулина, В.П. Юдин. А.-А., 1969. – 652 с.
26. Елеуұлы М. Шу өңір: Аңыз бен тарих // Вестник КазГУ. Серия историческая. 1996. №3. 6-12-бб.
27. Елеуов М. Шу мен Талас өңірлерінің тарихи-мекендік аңыздары // Вестник КазГУ. Серия историческая, №9. А., 1998.
28. Прошлое Казахстана в источниках и материалах. Сборник I (V в. до н. э, XVIII в. н. э.). Под ред. С. Д. Асфендиарова и проф. П. А. Кунте. Москва-Алма-Ата,1935. – 298 с.
29. Валиханов Ч.Ч. Собрание сочинений в пяти томах. Т. 1. А.-А., 1984. – 431 с.
30. Орбели И.А. Синхронистические таблицы хиджры и европейского летоисчисления. Москва-Ленинград, 1961. – 288 с.
31. Будагов Л.З. Сравнительный словарь турецко-татарских наречий. Т.1. СПб., 1869. – 810 с.
32. Абрамзон С.М. Киргизы и их этногенетические и историко-культурные связи. Ленинград, 1971. – 403 с.
33. Шейбаниада. История монголо-тюрков на джагатайском диалекте, с переводом, примечаниями, изданная И. Березиным. Библиотека восточных историков, издаваемая И. Березиным. Т. 1. Казань, 1849. – 432 с.
34. Султанов Т.И. Кочевые племена Приаралья в XV-XVII вв. (вопросы этнической и социальной истории). Москва, 1982. – 134 с.

14 сентября 2014      Опубликовал: admin      Просмотров: 4525      

Другие статьи из этой рубрики

Э.Ш. Хуршудян. Путь к премудрости Востока: персидские рукописи в Казахстане

В этом году в Алматы вышла в свет книга "Каталог персидских рукописей" под редакцией известного казахстанского ученого, востоковеда-ираниста доктора Сафара Абдулло. Настоящее издание посвящено описанию рукописей на новоперсидском языке из фондов Нацио­нальной библиотеки Республики Казахстан. Основываясь на тщательном и высоко­профес­сиональном исследовании рукописных памятников из казахстанских собраний, доктор Сафар Абдулло своей работой внес неоценимый вклад в исследование персидской рукописной книги, тем самым, положив начало систематическому изучению персидских рукописей в Казахстане. Это явилось знаменательным событием в казахстанской научной и культурной жизни Казахстана.

Ж.М. Тулибаева. Персоязычные источники по истории казахского народа XIV–XV веков

Начиная с XI в. обширная территория от Днестра и северных берегов Черного моря до Иртыша и озера Балхаш носила название Дешт-и Кипчак. Западный Дешт-и Кипчак простирался с востока на запад от Яика до Днестра, а с юга на север – от Черного и Каспийского морей до г. Укека. Восточный Дешт-и Кипчак занимал земли от Иртыша до Яика и от озера Балхаш и низовьев Сырдарьи до Тобола. В XIII в. Дешт-и Кипчак вошел в состав улуса Джучи (Золотая Орда), основная масса населения которого состояла из тюркских и монгольских кочевых родов и племен.

С.К. Ибрагимов. «Михман-намеи бухара» Рузбехана как источник по истории Казахстана XV—XVI вв.

Среди сочинений среднеазиатских авторов, имеющих отношение к истории Казахстана XV—XVI вв., особое место занимает труд Рузбехана "Михман-намеи Бухара". Абулхаир Фазлаллах бен Рузбехан бен Фазлаллах ал-Хунджи ал-Исфагани родился в 60-годах XV в. и большую часть своей жизни провел в Ираке. По своим религиозным убеждениям он был воинствующим суннитом. Поэтому, когда в 1502 г. Ирак был завоеван шахом Исмаилом Сефеви, устроившим массовое избиение суннитов, Фазлаллах бен Рузбехан бежал в Хорасан. Здесь он вошел в число придворных литераторов одного из последних тимуридов Султан-Хусейна. В начале XVI в., когда войска Шейбани-хана разрушили империю тимуридов, он переходит на его сторону и становится одним из его приближенных. Получив блестящее по своему времени образование в области мусульманской теологии и законоведения, Разбехан написал ряд трудов на персидском и арабском языках.

О старом названии Алма-Ата. Часть III.

Слово яблоко существует во всех индо-европейских (и.-е.) языках. Для названия яблока и яблони существовало и.е. слово *abel (восстановление Дыбо), *ablu-aplu (восстановление Рона-Тас) может быть реконструирована для и.е. языка (от него нем. Apfel, рус. яблоко, лит. abuolis, лат. топоним Abella, кельт. avallo, aval). Греки называли яблоко mhlon и яблоню mhlea, по-албански яблоко – mollе, по-латински mаlus "яблоня", а хеттское название – šamalu. Сюда же может быть отнесено санс. amla "кислый". Если сравнить все эти слова, то можно прийти к выводу, что все индоевропейские слова могли быть общего происхождения, если бы исходной формой была *amal.

Атыгаев Н.А. Время образования Казахского ханства: некоторые аспекты проблемы в историографии и в источниках

Становление и развитие государственного суверенитета Казахстана актуализировали многие проблемы истории государствообразующего этноса – казахского народа. В новых условиях повышенный интерес у общественности и ученых-обществоведов вызвали вопросы, связанные с историей развития государственности на казахской земле, определением ее истоков и динамики развития. Одним из важных этапов эволюции государственности на территории Казахстана является период существования средневекового государства казахского этноса – Казахского ханства.
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов