Статьи
 

© Ж.М. Тулибаева,
доктор исторических наук,
заведующая кафедрой регионоведения ЕНУ имени Л.Н. Гумилева

Бухарские и кокандские источники по истории казахов и Казахстана

Оригинальный текст: //  Тулибаева Ж.М. Персоязычные источники по истории казахов и Казахстана XIII-XIX вв. Астана: ЕНУ, 2006. - С. 154-180.

Бухарские источники

В Бухаре в XVIII в. создается ряд исторических сочинений, имеющих большую ценность для изучения истории Бухарского ханства [1, 41]. Одним из таких источников является труд Мухаммада Вафа Карминаги "Тухфат ал-хани" ("Ханский подарок"). Сочинение известно также под названием "Тарих-и Рахим-хан" ("История Рахим-хана").

Полное имя автора труда – Мухаммад Вафа ибн Мухаммад Захир Карминаги, однако, он более известен под именем Казий Вафа. Относительно биографии Казия Вафа мы располагаем скудными данными, которые известны главным образом из его сочинения. Казий Вафа родился в 1685 г. При Убайдаллах-хане (1702-1711) занимал пост библиотекаря (китабдар). По-видимому, на этой должности он оставался и при Абу-л-Файз-хане (1711-1747). Судя по тому, что  деятельность Мухаммад Рахима (1753-1759), положившего начало новой династии в Бухаре, описана весьма подробно, автор труда был близким ко двору человеком.

Казий Вафа получил хорошее традиционное образование. Был хорошо знаком с классической персидской литературой, владел арабским языком, писал стихи. В сочинении встречаются стихи, написанные автором под псевдонимом (тахаллус)  "Шухрат". Казий Вафа известен, главным образом, как автор труда "Тухфат ал-хани", написал ли он другие сочинения, нам не известно.

Казий Вафа писал свой труд почти вплоть до года смерти, т.е. "Тухфат ал-хани" был завершен в 1759 г. Сочинение написано на сложном по стилю среднеазиатском фарси, полно необычных длиннот, состоящих из множества цветистых и витиеватых оборотов, пересыщенных гиперболами, сравнениями. Видимо язык сочинения был труден для чтения и для современников, и поэтому "Тухфат ал-хани" при эмире ‛Абд ал-Ахаде (1885-1910) был переработан и изложен более простым и доступным языком. Автор сокращенного варианта - Мирза ‛Абд ал-Кадыр Кеши.

Нам не известны причины, побудившие Казий Вафа написать данный труд. Однако, судя по тому, что деятельность Мухаммад Рахима описано весьма подробно, и что он повсюду наделяется чрезмерно высокими эпитетами, превозносятся его достоинства и добродетели, сочинение было написано с целью прославить и возвеличить новую династию, пришедшую к власти – династию Мангытских эмиров.

Казий Вафа не сообщает об использованных письменных источниках, но можно не сомневаться, что в основу "Тухфат ал-хани" легли личные впечатления автора и рассказы современников.

К сочинению имеется "приложение", оно было написано по приказу Данийал-бия аталыка (1759-1785), дяди и преемника Мухаммад Рахим-хана. Автором приложения является  дамулла Алим-бек ибн Нийазкули-бек ишан из Карши. Алим-бек ибн Нийазкули-бек ишан называет основное сочинение "первой частью", из чего видно, что он рассматривал основное сочинение и свое "продолжение" как одно произведение. Сведениями о жизни и деятельности Алим-бек ибн Нийазкули-бек ишана мы не располагаем.

Основное сочинение содержит историю Бухарского ханства с 1722 г. до 1759 г. и посвящено деятельности полновластного аталыка Бухары при Абу-л-Файз-хане (1711-1747) Мухаммад Хаким-бия и в особенности его сына Мухаммад Рахима. Основное сочинение оканчивается, как уже говорилось выше, текстом хронограммы на смерть Мухаммад Рахима. "Продолжение" охватывает историю ханства при втором его мангытском правителе Данийал-бий аталыке (1759-1785). Рукопись имеет предисловие и 70 подразделов текста, начинающихся словами: зикр, гуфтар, байан.

"Тухфат ал-хани" является старейшим памятником бухарской историографии мангытского периода. Хотя главное внимание в нем уделено военной и политической деятельности правителей, при внимательном изучении источника обнаруживаются многочисленные данные социально-экономического и этнографического характера. Сочинение содержит богатый фактический материал о местах расселения узбекских племен, государственном аппарате, политических взаимоотношениях Бухарского ханства с соседними государствами: Афганистаном, Ираном, Ташкентским владением, Кокандским ханством и Кашгаром.

Труд Мухаммад Вафа Карминаги "Тухфат ал-хани" – важнейший исторический памятник и источник по истории взаимоотношений казахов с Бухарским ханством в XVIII веке. В начале XVIII в. Бухарское ханство состояло из отдельных независимых владений кочевых и полукочевых племен во главе с эмирами, между которыми развернулась острая борьба за власть. С особым ожесточением боролись две влиятельные группировки – мангыты и кенегесы. Победа оказалась на стороне мангытов, и Ибрахим-бий кенегес вынужден был удалиться в Шаршаузский вилайет, где становится полновластным правителем восточной половины ханства. После неудачного похода на Бухару, он обращается за помощью к казахским султанам Старшего жуза [2, л.16б-18б]. И те со своими племенами в течение семи лет опустошали области Самарканда, Бухары, Шахрисабза, Карши, дойдя до Гиссара и Куляба.

Весной 1723 г. калмыки начали вторжения в Южный Казахстан и Среднюю Азию. В том же году калмыками были завоеваны Ташкент, Сайрам, Туркестан. В источнике приводятся факты совместных выступлений казахов и жителей Ташкента против калмыков [2, л.158а-161а].

В 1753 году Мухаммад Рахим Мангыт вступил на бухарский престол с титулом эмира. На всем протяжении своего правления эмир Мухаммад Рахим вел беспрерывную борьбу с отдельными мятежными эмирами. В междоусобицу в Бухарском ханстве были вовлечены и казахские племена Дешт-и Кипчака.

Правитель Нураты Тагай Мурад-бий из племени буркут заключил военный союз с казахскими султанами из Дешт-и Кипчака в борьбе против эмира Мухаммад Рахима [2, л.129а-132а.]. Участвуя в феодальных междоусобицах, казахские султаны преследовали и свои цели, в частности, захват военной добычи.

В "Тухфат ал-хани" приводятся ценные сведения по административному устройству ханства, о различных налогах и повинностях. Эти сведения можно отнести также к социально-экономическому состоянию казахского общества того времени, поскольку при Мухаммад Рахиме Туркестан с прилегающими к нему казахскими районами   были завоеваны Бухарой [2, л.153а-155б]. Весьма ценны сведения "Тухфат ал-хани" о взаимном военном союзе эмира Бухары с ходжами Ташкента и казахскими племенами Ташкентского вилайета [2, л. 160б-172б.].

Интересные данные по истории казахов содержатся в "Рассказе о событиях в вилайете Хорезм и о бегстве Гаиб-хана  в сторону Дешт-и Кипчака в улус казахов и об обращении эмиров Хорезма после вражды друг с другом ко двору великого повелителя мира" [2, л. 286б]. Заслуживает внимания тот факт, что Гаиб-хан (1747-1757), сын Бахадура, хана Младшего жуза, находился на службе у Надир-шаха. Мухаммад Вафа Карминаги пишет: "В первые дни новолуния (июль 1747 г.) достойнейший из людей, известный величием, могущественный повелитель Гулам Гаиб-хан, сын Бахадур-хана казаха, по приказу шаха Ирана находился в городе Тусе. После падения государства Надир-шаха хорезмийцы, позвав его на царство, для устройства государственных дел, управления делами войска и подданных, посадили на трон страны и престол правления. Жители и приближенные той страны [свои] большие и малые дела, подчинив его приказу, с усердием приверженцев подпоясались поясом службы его высокому положению и могуществу. Гаиб-хан, подтвердив предыдущие связи, справедливость и союзные отношения ко двору Миродержца, время от времени посылал послов к подножию престола эмира. И его посланники доносили высокому трону [эмира] известия о покорности и приверженности, распространенное в этом государстве" [2, л. 286б].

Гаиб-хан попытался восстановить авторитет ханской власти, и с этой целью перебил наиболее влиятельных эмиров узбекских племен, в том числе Хураз-аталык мангыта [2, л. 287аб]. Однако его попытка не имела успеха, а введение тяжелого чрезвычайного налога вызвало смуту в ханстве, и Гаиб-хан был вынужден бежать в Дешт-и  Кипчак.

Сохранилось большое количество списков, хранящихся в рукописехранилищах гг. Ташкента, Душанбе, Санкт-Петербурга, Казани [3, 308]. В Рукописном фонде Института востоковедения АН Узбекистана имеется 10 списков "Тухфат ал-хани" [1, 43-44]. Список под № 2721 (295 лл.), переписан в 1903 г. Наиболее полный из всех существующих списков, написан четким бухарским насталиком, содержит основное сочинение и "продолжение". На основании особенностей этих списков можно выделить два вида списков: к первому относятся тексты, содержащие только основное сочинение - № 5359/11; № 3530; № 1508; № 2604; ко второму - тексты, имеющие "продолжение" - № 2721; № 16; № 4356; № 4263; № 5360; № 5062. Начало и окончание основного сочинения во всех рукописях одинаковое. Во всех рукописях сочинение оканчивается текстом хронограммы на смерть Мухаммад Рахим-хана, составленной Казий Вафа.

А.З. Валидовым был сделан первый шаг по описанию "Тухфат ал-хани" и переводу отдельных его отрывков на русский язык. В 1915 г. в Протоколах Туркестанского Кружка Любителей Археологии он опубликовал текст оригинала и перевод главы: "Повествование о походе Великого эмира на Ура-Тюбе" под названием "Некоторые данные по истории Ферганы XVIII столетия" [4].

Д. Мирзоевым был переведен отрывок о столкновении Мухаммад Рахим-бия с кызылбашами Серахса в 1747 г. [5] В 1988 г. был опубликован перевод  Н.К. Норкулова – "Рассказ о походе завоевателя стран эмира [Мухаммад Рахима] на Самарканд и Ургут и захвате им некоторых крепостей тех [вилайетов] благодаря поддержке Аллаха"  [6].

Полный перевод "Тухфат ал-хани" не выполнен и поныне. А.А. Семеновым был подготовлен к изданию русский перевод всего сочинения под названием "Ханский подарок", однако автору не удалось осуществить свой замысел, судьба перевода неизвестна.

Из источников типа всеобщей истории следует отметить сочинение "Тадж ат-таварих" ("Венец летописей"), составленное Мухаммад Шарифом ибн Мухаммад Наки. Даты жизни и смерти автора нам не известны. Одно время Мухаммад Шариф ибн Мухаммад Наки служил у Надир-шаха (1736-1747), сопровождал его в походах на Бухару и Хиву и был назначен начальником бухарского отряда в составе иранских войск.

Автор приступил к составлению настоящего сочинения по желанию бухарского эмира Хайдара (1800-1826). Труд был завершен к концу первого же года правления эмира, т.е. 30 ноября 1800 г. [7, л. 35а].

Сочинение составлено по традиционной схеме изложения всеобщих историй – с древнейших времен до 1300 г.   Большое внимание в "Тадж-ат-таварих" уделено истории династий, правивших на территории Мавераннахра, в связи, с чем рассматриваемый труд является ценным источником для изучения среднеазиатских ханств в XVII-XVIII вв. М.А. Абдураимов справедливо отмечает, что "эта часть труда представляет большой интерес, поскольку автор приводит данные, не встречающиеся в официальной историографии Аштарханидов. В отличие от других авторов, он более подробно сообщает о народных восстаниях при Аштарханидах". Главы, посвященные Мангытам, написаны Мухаммад Наки по его личным наблюдениям и рассказам современников, что придает особую весомость сведениям Мухаммад Наки, как очевидца и участника описываемых событий. Источниками для компилятивной части сочинения послужили такие сочинения, как "Тарих-и Муким-хани" Мухаммад Юсуфа-мунши, "Убайдаллах-наме" Мир Мухаммад Амини Бухари, "Тарих-и Абу-л-Файз-хан"  ‛Абд Рахмана Тали и др.

В предисловии содержится краткая сводка данных по некоторым разделам всеобщей истории, главным образом по истории тюркских и монгольских племен Средней и Центральной Азии. Далее излагается история Чингиз-хана и его потомков, история Шейбанидов, история Аштарханидов, история Мангытов.

В главе, посвященной истории Чингизидов (л. 77а-87а), автор останавливается на генеалогии Мангытов по женской и мужской линиям, связывая её с одной стороны с домом Чингизидов, с другой – с семейством пророка Мухаммада, с целью обосновать законность и священность власти в Бухаре Мухаммад Рахим-хана.

Отдельные части произведения состоят из сказаний [гуфтар], повествований [дастан], рассказов [зикр], описаний [байан].

"Тадж ат-таварих" – ценный и малоисследованный источник по истории Средней Азии XVIII в. Сведения из сочинения по истории казахов привлекаются впервые. Мухаммад Шариф ибн Мухаммад Наки сообщает об участии казахов в междоусобных распрях в Бухарском ханстве, о союзных отношениях с одними Мангытами в военных действиях против других [7, л. 238б-258б]. Данные о казахах подтверждают и дополняют сведения "Тухфат ал-хани" Мухаммад Вафа Карминаги, "Хака‛ик ал-умур" Мир ‛Абд ал-Карима Бухари.

Списки "Тадж ат-таварих" имеются во многих хранилищах рукописей стран ближнего и дальнего зарубежья [8, 1152].

В Рукописном фонде Института востоковедения АН Узбекистана хранится пять списков данного сочинения: №№ 4380 (674 лл.), 1999 (362 лл.), 2092 (536 лл.), 9265 (447лл.), 4363 (177 лл.).

Для истории Казахстана XVIII-XIX вв. определенный интерес представляют сочинения, относящиеся к жанру исторических путевых заметок – записок. Одно из таких сочинений – труд Мир ‛Абд ал-Карима Бухари, более известный под условным названием "История Средней Азии".

Автор сочинения – Мир ‛Абд ал-Карим ибн Мир Исмаил Бухари принадлежал к бухарским саййидам, был назначен "кахйа" (заведовал хозяйством) при Мир Ала ад-Дине в 1804 г., когда последний был отправлен из Бухары послом в Россию. В 1807 г. он сопровождал другого посла из Бухары через Россию в Константинополь. В 1818 г. был назначен на пост личного секретаря бухарского посла в Константинополе, что и дало ему возможность находиться в курсе всех событий. По совету начальника духовного отдела турецкого министерства просвещения Ариф-бека афанди он составил описание стран и городов, по которым проезжало посольство, а также областей Средней Азии и Восточного Туркестана. В 1832 г. ‛Абд ал-Карим Бухари скончался в Константинополе.

Ученые высоко оценивают этот труд, поскольку ‛Абд ал-Карим Бухари был свидетелем и участником многих исторических событий. Источник переведен на французский язык и издан в Париже в 1876 г. Шефером под условным названием "История Средней Азии". Текст сочинения был отпечатан ранее в Булаке в 1873 г. На русском языке сочинение полностью не издавалось, хотя такие востоковеды, как В.В. Бартольд, П.П. Иванов, М.А. Абдураимов, А.Р. Мухамеджанов, Т.Н. Неъматов и многие другие используют сведения, имеющиеся во французском издании Шефера.

В "Истории Средней Азии" описываются события с 1740 г. по 1818 г. Источник представляет собой большую ценность для освещения истории Средней Азии, Восточного Туркестана, Афганистана XVIII – первой четверти XIX вв.

Так как ‛Абд ал-Карим Бухари родом был из Бухары, то, как и следовало ожидать, события в Бухарском ханстве он описывает наиболее точно и подробно. Почти всегда автор указывает мотивы событий и побуждения, руководившие действующими лицами, о характере которых он сообщает интересные и ценные сведения.

Труд ‛Абд ал-Карима Бухари – важнейший исторический источник по истории взаимоотношений казахских жузов со среднеазиатскими ханствами второй половины XVIII в. Сведения о казахах содержатся в следующих главах: Глава 11 "О родословной линии узбекских ханов" [9, 44-66], Глава 12 "Рассказ о Са‛ид амир Хайдаре сыне амира Шах-Мурад-бия" [9, 67-77], Глава 13 "Родословная правителей Ургенча и Хивы" [9, 78-79], Глава 14 "Рассказ о Мухаммад Амин-бие конград инаке" [9, 79-93].

В сочинении содержатся интересные фактические данные о племенах, этнических группах, живших на территории Хорезмского оазиса. В XVIII в. этнический состав ханства был довольно пестрым и состоял из узбеков, туркмен, казахов, каракалпаков и  других народностей. По свидетельству ‛Абд ал-Карима Бухари, "когда наступает зима (племена казахов) перекочевывают на зимовки ближе к границам Бухары, Хивы и Туркестана. Племена шекли, торткара, кырк-мылтык располагаются вблизи Ургенча, племена шомекей, киут, джаппас, кипчак зимуют под Ташкентом, Бухарой, Самаркандом" [9, 87-88].

После подчинения Хиве племена казахов полностью были вовлечены экономически и политически – в феодальную систему ханства. Их взаимоотношения с Хорезмом характеризовались типичными формами феодальной зависимости. За пользование отведенной им землей они обязаны были выплачивать налоги. Один из видов повинностей – воинская – поставка нукеров. По словам ‛Абд ал-Карима, при Ильбарс-хане (1728-1740) находился особый передовой отряд количеством 20 тысяч человек, состоящий из кочевников: туркмен, аральских узбеков и казахов.

Особый интерес для нас представляет та часть труда, где описывается Кипчакская степь, её население и особенности её климата. По источнику можно составить представление о границах Дешт-и Кипчака того периода. Наряду с картиной расселения казахов по территории среднеазиатских ханств, сочинение дает также много сведений о родоплеменном составе казахского населения отдельных районов. Упоминаются различные подразделения племен шомекей, табын, турт-кара, байулы и др. [9, 87-88].

Известны три списка рукописи. Один список приобретен востоковедом Шефером из наследства Ариф-бека. Второй список хранится в Британской библиотеке под шифром  6710. Третий список хранится в Рукописном фонде АН Таджикистана под названием "Хака‛ик ал-умур" ("Истинное положение дел").

Из источников, посвященных истории правления эмира Хайдара, особо следует отметить сочинение "Тарих-и амир Хайдар" ("История эмира Хайдара"). Авторы – Мулла Ибадаллах и Мулла Мухаммад Шариф. Сведениями о жизни и деятельности авторов мы не располагаем.

"Тарих-и амир Хайдар" написан не ранее вступления на престол эмира Насраллаха (1826-1860). По словам самих авторов, сочинение составлено на основании исторических источников, но каких именно, они не указывают. В конце своего труда авторы сообщают, что вторую часть своего сочинения они намерены посвятить эмиру Насраллаху. Осуществили ли свой замысел авторы, нам неизвестно.

Сочинение содержит 81 дастан. Изложение событий начинается с правления Субхан Кули-хана (1630-1702). Второй дастан посвящен истории Надир-шаха. С 7 дастана начинается описание царствования эмира Хайдара от его рождения и заканчивается сочинение сообщением о последних днях и о смерти эмира в октябре 1826 г.

Источник приводит интересные сведения о военных союзах, заключенных между эмиром Хайдаром и казахскими султанами из Туркестана. При эмире Хайдаре началась война с Кокандским ханством из-за Ура-Тюбе, находившегося в вассальной зависимости от Бухары. В 1806 г. в районе Ура-Тюбе состоялось крупное сражение между войсками Хайдара и Алим-хана (1800-1809). Благодаря помощи союзников – ташкентцев и казахских султанов из Туркестана, кокандские войска были разгромлены [10, л. 76а-79б].

В рукописном фонде ИВ АН РУз. хранится единственный известный список рукописи под инв. № 1836 (94 л.).

А.А. Семеновым был подготовлен к печати полный перевод источника, который, к сожалению утерян. Сведения из "Тарих-и амир Хайдар" использованы П.П. Ивановым в работе "Восстание китай-кипчаков в Бухарском ханстве" и даны переводы на русский язык из 8 дастанов  [11].
Большой интерес для нас представляет сочинение "Махазин ат-таква" ("Сокровище благочестия"). Автор труда – Мухаммад Хусайн, сын эмира Шах Мурада, представителя мангытской династии, правившего в Бухаре с 1785 по 1800 гг. В своем труде Мухаммад Хусайн пишет: "…смерть амира Данийала, восшествие на престол амира Ма‛сума и рождение автора этих строк произошло в одно время", т.е. в один год [12, л.32б.]. Вследствие этого, мы можем установить точную дату рождения – 1785 год. После  смерти отца, эмира Шах Мурада в 1800 г., из-за преследований со стороны сводного брата эмира Хайдара (1800-1826), автор был вынужден бежать в Шахрисабз, дальнейшая его судьба неизвестна.

Согласно сочинению, Мухаммад Хусайн окончил медресе в Бухаре, где получил знания арабского и персидского языков. Он обладал обширными представлениями о схоластической системе стихосложения (‛аруз), был знаком с принципами составления хронограмм (та‛рих), логогрифов (му‛амма) и методами их разгадывания [12, л.32б-33б]. До нас дошел только один его труд, написал ли он другие сочинения, неизвестно.

Сочинение "Махазин ат-таква" написано в 1830 г., это стихотворное произведение, в значительной степени автобиографическое. Мухаммад Хусайн, будучи представителем мангытской династии, мог себе позволить относительно свободное изложение и интерпретацию событий. Весьма интересны резкие субъективные отзывы автора о своих современниках. В значительной мере автор описывает современные ему события, ввиду этого "Махазин ат-таква" представляет определенный интерес для изучения истории Бухарского ханства и соседних с ним районов в период правления первых представителей из династии Мангытов последней четверти XVIII – первой четверти XIX вв.

Другая особенность, обусловившая ценность сочинения, связана с наличием в нем рассказов о той роли,  которую сыграли в истории Бухарского ханства ходжи из ордена Накшбандийа. Повествование об их жизни и деятельности представлено в виде отдельных, не связанных между собой рассказов, действие в которых переплетается с событиями из истории всего Бухарского ханства. Ходжи являлись одной из основных политических сил в государстве и их влияние на светскую власть в лице эмира, и государственный аппарат подчас оказывалось решающим.

Сочинение состоит из 673 небольших стихотворных рассказов, из них 273 – без оглавления.
 "Махазин ат-таква" не был еще предметом специального исследования, хотя В.В. Бартольдом была дана высокая оценка данному источнику – "сочинение Мухаммад Хусейна, несомненно, будет признано одним из важнейших источников по истории Туркестана в конце XVIII и в начале  XIX века".

Как уже отмечалось, "Махазин ат-таква" по содержанию автобиографическое сочинение и в силу своего неофициального характера содержит большое количество данных по социально-экономическим отношениям, которым, как известно, не уделяли должного внимания авторы нарративных источников. Сведения о казахах, содержащиеся в сочинении, как и в других источниках, скудны и отрывочны, и, как правило, упоминаются в связи с политическими событиями, происходившими в Бухарском ханстве в XVIII веке. Тем не менее, эти краткие упоминания, при сопоставлении с данными "Тухфат ал-хани" Мухаммад Вафа Карминаги, проливает свет на некоторые стороны взаимоотношений казахов с Бухарским ханством.

Источник раскрывает широкое участие представителей династии казахских ханов в политической жизни Хивинского государства. Многие из казахских султанов возводились в Хиве на ханский престол. В связи с этим на территории Хивинского ханства оказывались определенные группы казахского населения. В "Махазин ат-таква" содержатся интересные сведения об Ильбарс-хане, казахе, правителе Хивы с 1728 по 1740 гг.

После завоевания Бухары в 1740 г. Надир-шах  (1736-1747) предпринимает поход на Хорезм, так как Ильбарс-хан отказался признать зависимость от Ирана. Победа оказалась на стороне иранцев, Ильбарс-хан был схвачен и казнен. Рассказ Мухаммад Хусайна об Ильбарс-хане, о походе Надир-шаха на Хиву дополняют сведения, содержащиеся в "Тухфат ал-хани" Мухаммад Вафа Карминаги.

В бухарских источниках встречается очень мало сведений о торговых отношениях между казахами и жителями среднеазиаских ханств. И поэтому особую ценность представляет сообщение автора о торговле казахов скотом на базарах Ташкента и Ходжента [12, л.232б]. Наряду с этими сведениями упоминаются исторические события, связанные с нашествием калмыков на Дешт-и  Кипчак [12, л.102а-108а].

В настоящее время известны два списка труда Мухаммад Хусайна, хранящихся в Рукописном фонде ИВ АН РУз под  № 51  и  № 2773 (черновик автора).

Определенный интерес для нашей работы представляет сочинение по всеобщей истории под названием "Таварих-и аваил ва авахир" ("История начал и концов [царствований]"). Относительно жизни и деятельности автора мы не располагаем никакими данными. Перед текстом приведено заглавие труда и написано, что некий Му‛ин ад-Дин написал данное сочинение в эпоху эмира Насраллаха (1826-1860).

Автор труда – современник эмира Хайдара и сведения его о событиях правления эмира Хайдара имеют большое значение для изучения этого периода как материалы очевидца. Сочинение написано весьма простым языком, нет головокружительных сравнений и метафор, отсутствует высокопарная витиеватость. Сочинение малоизученное, и к настоящему времени известны три списка труда. Этот источник впервые был введен в научный обиход А.Мухтаровым, который описал рукопись, хранящуюся в Институте языка и литературы АН Таджикистана.

Сочинение начинается с краткого изложения о времени и продолжительности жизни пророков, начиная с Адама, правоверных халифов, имамов и основателей четырех мазхабов, истории Чингизидов, Тимуридов (л. 1б-15а). Далее идет изложение истории Бухары при Шейбанидах (л. 15а – 22а), Аштарханидах (л. 22а – 26б), Мангытах (л. 26б – 60а) [Таварих-и аваил II]. Особое внимание автор уделяет правителям Средней Азии, и поэтому здесь имеется много ценных хронологических дат, касающихся деяний узбекских ханов и султанов.

Сочинение заканчивается описанием восшествия на престол Бухары эмира Насраллаха в 1826 году. В конце труда приложена глава об узбекском племени юз и глава о некоторых потомках Мангытов.
Для нас представляют интерес сведения, содержащиеся в оригинальной части труда, посвященной истории Бухарского ханства при Мангытах [13, л.144б-176а].

В течение конца XVIII - XIX вв. эмиры Шах-Мурад (1785-1800) и Хайдар (1800-1826) вели непрерывные войны с соседними ханствами за расширение границ. На северо-востоке Бухаре принадлежал город Туркестан с прилегающими к нему казахскими районами. При эмире Хайдаре Бухара постоянно подвергалась нападениям со стороны Хивы. Для отражения очередного нападения Мухаммад Рахима, хана Хивы в 1806-1825 гг., эмир Хайдар "выступил на север вилайета в Дешт-и Казак".  В местности Кендерлик-казак произошло сражение между хивинцами и бухарцами. Бухарское войско потерпело поражение [13, л.158б-159б]. После смерти эмира Хайдара в 1826 году разгорелась борьба за престол между его сыновьями. Среди сторонников эмира ‛Умара в сочинении упоминается Тарагай-хан, казах, впоследствии казненный эмиром Насраллахом [13, л.170а-175а].

Таковы некоторые сведения о казахах, содержащиеся в "Таварих-и аваил ва авахир". Хотя эти сведения носят, как обычно, отрывочный характер, все же представляют определенный интерес для изучения истории казахского народа XVIII –первой половины XIX вв.

Из ряда источников, посвященных эмиру Насраллаху (1826-1860) остановимся на сочинении "Фатх-наме-йи султани" ("Султановская книга побед"). "Фатх-наме-йи султани" известна также под названием "Тарих-и амир Насраллах" ("История эмира Насраллаха"). Автор труда – Мухаммад Мир ‛Алим Бухари. Относительно жизни и деятельности автора мы располагаем весьма скудными данными, известными, главным образом, из его сочинения.

Мухаммад Мир ‛Алим Бухари – Бухарский чиновник, служил дабиром у Мухаммад Алим-бека – правителя Хузара, по поручению которого и составил свое сочинение [14, л.4б-5б]. Сочинение написано в 30-е годы XIX в. П.П.Иванов дал высокую оценку сочинению, однако язык сочинения Мир ‛Алима необычайно витиеват и цветист, изложение отличается большой многословностью и множеством риторических украшений.

"Фатх-наме-йи султани" – малоисследованное сочинение. До сих пор верны слова П.П. Иванова, что "труд Мир Алима, также как и большинство других сочинений среднеазиатских авторов XVIII – XIX вв., остается в нашей востоковедной литературе пока неиспользованным". В Институте востоковедения АН Узбекистана хранится в рукописи перевод на русский язык первой части труда, выполненный О.Д. Чехович.

"Фатх-наме-йи султани" состоит из предисловия, 29 глав и байан. Труд начинается с описания событий второй половины XVIII в., где излагаются деяния эмира Шах-Мурада и эмира Хайдара (л.7б-55б). С л.55б следуют рассказы о "победоносной истории" эмира Насраллаха, написанные на основе личных наблюдений. Сочинение заканчивается первыми годами правлениями эмира Насраллаха. В конце сочинения автор говорит, что он предполагает написать второй том, потому что в данное время "пока стоит начало весны государства амира Насраллаха" [14, л.148б]. Осуществил ли свой замысел автор, нам не известно. "Фатх-наме-йи султани" заканчивается походом эмира Насраллаха в Шахрисабз без указания даты.

Автор сочинения подробно останавливается на событиях, происшедших после смерти эмира Хайдара, и на жестокой борьбе за власть, разгоревшейся между эмиром ‛Умаром и эмиром Насраллахом. "Фатх-наме-йи султани" дополняет и подтверждает сведения из сочинений "Тарих-и амиран-и мангитийа", "Тарих-и аваил ва авахир", свидетельствуя о том, что казахи были втянуты в междоусобную борьбу Мангытов.

Известны два списка рукописи. Один хранится в Рукописном фонде ИВ  АН Узбекистана, другой находится в Медине.

Еще одним важным историческим источником является "Гулшан ал-Мулук" ("Цветник царей"), написанный Мухаммад-Йакуб ибн Амир Данийал-бий аталыком, представителем мангытской династии. Время его жизни можно определить лишь приблизительно периодом от 70-х годов XVIII в. до 30-х годов XIX в.

Мухаммад Йакуб известен также как автор другого исторического труда "Тарих-и амиран-и мангитийа" ("История мангытских эмиров") – истории Бухарского ханства под властью Мангытов за период от прихода к власти этой династии до событий 1830 г. Это сочинение по своему содержанию совпадает с последним разделом "Гулшан ал-Мулук". Однако, "Тарих-и амиран-и мангитийа" отличается планом и текстом изложения и поэтому его следует рассматривать как самостоятельное сочинение. Труды Мухаммад Йакуба не только дополняют друг друга, освещая одни и те же факты с разных точек зрения, но каждый из них содержит исторический материал, не встречающийся в другом.

Мухаммад Йакуб – один из 12 сыновей второго правителя из династии Мангытов Данийал-бий аталыка (1759-1785). В силу своего происхождения и социального положения, автор мог позволить себе относительно свободное изложение и интерпретацию событий, чего нельзя ожидать от придворных историографов, от которых традиция требовала восхваления деяний своего повелителя в льстивой и угодливой манере изложения.

Сочинение "Гулшан ал-мулук" было начато в 1829 г. Стиль сочинения выгодно отличается своей деловитой простотой, ясным слогом и обилием фактов, почти всегда датированных. Особенно ценны данные по генеалогии Мангытов и родственной им бекской верхушки. Эти сведения в иных источниках в таком полном виде не имеются.

Автор не называет своих источников, но можно не сомневаться в том, что в значительной степени "Гулшан ал-Мулук" и "Тарих-и амиран-и мангитиййа" написаны на основе его личных наблюдений.
Сочинение содержит краткое изложение всеобщей истории, начиная с пророка Мухаммада и кончая периодом правления первых Мангытов. Большой интерес представляет его последняя часть – от истории Шейбанидов до 1830 г. Особенно  ценным является изложение автором современных ему событий.

"Гулшан ал-Мулук" – ценнейший источник по истории Бухарского ханства последней четверти XVIII в. и первой трети XIX в. Для нас представляет интерес сообщение автора о событиях, связанных с борьбой эмира Насраллаха за бухарский престол. И о казни Насраллах-ханом Тарагай-хана казаха, находившегося на службе у эмира ‛Умара в должности шагирд-пиша и бывшего его сторонником.

В рукописном фонде Института востоковедения АН Узбекистана хранится три списка "Гулшан ал-Мулук": № 12, № 1507/3, № 7420. Сводный текст последней части (начиная с царствования Убайдаллах-хана) по трем рукописям, с русским переводом, примечаниями и указателями был подготовлен в качестве диссертации Д.Г. Вороновским.

Из позднейших источников бухарской историографии можно отметить труды Мирзы Мухаммад ‛Абд ал-‛Азим Сами Бустани, долгое время служившего при бухарских эмирах Музаффаре (1860-1885) и ‛Абдалахаде (1885-1910) в должности мунши (личного секретаря). Его "неофициальная" версия истории Бухары известна под названием "Тарих-и салатин-и мангитийа" ("История мангытских государей"). Настоящий труд был составлен автором после написания им первой, "официальной" истории "Тухфа-и шахи" ("Шахский подарок").

Эти две хроники посвящены одному периоду – правлению династии Мангытов, в основном, времени правления эмира Музаффара (1860-1885), однако они существенно отличаются друг от друга. "Тухфа-и шахи" написана в духе придворных исторических хроник, а "Тарих-и салатин-и мангитийа" имеет ярко выраженную оппозиционную окраску. Это и послужило причиной того, что второй труд Мирза Мухаммад Сами известен как "неофициальная" версия истории [15].

Автор начинает свое повествование от последнего Аштарханида Абу-л-Файз-хана (1711-1747) и доводит изложение до 1906 г., включая русскую революцию 1905 г. События, начиная с эмира Музаффара и до конца сочинения, записаны Мирза Мухаммад Сами на основании личных наблюдений и даже непосредственного участия в них. Вторая часть охватывает историю завоевания царской Россией Ташкента и части Бухарского ханства, а также жизнь ханства непосредственно после этих событий. Эта часть заслуживает самого тщательного изучения, так как из всех известных рукописных материалов она представляет наиболее полное и обстоятельное описание важного исторического периода в жизни среднеазиатских народов.

Наибольший интерес для нас представляют сообщения автора о взаимоотношениях казахов со среднеазиатскими ханствами в XIX в. Из "Тарих-и салатин-и мангитийа" мы узнаем, что в окружении эмира Музаффара находились  казахские султаны: Арслан-торе, Садан-бий, Абулхайр – "ишик-агабаши". Каждому из них было назначено танхо и жалованье.

В Рукописном фонде ИВ АН РУз хранится 4 списка "Тухфа-и шахи": №№ 1458/I; 7419; 2091; 6212. Подробные научные описания списков рукописи содержатся в работах Л.М. Епифановой [16].   
Своеобразным дополнением и хронологическим продолжением труда ‛Абд ал-Карима Бухари является сочинение Мирзы Шамс Бухари "О некоторых событиях в Бухаре, Коканде и Кашгаре". Труд написан в 1860 г. в Оренбурге по просьбе В.В. Григорьева. Сочинение описывает события, происходившие в Бухаре, Коканде и Кашгаре в первой половине XIX в. и написано на основе личных воспоминаний и наблюдений. Записки не имеют целостной структуры и состоят из ряда не связанных друг с другом рассказов-воспоминаний.

Труд Мирза Шамса Бухари известен в научном мире и привлекался в качестве источника для ряда исследований. В 1861 году В.В. Григорьевым был издан текст сочинения, дан его русский перевод с примечаниями [17]. Материал по истории казахов содержится в рассказе, описывающем Туркестан, его жителей, близлежащие населенные пункты и расстояния между ними.

Следующее сочинение "Сийахат-наме-йи Саййид Ахмад Ходжа" ("Дневник путешествия Саййид Ахмад Ходжи"). Название сочинения дано условно. Автор сочинения - Саййид Ахмад-ходжа накиб ибн Мухаммад Йусуф-ходжа родился в 1210/1795-96 г. Приходился двоюродным братом эмиру Насраллаху. Находился на службе при его отце – эмире Хайдаре, в последующем продолжил службу при эмире Насраллахе. Был назначен правителем вилайета Нур-Ата, затем по наследству от отца получил должность накиба Бухары.

Саййид Ахмад-ходжа накиб ибн Мухаммад Йусуф-ходжа, попав в немилость, был вынужден в 1267/1850-51 г. покинуть Бухару и совершить паломничество в Мекку. 

Сочинение представляет собой путевые заметки автора, совершающего паломничество из Бухары в Мекку. Здесь подробно описываются дороги Бухара - Хива – Астрабад – Тегеран – Тебриз – Эрзурум – Трапезунд, а также морской путь, пройденный автором на пароходе из Трапезунда в Стамбул, а оттуда в Египет. В сочинении приводятся любопытные сведения о благоустройстве городов Северного Ирана, Турции, Египта.

Большую часть своего путешествия автор провел в Хивинском ханстве и подробно описал города данного ханства. Труд содержит интересные сведения об исторических лицах, с которыми встречался автор, с такими как хан Хивы – Мухаммад Амином (1261/1845-1271/1855), шахом Ирана – Наср ад-Дином (1264/1848-1313/1896). В рукописном фонде АН РУЗ хранится единственный список рукописи под № 4292.

Сочинение "Тарих-и Салими" ("Салимова летопись") написано в 20-х гг. XX века. Автор сочинения - Мирза Салим-бек ибн Мухаммад-Рахим родился в Бухаре в 1267/1850-51 г. В 1267/1870-71 г. автор сочинения был послан эмиром Музаффаром (1277/1860-1303/1885) в Ташкент для сбора сведений о действиях русских властей. Мирза Салим-бек ибн Мухаммад-Рахим прожил в Ташкенте 12 лет под видом торговца китайским чаем. В 1299/1881-82 г. был отозван из Ташкента и через некоторое время был официально назначен постоянным представителем эмира в Ташкенте. В 1303/1885 г. был назначен амлакдаром (сборщиком налогов) в туманы Хутфар и Самджан и получил чин мирахура. При эмире ‛Абдалахаде (1303/1885-1328/1910) автор в составе бухарского посольства ездил в Петербург. В 1306/1888-1889 г. был назначен миршабом (начальник полиции) Бухары. В дальнейшем получил чин туксабы и управлял различными вилайетами Бухарского ханства. При эмире Саййид ‛Алим-хане (1328/1910-1339/1920) в чине парваначи, занимал должность главного закатчи (или кушбеги-йи пайан), главы всех окружных сборщиков подати – заката. В 1920 г. был арестован, впоследствии отпущен. Умер в Бухаре в 1936 г.

Мирза Салим-бек ибн Мухаммад-Рахим известен также как и автор следующих сочинений – "Кашкул-и Салими ва тарих-и мутакаддимин ва мутааххаррин" ("Дервишская чаща Салими и история древних и последующих времен"), "Ка‛аб ал-Ахбар хикайалари ва хикайат-и ‛Абдаллах ибн ал-Мубарак ва хикайат-и пайгам-и Аллах таала ба Муси алайх ал-салам" ("Рассказы о Ка‛аб ал-Ахбаре, ‛Абдаллах ибн ал-Мубараке и рассказ о ниспослании "Всевышним Аллахом благой вести Мусе").

Сочинение можно условно разделить на две части. Первая часть – компиляция трудов предшествующих авторов, посвящена истории Центральной Азии: Чингизиды; Тимуриды; Шейбаниды, Аштарханиды, Мангиты до  эмира Музаффара.

Вторая часть – оригинальная часть труда, начинается с описания событий правления эмира Музаффара и излагаются события, свидетелем которых был сам автор. Здесь же содержится подробное описание поездки автора в составе бухарского посольства в Петербург.

Автор подробно останавливается на экономических вопросах, описывая административную и налоговую систему Бухарского ханства. О взаимоотношениях с Россией.

В рукописном фонде ИВ АН РУЗ хранится единственный список рукописи под № 2016.
Следующее сочинение "‛Айн ат-таварих" ("Источник дат") было начато в 1288/1871-72 г. Автор труда - Хаджи ‛Абд ал-‛Азим Шар‛и (Сами) Бухари родился в начале 30-х годов XIX в. Умер 15 числа джумада I 1311/25 ноября 1893 г. Хаджи ‛Абд ал-‛Азим Шар‛и (Сами) Бухари был представителем бухарской интеллигенции и занимал в ханстве различные административные должности, преподавал в медресе.

Данное сочинение "‛Айн ат-таварих" является переводом книги "Таквим ат-таварих" ("Хронологические таблицы") турецкого писателя Катиба Челеби (Ходжи Халифа) (ум. в 1068/1657-58 г.) на персидский язык.
Во время работы в Национальной библиотеке Франции (Bibliotheque nationale de France), мною был заказан микрофильм сочинения "Таквим ат-таварих" (Supp. 1739, 126 лл.), который ныне хранится в Национальной библиотеке Казахстана.

Хаджи ‛Абд ал-‛Азим Шар‛и (Сами) Бухари не только перевел данное произведение, но и продолжил его, доведя изложение событий до 1311/1893-94 г. включительно.

Труд состоит из двух томов и содержит изложение событий по годам с первого года "от сотворения мира" по 1058/1648 г. – перевод с труда Катиба Челеби. С 1059/1649 года по 1311/1893-94 год – дополнение самого Хаджи ‛Абд ал-‛Азим Шар‛и Бухари.

Первый том описывает события от "сотворения мира" до 608/1211-1212 г.

Второй том излагает события с 609/1212-13 г. по 1311/1893-94 г.

Описывая события своего времени, Хаджи ‛Абд ал-‛Азим Шар‛и Бухари упоминает военные компании между центральноазиатскими ханствами, годы написания известных сочинений, даты смерти известных лиц и т.п. 

В Рукописном Фонде ИВ АН РУЗ хранится два списка рукописей. Список под инв. № 4216 содержит первый том сочинения, список под № 4217 содержит второй том сочинения.

Сочинение "Тухф-е ахл-е Бухара" ("Подарки бухарцам") написано в 1329/1911 г. Автор сочинения - Мирза Сираджаддин ибн Хаджи Мирза ‛Абдуррауф. "Тухф-е ахл-е Бухара" - это описание путешествия автора, бухарского купца, за границу в конце XIX в. через Россию, его впечатления, разные происшествия, случившиеся с ним в чужих краях и по возвращению в Бухару. Сочинение содержит интересные сведения по описанию городов Южного Казахстана.

В рукописном фонде Института востоковедения АН Узбекистана хранится автограф рукописи.


Кокандские источники

Труд "Мунтахаб ат-таварих" ("Извлечение из историй") завершен раби‛ I 1259/1 апреля – 1 мая 1843 г. Автор сочинения - Хаджи Мухаммад Хаким-хан ибн Саййид Ма‛сум-хан – известный историк, литератор, географ, путешественник и просветитель. Родился приблизительно в 1217/1802-03 г., по другим данным в 1221/1806-07 г. Умер после 1261/1845 г. Хаким-хан родился в знатной кокандской семье. По линии матери он являлся внуком Кокандского правителя Нарбута-бия (1770-1798) и племянником Алим-хана (1798-1810). В детстве Хаким-хан воспитывался вместе с будущим правителем Коканда ‛Али-ханом (1822-1842) [18, 12].

В сочинении описывается семилетнее странствование Хаджи Мухаммад Хаким-хана по различным странам. Рассказ излагается от первого лица.

Сочинение "Мунтахаб ат-таварих" состоит из пяти частей (баб) и 12 отделов (таифа) [19].
"Мунтахаб ат-таварих" важнейший источник по истории Центральной Азии XIX в. Подробно описаны события, происходившие в Бухарском и Кокандском ханствах, Хиве, Афганистане.

В сочинении содержится подробные сведения о странствиях Хаким-хана. Как описывает сам автор, он вместе с караваном выступил в дальний путь. Вооруженный отряд доставил его до Чу, а сам вернулся в Ташкент. Освободившись из-под опеки конвоиров, Хаким-хан почувствовал себя более свободным. Достигнув Таласа, он решил отдохнуть здесь несколько дней. Дальнейший его путь пролегал через степь Бадбахт. Эта дорога была самой трудной из тех, которые приходилось преодолевать Хаким-хану. "Эта степь называется Бадбахт, что  означает "несчастье", "уничтожающая счастье", - писал он [18, 13-16].

Автор подробно описывает эту степь и те трудности, которые ему пришлось преодолеть по дороге по ней. По его словам, в этой степи встречались такие колючки, наступив на которые, животные падали с ног. За все время пути они не встретили даже лужи с водой. Каждый путник вместе с собой на верблюде вез специальный сосуд с водой, каждой капля которой была ценной. Автор в качестве примеров приводит различные истории, подчеркивающие бесценность воды в пустыне. В пути они встречали большое количество диких животных, которые передвигались многочисленными стадами и мешали определить правильный путь. Из-за отсутствия воды тысячи животных погибали, везде валялись их трупы, от зловонного запаха которых было трудно дышать. Когда же знойный день сменяла темная ночь, путникам приходилось переживать еще более страшные мгновения. Им было страшно даже от собственных теней, каждая ветка им казалась кровожадным драконом. Хаким-хан не верил в то, что он сможет преодолеть путь, разлученный со своими близкими, он был удручен и впадал в уныние от злополучной судьбы и несправедливыми издевательствами. Глаза его наполнялись слезами, когда он вспоминал близких. Ведь тогда ему еще не было и двадцати лет [20, 13].

Но за семь лет странствий ему в дальнейшем пришлось преодолевать и более страшные места. Путники уже стали думать, что они никогда не смогут выбраться из этой степи, как неожиданно они вступили на земли  с зелеными лугами и родниками с холодной водой. Путешественникам, пережившим все ужасы пустыни и бедствия от безводья, этот кусок земли показался раем. В этом месте они находились три дня и, передохнув, вновь продолжили путь  и, преодолев большой путь, достигли города Шамай (Семей), находившегося во владении России.

Первым городом во время путешествия Хаким-хана по краям, находившимися в подчинении России, был город Шамай. Как пишет Хаким-хан, От Шамая до Омска было четыре дня пути. Город Семей был построен полковником Ступиным  в 1718 г. Однако город, построенный на берегу Иртыша, несколько раз подвергался наводнению. Поэтому город постепенно был перенесен подальше от реки. С 1745г. город Семей вошел в состав Сибирской губернии, а с 1782 г. город получил статус уездного города. В1797 г. город перешел подчинение Тобольской губернии, а с 1804 г. вошел в состав Томской губернии. В городе по обеим сторонам реки размещались таможня и торговые дома. Здесь купцы из Средней Азии и киргизы занимались торговыми операциями. В 1822 г. город Семей вошел во вновь образованную Омскую губернию. 

На путешественников произвели большое впечатление прекрасная планировка города, широкие улицы и установленным на нем порядком. "Проехав сотни городов России, вы не встретите там осыпавшегося дома или кривых улиц", - пишет Хаким-хан. Его особенно поражали мастерски построенные из дерева дома. Он отдельно отмечает чистоту и порядок в этих домах, обращает внимание на то, что они имеют окна со вставленными в них большими стеклами.

В рукописном фонде Института востоковедения АН Узбекистана хранится семь списков сочинения.

Сочинение "Тарих-и Шахрухи" ("Шахрухова история") известно и под другими названиями: "Таварих-и Шахрухийа" ("Шахруховы истории"), "Тарих-и Саййид Мухаммад Худайар-хани" ("История, посвященная Саййид Мухаммад Худайар-хану"). Сочинение написано в 1288/1871-72 г. Автор сочинения - Мулла Нийаз Мухаммад ибн Ашур Хуканди. "Нийази" ахунд родился в 1217/1802-03 г. Родом из горного Таджикистана. Служил в ханской гвардии Кокандского ханства, принимал участие в военных походах кокандцев в 1844 г. в Семиречье и в 1860-1861 гг. в Туркестан. Оставив военную службу в начале 60-х годов, жил в Коканде [21]. 

Данное сочинение посвящено истории Кокандского ханства со времени его основания Шахрух-бийем (1121/1709-1134/1721-22) до событий 1872 года. При Алим-хане кокандцами был завоеван Ташкентский вилайет. Коканду подчинились казахские роды Старшего жуза, за исключением тех родов, которые слились со Средним жузом, и еще тех, что кочевали в районе Семиречья по бассейнам рек Или и Чу и по северному склону Алатауских гор [22, 84].

При правлении ‛Умар-хана (1809-1822) завоевания Кокандского ханства распространились далеко на север от Ташкента. В результате ряда опустошительных набегов районы Келеса, Арыси, Чимкента, Сайрама и Аулие-Ата были включены в состав Кокандского ханства.

Город Туркестан в начале XIX в. был центром самостоятельного владения хана Токай-торе, находившегося в вассальных отношениях с Бухарским эмиром, и являлся ставкой казахских ханов Среднего жуза [23, 79]. В 1816 г. город был завоеван ‛Умар-ханом. Правитель Туркестана Токай-торе спасся бегством [21, 102]. Владения кокандских ханов расширились за счет казахских земель до Аральского моря и до реки Или. Над казахами Старшего, частью Младшего и Среднего жузов была установлена ханская власть.

Для того чтобы удержать казахов в повиновении, в Казахстане были созданы кокандские укрепления и крепости. По берегам Сырдарьи были основаны такие крепости, как Джаны-Курган, Джулек, Дин-Курган, Ак-Мечеть, Камыш-Курган, Тайчубек и др. Были установлены налоги: закят со скота и харадж с урожая. С каждой кибитки брали по 6 баранов, а с казахов, занимающихся земледелием, половинную часть урожая [21, 101-112].

Завоевание кокандцами Туркестана и прилегающих к нему казахских районов еще более усилило неприязненные отношения между Бухарским и Кокандским ханствами и вызвало последующие войны между ними.

Бухарские войска в 1842 г. заняли и разорили Фергану, но бухарское господство в Фергане было кратковременным. Попытка эмира  Насраллаха, собравшего большое войско, куда входили ополчения из Ташкента и других подвластных Бухаре районов, взять Коканд после 40-дневной осады оказалась неудачной. Через год кокандская власть была восстановлена в Ташкенте, Кураме, Ходженте и Южном Казахстане.

Согласно исследованиям Т.К. Бейсембиева, сочинение "Тарих-и Шахрухи" имеет две редакции. К первой редакции он относит списки, которые были написаны в 1288/1871-72 г., ко второй редакции списки рукописей, написанные в 1290/1873 г. Сочинение написано на основании личных наблюдений автора, устной информации.

Сочинение "Тарих-и джадида-йи Ташканд" ("Новая история Ташкента") имеет также и другое название "Тарих-и велайет-е Ташканд" ("История Ташкентской области"). Труд начат в зульхиджжа 1279 г. хиджры/последняя декада мая 1863 г., завершен в 1305 г./1887-88 гг. [24, 11]

Автор сочинения - Мухаммад Салих домла Рахим Кораходжа угли - крупный ученый-историк; родился в Ташкенте примерно в 1830 году; время смерти неизвестно. Начальное образование получил от своего деда муллы ‛Абдурахим-ходжи (он был имамом мечети Бекмухаммадбий, находящейся в махалле Киёт), затем учился в медресе Бекларбеги и в медресе ходжи Ахрара. Находясь в Коканде (1853г.), Маргилане, Намангане и Оше (1853г.), затем в Бухаре, Самарканде, Карши, Шахрисабзе и других городах, он расширил полученное в медресе образование. Начиная с 1863 г. он стал служить имамом  в той мечете, где ранее имамом был его дед. Одновременно он давал уроки.

Мухаммад Салих был широко образованным человеком. Имел представления о таких науках, как история, география, литература и медицина. Но больше всего он увлекался историей. Он мечтал написать произведения, подобные Самария Абу Тахир-ходжи, посвященное Ташкенту и его истории. Мухаммад Салих работал над своим произведением в течение 25 лет.
 
Сочинение "Тарих-и джадида-йи Ташканд" состоит из двух томов.

Первый том  посвящен истории ислама, истории стран Востока, в том числе Средней Азии, с древнейших времен до XV века.

Второй том посвящен истории Кокандского ханства с конца XV в. до 80-х гг. XIX в. и состоит из трех глав:

Первая глава содержит историю Ферганы с 1526 г. до 1805 г.

Вторая глава посвящена истории Ташкента, Ферганы, Бухары с 1805 г. по 1876 г.

Третья глава посвящена исторической топографии Ташкента, описанию климата, сельского хозяйства, занятий населения города и его окрестностей. В данной главе автор описывает различные природные бедствия – землетрясения, наводнения, свидетелем которого он был. Кроме того, Мухаммад Салих обладал знаниями в области врачевания, разбирался в лекарственных травах и поэтому на страницах своего труда описывает растения Ташкентского вилайета и их лечебные свойства.

В конце сочинения содержится краткая биография автора.

Мухаммад Салих писал свой труд в течение долгого времени. И возможно, некоторые главы писались с большими перерывами. Так, например, предисловие первого тома повторяется в начале первой и второй главы второго тома в расширенном виде. 

В качестве источников, использованных при написании данного труда Мухаммад Салих в различных местах своей книги упоминает следующие произведения: "Тарих-и Шахрухи", "Джами ат-таварих", "Тарих-и Чингиз-хани", "Раузат ас-сафа", "Тарих-и Табари", "Зафар-наме-йи Амир Тимур" ‛Али Йазди, "Тарих-и Муким-хани", "Тарих-и Саййид Раким", "Тарих-и Бабур-хан", "Тарих-и Фаришта-йи Акбаршахи", "Мифтах ат-таварих", "Матла‛ ал-улум", "Тарих-и Кайсар-наме-йи Усманийа", "Тухфат ал-хани", "Каукаб" и др.

Кроме того, Мухаммад Салих во многих местах отмечает, что он "использовал  дошедшие из прошлого рассказы и легенды о великих людях".

 "Тарих-и джадида-йе Ташканд" содержит ценный фактический материал по социально-экономической истории Ташкентского вилайета XVIII - XIX вв. Исторические сведения излагаются в хронологическом порядке, в основном, все события отмечены датами.

В 1576 г. Ташкент вошел в состав владений ‛Абдулла-хана. В 1599 г. казахский султан Таваккул завладел Ташкентом и Самаркандом. В 1612- 1613 гг. Имамкули-хан захватил Ташкент и посадил там наместником своего сына, Искандара. Но жители Ташкента, подняв восстание, убили Искандара. Узнав об этом, Имамкули-хан поклялся мстить за смерть своего сына до тех пор, пока кровь жителей Ташкента не дойдет до стремени его лошади. Взяв город, он произвел страшную резню, после которой в живых остались только старики и дети.

В начале XVIII в. Ташкент становится яблоком раздора между джунгарскими и казахскими ханами. В 30-х годах XVIII в. правитель Ферганы Рахим попытался присоединить Ташкент к своим владениям, который находился под управлением ханов и биев Старшего жуза. Жолбарс-хан был вынужден уступить Рахиму часть территории, входившей в состав Ташкентского вилайета. С 1739 г. городом управлял влиятельный казахский бий – Толебий.

Во второй половины XVIII в. Ташкент присоединяется к Бухарскому ханству. Город был поделен на четыре части со своим правителем и войском, которые постоянно находились во враждебных отношениях к друг другу. Борьба продолжалась до тех пор, пока власть в Ташкенте не была захвачена Юнус-ходжой – правителем Шайхантаурской части города. Юнус-ходжа обнес город стеной и совершил несколько походов на казахов Старшего жуза. Ему удалось отвоевать у Старшего жуза все ташкентские селения и подчинить себе кочевавших в Ташкентском вилайете казахов. Каждый свой поход Юнус-ходжа ознаменовывал целым рядом казней и устраивал большие пирамиды из голов убитых. Казахи смирились, обязались повиноваться и были обложены данью со ста баранов по одной голове.

В 1799 г. кокандские войска выступили против Ташкента. Сначала Юнус-ходже удалось разбить кокандские войска. В 1800 г. Юнус-ходжа присоединил к своим владениям Кураму, расположенную на правом берегу Сырдарьи и до того принадлежавшей Коканду. Однако в 1807 г. Юнус-ходжа потерпел крупное поражение от кокандцев.  В 1810 г. после его смерти правителем Ташкента стал его сын – Султан-ходжа. Алим-хан совершил несколько походов на Ташкент. В конце концов, Ташкент был завоеван и окончательно присоединен к кокандским владениям. Правителем был назначен Са‛ид ‛Алибек. Кокандское правление было отмечено особой жестокостью. У неисправных недоимщиков отбирали детей и продавали в рабство. Не выдержав всех этих притеснений, казахи в 1858 г. восстали против кокандцев. Несколько десятков тысяч вооруженных казахов осадили города – Туркестан, Чимкент, Аулие-Ата. При помощи своего брата Малла-хана Худайар-хану удалось склонить восставших к покорности, предварительно обещав, простить их за бунт и выдать им Мирза Ахмада – правителя Ташкента. Правителем Ташкента был назначен брат Худайар-хана – Султан Мурад.

В 1859 г. Ташкент снова восстал против нового кокандского наместника Дуст Мухаммад Бахадур-баши. Особенной силой отличалось восстание Бешагачской части города. Во главе восставших стоял Рустамбек Казакбай. Восставшие укрепились в медресе Кукальдаш. На крыше медресе были установлены пушки. Дуст Мухаммад отправил к восставшим Нарходжу, представителя высшего духовенства, для их увешивания. Однако он был убит восставшими и Дуст Мухаммад при помощи артиллерии, с большим трудом подавил восстание. Лица, возглавившие восстание бежали в Бухару [25, л.237а-242а].

Сочинение является ценным источником для освещения периода присоединения Средней Азии к России. Будучи непосредственным участником исторических событий своего времени, автор подробно описывает осаду и взятие Ташкента царскими войсками. Из рассказа Мухаммад Салиха становится очевидным, что защитники города Ташкента состояли из нескольких самостоятельно действующих групп: войск регента Алимкула, войск ташкентского правителя и войск Садыка сына Кенесары. Поэтому, на совещании, которое проводилось султанами и Алимкулом после первого сражения на Шур-Тепе, при обсуждении вопроса о дальнейших действиях против русских, также не было единогласия. Кокандцы предлагали сосредоточить все силы в районе города и нанести удар по противнику тут же на месте. Ташкентцы и султан Садык предлагали основное внимание направить на отвоевание Туркестана и других пунктов, затем направить одну группу в сторону Ак-Мечети, другую в сторону Аулие-Ата и поднять все население этих районов [25, л.303а-304а].

В конечном итоге, наличие разногласий, отсутствие необходимой организующей силы разрушило единство рядовых защитников города. По свидетельству Мухаммад Салиха в дни обороны города, если одна часть его населения помогала его защитникам, обеспечивала его продуктами питания, ухаживала за раненными, то другая часть пряталась по домам и к происходившим событиям относилась совершенно безразлично. Автор приводит ряд фактов, когда группы людей, действовали самостоятельно и сами связывались с генералом Черняевым, и посылали к нему в Чимкент своих представителей. Когда же попытка мирного урегулирования отношений с Черняевым не удалась, тогда под видом торговли около 3 000 человек переселились в города, занятые русскими войсками – Чимкент, Сайрам, Туркестан и другие [25, л.305а-306а].

Мухаммад Салих рассказывает, что даже во время боев с противником люди занимались совершенно не тем, чем следовало. Например, когда царские войска, захватив Шур-Тепе развернули наступление, и Алимкул, после отчаянных боев, отдал приказ об отступлении, кокандские войска поддавшись панике, стали беспорядочно уходить в сторону Ходжента и Коканда. Отдельные люди, воспользовавшись начавшимися беспорядками, начали грабить и захватывать ценности. Желая скрыть свои преступления, они через своих людей сообщили, что казна ограблена чернью. В самый решающий момент некоторые предводители кокандцев покинули поле боя, выехали из Ташкента в Коканд. После занятия Ташкента царскими войсками, во главе управления городом стал сам Черняев.

Хотя Мухаммад Салих посвятил свой труд истории города Ташкента, он описывает ее историю в неразрывной связи с историческими событиями, происходившими в Средней Азии, включая историю Дешт-и Кипчака.

Для нас представляет особый интерес третья глава второго тома сочинения. Она написана на основе личных наблюдений автора, рассказов его современников. Мухаммад Салих был участником и очевидцем многих описываемых событий.

Заслуживает внимания третья глава источника, содержащая богатый географический материал, в том числе многочисленные данные путешествия Мухаммад Салиха по Ташкентскому вилайету. Рассказывая о вилайет Чимкент, Мухаммад Салих отмечает, что Чимкент "Лашкар Бегларбеги обустраивал, базар и караван-сарай построил. В окрестностях этого города [растение] дармане растет. То лекарство врачи для [лечения] болезней применяют и то растение редкостное. Кроме того, его [растение] вывозят из этих областей во все страны. Некоторые говорят, что в книге по медицине писали [про] дармане, что редкостное [растение] и не в каждой области встречается… В нынешнее время люди называют то [растение] кара осмон" [26, 536].

Мухаммад Салих, описывая уклад и быт населения Ташкентского вилайета, одновременно останавливается на описании географического и климатических условий Дешт-и Кипчака. Особенно ценными являются сведения по описанию городов Туркестана, Сайрама, Сыгнака, Аулие-Ата. Автор сочинения пишет: "В окрестностях [вилайета] Ташканд город Сайрам [расположен], которого в летописях упоминали как Бизаб, Асбиджаб и Сарайам. От этого города до города Ташканд двенадцать фарсахов пути. Мечеть Идрис, да будет над ним благословение божье в той местности [находится]. Там же могила Казия Бизобий и в том городе родился Хазрат Ходжа Ахмад Ясауи…  Благословенная могила Хазрата Арслан Баб в той местности, вблизи реки Сейхун [расположена] и это место паломничества всех тюрков Дешт-е Кипчака. Обычно купцы этих областей там останавливаются, чтобы совершить паломничество и просить помощи и благословения от той святой особы. В вилайете Сарйам могилы святых Шайхов множество имеется, и говорят, что в древние времена какой-то мужественный и отважный человек прибыл в эту местность для поклонения [святым] покойным. Для своего животного вбил кол в землю и послышался голос – "Люди неразумные и невидящие, в голову кол вбивают. Что с вами случилось, имея глаза, вбиваете кол, неужели нет другого свободного места, кроме святых могил" [26, 534-535].

Автор, описывая вышеназванные города, упоминает также исторические события, касающиеся их, имена их правителей, роль вышеупомянутых городов в политической, экономической и культурной жизни  населения Ташкентского вилайета. Мухаммад Салих так описывает данные города: "От крепости Чимкент до Сарйам (Сайрам) больше чем один фарсах. От крепости Чимкента до вилайета Ташканд 12 фарсахов пути. [Следующая] крепость Хазрата властелина мудрецов Ходжи Ахмад Ясауи. Их гробница в том вилайете находится. От вилайета Ташканд до крепости Туркестан 30 фарсахов пути. Среди жителей Мавераннахра, Ферганы и Дешт-и Кипчака крепость Туркестан почитаема. Над местами погребения Амир Тимур Сахибкиран воздвиг сооружения каменные, изразцовой работы, просторные и высокие. Описания тех сооружений еще ранее, в этой летописи многократно упоминалось.

И еще чудодейственные травы и залежи минералов имеются. В гористой местности того вилайета находили столько магнита, что если его тратить до прекращения высокого рода падишахов мира и то не истратишь. Другое [чудо] золотой песок Туркестана, который называют риг-е алтун, и [он] знаменит и известен. Много рудников свинца, олово, мрамора, серебра, золото, соли [есть]. Жители государства [их] добывают и какое-либо уменьшение [запасов] не обнаруживается.

Из разрушенных древних городов [находится] вилайет Отрар. В его окрестностях Амир Тимур Сахибкиран, в том городе переселился в мир иной, что еще прежде в монограмме этого дивана в свое время с описанием всех событий упоминалось. И еще город Сабран, в настоящее время разрушен. Также город Сыгнак… В восточной стороне Дешт-и Кипчака также [имеются] города разрушенные и удивительные, признаки полезных ископаемых, источники, горы, озера, бескрайние пустыни. А населенные области его следующие. От крепости Чимкент до крепости Аулие-Ата … 22 фарсаха пути. Из разрушенных и малонаселенных [находятся] селение Суклук и селение Алмалиг. Еще крепость Ашфаре, которая известна по летописям "Зафар-наме" и другим" [25, 536-538].

В сочинение имеется сведение о землетрясении в Алматы, которое произошло в 1887 г. "Крепость Алмати в нынешнее время до предела населена… непрерывно шло строительство. В 1304 году (1887 г.) седьмого рамазана благословенного произошло [там] землетрясение. Дома и деревья повалились на землю, сдвинулись горы и ручьи растеклись в разные стороны и зловоние поднялось из-под земли. Люди до 15 дней не могли [подойти] ближе, чем один фарсах (8-9 км), и не имели возможности вынуть с земли [свои] имущество и припасы. Таким образом, мы описывали это событие еще ранее на полях рукописи в разделе происшествия" [26, 538].

В рукописном фонде Институте востоковедения АН Узбекистана хранится оригинальная рукопись произведения Мухаммада Салиха под № 7791. Там же хранятся две копии авторской рукописи (№ 11072, № 11073), переписанные в 1936 г. писарем Набира-ходжой ибн Са‛ид-ходжой, а так же имеется экземпляр, переписанный научным сотрудником института Абдуллой Насыровым (№ 5732). Список рукописи под № 11072 содержит первый том "Тарих-и джадида-йе Ташканд" и первую половину второй главы второго тома. Текст прерывается на событиях, связанных с взятием Ташкента русскими войсками. Содержание списка рукописи под № 11073 включает вторую половину второй главы и всю третью главу. Список под № 5732 включает только второй том сочинения и переписан в 1940 г.

Сочинение "Хуласат ал-ахвал" ("Резюме обстоятельств [жизни]") написано в 1282 г./1865-66 г. в Ташкенте. Автором "Хуласат ал-ахвал" является Абу Убайдаллах Мухаммад ибн Султан-ходжа, известный под именем Ишан-ходжа кари Ташканди.

Абу Убайдаллах родился в 1804-05 г. в Ташкенте, когда ему исполнилось 7 лет, у него умирает отец, и мать,  оставшись вдовой в 25 лет, занимается ткацким ремеслом и воспитывает двоих детей. Абу Убайдаллах поступает в школу и в качестве своего учителя, он упоминает Ишанхана тура Ходжа Ахрари Ходжанди. Абу Убайдаллах в возрасте 18 лет по совету Мелибая Суфибай Урганджи отправляется в Коканд для продолжения учебы.  Он поступает в медресе Пирмухаммад есаула. Но это медресе не пользовалось особым авторитетом среди ученых людей Коканда. Поэтому при поддержке того же  Мелибая Суфибая Урганджи, Абу Убайдаллах поступает в медресе Джамедан.
 
После окончания учебы Абу Убайдаллах возвращается в Ташкент и поступает на службу к Хакиму диванбеги в качестве писаря. Затем он служил при  таких ташкентских правителях, как  Лашкар кушбеги (был наместником Ташкента и Дешт-и Кипчака в 1810-1841 гг.), мулла Холбек (1846 г.), ‛Азиз парваначи (1844-1847 гг.), Нормухаммад (1847-1853), Мирза Ахмад (1853-1857 гг.). Во время правления Аликула Амирлашкара (1863-1865 гг.) подвергался гонениям. Служил сборщиком налогов и к старости стал крупным землевладельцем. О последних годах его жизни и времени смерти ничего неизвестно.

Сочинение "Хуласат ал-ахвал" представляет собой автобиографические заметки, написанные автором, когда ему "минуло шестьдесят лет", в которых он изложил свою жизнь и деятельность.
"Хуласат ал-ахвал" состоит из предисловия (мукаддима), четырех разделов (фасл) и  заключения (хатима).

В предисловии и в первой части описывается жизнь родителей автора, его детство и обучение в медресе.

Во второй, третьей и четвертой частях описывается жизнь автора после учебы, его служба при ташкентских наместниках и происходившие в те времена события в крае.

В заключение описываются события, относящиеся к 1865 г.

"Хуласат ал-ахвал" как исторический источник содержит многочисленные сведения по истории, хозяйственной и культурной жизни Кокандского ханства, а так же факты из жизни исторических личностей той эпохи. Сочинение также содержит сведения по этнической истории ханства. Данные сведения и факты приводятся современником того времени, непосредственно участвовавшим во многих событиях. В произведении описываются события происходившие, как в Ташкентском вилайете, так и в других областях ханства.

В своем труде автор отмечает ослабление центральной власти в Кокандском ханстве при правлении Ширали-хана (1822-1845) и стремление правителей различных областей к обособлению. В условиях бесконтрольности местные правители усиливали произвол и гнет простого населения, вот как пишет Абу Убайдаллах: "Начиная с правления Ширали-хана, в Кокандском ханстве нарушился установленный прежними хакимами порядок правления государством. Каждый, кто становился где-либо хакимом, по своему усмотрению делал своим ремеслом гнет и насилие. Применяя жесточайшие меры, он отбирал у народа все, что хотел. Особенно сильно (царил гнет) в отдаленных (от центра) вилайетах, о положении дел в  которых никто не справлялся" [27, л.119б-120а].

В Ташкентском вилайете с 1810 по 1841 гг. наместником был Лашкар  Кушбеги. Абу Убайдаллах писал о нем с большой симпатией. Кушбеги поручал сбор налогов двум диванбеги.  Хаким диванбеги занимался сбором хараджа и закята с Ташкента, Туркестана, Чимкента и Сайрама. Именно у него служил  Абу Убайдаллах. Другой диванбеги – Худайберди, занимался сбором налогов с остальных земель. В тех местах, где Худайберди диванбеги занимался сбором хараджа и закята, в 40-х годах XIX века произошли большие волнения.

Казахи, проживающие в окрестностях Ташкента, из-за непосильных налогов подняли бунт, захватили Худайберди с сопровождавшим его вооруженным отрядом из 300 всадников, а затем убили его. Когда Лашкар кушбеги направил против них войска, казахи скрылись, переселившись в бескрайние степи. По предположению А. Урунбаева, они перешли на другой берег реки Чу. После этого кокандский хан Мухаммад ‛Али-хан снял Лашкара Кушбеги с должности  наместника Ташкента и Дешт-и Кипчака и вместо него назначил Каримкула мехтара. Однако волнения не прекратились. Через двадцать месяцев, в начале 1842 г.  Лашкар кушбеги, бывший в то время хакимом Маргилана, вновь назначается наместником Ташкентского края. Абу Убайдаллах также вместе со своим покровителем возвращается из Маргилана в Ташкент. Лашкар кушбеги внезапно направляет войска против казахов, вышедших из-под подчинения Коканда, неожиданно появляется в Пишпеке и, договорившись с хакимом города Йадгар-беком, подписывает соглашение с местными старейшинами и возвращает край в подчинение Ташкента [27, л.79а-82а].

В 1953 г. наместником Ташкента и Дешт-и Кипчака становится Мирза Ахмад и находится на этой должности  до 1857г. После вступления в должность, Мирза Ахмад в первую очередь начинает преследовать Мухаммада Йусуфа, бывшего во времена Нурмухаммада - визирем и дабиром, с целью его поимки и казни.  Мухаммад Йусуф, опасаясь за  свою жизнь, скрывается в селение Манкат вблизи Чимкента. Однако после того как  его слуга по имени ‛Абдулмумин выдает своего хозяина, Мухаммада  Йусуфа схватили и повесили в Аулие-Ате [27, л.150а-153б].

Абу Убайдаллах в "Хуласат ал-ахвал" приводит примеры того, как правители и землевладельцы своими непомерными налогами угнетали и притесняли простой народ. Население Дешт-и Кипчака, недовольное такой политикой, неоднократно поднимало восстание. И считая, что "неверные лучше, чем такие мусульманские правители", казахи и киргизы каждый год приглашали русских  в места своих стоянок [27, л.166 б-167а].

Во времена правления Мирзы Ахмада закят был увеличен в четыре раза. Мирза Ахмад пускался на всякие ухищрения для получения дополнительных взяток. Так, например, он не пропускал казахов и киргизов, направляющихся на  ежегодные летние пастбища или зимние стоянки, и приказывал им отправляться в другие места. "Мирза Ахмад приказал роду казахов, постоянное местожительство, а также пастбища и зимовья которого с давних пор находились в окрестностях Аулие-Ата, перекочевать в район Чимкента. Обеспокоенные этим, представители рода стали давать взятки людям, близким этому тирану, и уверяли его, что община обязательно отдаст 4 тысячи тилля, лишь бы она осталась на прежнем месте. Одним словом, подобным его притеснениям нет числа и говорить о них пустая трата времени" [27, л.162б]. В другом случае, увидев на базаре Аулие-Аты  старшину одной из аульной общины, Мирза Ахмад схватил его и сказал: "Ваша община должна 500 тилля, сейчас же ты найдешь эти деньги". При этом он пригрозил ему  телесным наказанием, если тот тотчас же не найдет деньги, а так же посоветовал занять необходимую сумму у хозяина какой-нибудь лавки на  этом базаре. Хозяин одной из лавок предоставил необходимую сумму под большие проценты. С этой суммы в качестве процентов необходимо было выплачивать по 500 тенге в день, за каждый просроченный день дополнительно по 500 тенге. Также для Мирзы Ахмада у населения  отнимали лучших лошадей.

Абу Убайдуллах отмечает, что "…хотя при прежних хакимах также применялись жестокости, но притеснения (Мирзы Ахмада), которым нет числа и предела, превзошли бывшие порядки и правила". И далее приводит такие данные: "За те пашни, за которые при прежних хакимах казахи и киргизы платили 100 тилля, Мирза Ахмад установил плату 250 тилля, а в некоторых местах по его приказу плату увеличили в три и четыре раза. В ряде мест казахи продавали весь урожай, рабочий скот, но и этого не хватало для уплаты назначенной (Мирзой Ахмадом) суммы. (Тогда) они продавали своих десяти-двенадцатилетних дочерей, и деньги отдавали (Мирзе Ахмаду). На следующий год, оставшись без рабочего скота и (других) средств, они не могли возделывать землю. А (Мирза Ахмад) невыплаченные деньги, зафиксированные в его дафтаре, перекладывал на всю общину, к которой относился недоимщик" [27, л.162б-163а].

Ненависть и недовольство населения по отношению к Мирзе Ахмаду день ото дня усиливались. Сборщики налогов, опасаясь населения, стали выезжать для сбора хараджа и закята в сопровождении войска. В 1857 г. для сбора налогов с населения в окрестностях Аулие-Аты, Абу Убайдаллах с отрядом в 30-40 человек направляется в селение Мерке, находящемуся к востоку от Аулие-Ата. В то время, когда они собирали "закати гусфанд" (налог с баранов) от имени Мирзы Ахмада прибыли четыре  есаула и насильно стали собирать  дополнительные налоги. Возмущенное таким притеснением, местное население в один из этих дней  подняло восстание, "…отряд кочевников численностью двести всадников со своим старшиной Худайбергеном во главе напал на сборщиков закята. Сборщиков схватили, раздели догола и по одному развезли по аулам". Сам Убу Убайдуллах находился в доме Худайбергена [26, л.164б-165а]. Через три дня Абу Убайдуллах был освобожден из-под ареста и направился в Аулие-Ата, уже охваченное восстанием. Восставшее население осадило Мирзу Ахмада вместе с войском в крепости Аулие-Ата. Для его вызволения из заточения кокандский хан Худайар-хан направляет войска в несколько тысяч человек во главе с Шадманом-ходжой и Малля-ханом, благодаря которым тот спасается.

При описании этого восстания  Абу Убайдуллах отмечает, что на другой день после ареста сборщиков закята старшина Худайберген отправился со своей общиной к русским: "После вечерней молитвы (Худайберген) выступил вместе со своим илатие и отправился к русским и нас (сборщиков закята) также повел с собой. Настало утро. После этого он обратился  ко мне и сказал: "О такой-то! Не один я совершил такое дело – все илатие от ташкентских ворот в эту сторону уже в течение двух лет договаривались об этом". Из-за несправедливостей этого "курносого" жестокого тирана (Мирзы Ахмада) мы оказались в тяжелом положении. …Одним словом, я в этот день задержал сборщиков закята. Знайте, что в тот день во всех илатие также задержали сборщиков закята, мы, все казахские старшины, договорились. Что таким способом мы или покончим с этим "курносым", или перекочуем к русским… Если бы мы знали, что, притесняя нас, он заберет все наше имущество, а нам останется (хотя бы) жизнь, то мы никогда бы не ушли к русским, отвернувшись от государства мусульман" [27, л.164б-165а].

Сочинение "Хуласат ал-ахвал" в единственном экземпляре хранится в рукописном фонде Института востоковедения АН Республики Узбекистан под номером 2084. Рукопись была переписана в 1291 г. хиджры (1874-75г.). Имя переписчика не указано, но, судя по характеру  поправок, возможно, что им является сам автор.

Данную рукопись как исторический источник впервые исследовал А. Урунбаев в статье "Неизвестная рукопись по истории Кокандского ханства" [28].

Время написания сочинения "‛Умар-наме" ("Умарова история") - 20-е годы XIX в. Автор труда - Фазли Фаргани (‛Абдулкарими Намангани). Автор сочинения известный в литературных кругах Коканда писатель-поэт. Являясь придворным поэтом с почетным титулом "малик аш-шуара", Фазли Фаргани пользовался поддержкой и покровительством ‛Умар-хана. Фазли Фаргани автор летописи "Маджмуат аш-шуара", сборников стихов – диванов.

 "‛Умар-наме" Фазли Фаргани представляет собой  дастан в стихах и в основном посвящен  периоду правления ‛Умар-хана (1810-1822) и его предшественников. При написании данного труда Фазли Фаргани взял за образец произведение ‛Абдуллаха Хатифи "Тимур-наме". После того, как Мирза Каландар Мушриф  изложил "‛Умар-наме" Фазли Фаргани в прозе, это произведение получило более широкое распространение.

 "‛Умар-наме" включает в себя традиционное вступление и основную часть, состоящую из 42 глав. Последняя глава обрывается на листе 158б. Сочинение в последних главах содержит много сведений о культурной и хозяйственной жизни, градостроительстве в ханстве.

В "‛Умар-наме" приводятся сведения по взаимоотношениям Кокандского ханства с народами  Бухарского  эмирата, Кухистана, Восточного Туркестана и Южного Казахстана. Фазли Фаргани восхваляет период правления ‛Умар-хана путем умаления заслуг Алим-хана, не замечая его роли и заслуг в деле объединения ханства в одно централизованное единое государство, а его борьбу с суеверием народа, дервишами и некоторыми представителями духовенства он считает противозаконной. Все сочинение пронизано восхвалением ‛Умар-хана за то, что он возродил и отдал власть старой религиозной верхушке и предводителям племен.

Рукопись "‛Умар-наме" дошла до наших дней в единственном экземпляре и хранится в Санкт-Петербургском филиале Института востоковедения РАН под номером С 2467.

Библиография

[1] Тулибаева Ж.М. Казахстан и Бухарское ханство в XVIII - первой половине XIX вв., Алматы, 2001.
[2] Мухаммад Вафа ибн Мухаммад Захир Карминаги. Тухфат ал-хани" ("Ханский подарок"). Рукопись Института востоковедения им. Абу Райхана Беруни АН РУз, № 16.
[3] Миклухо-Маклай Н.Д. Описание таджикских и персидских рукописей Института Востоковедения. Вып. 3. Исторические сочинения. М., 1975.
[4] Валидов А.З. Некоторые данные по истории Ферганы XVIII столетия // ПТКЛА. Год двадцатый. 1916. Вып.2. С. 68-118.
[5] Материалы по истории туркмен и Туркмении. Иранские, бухарские и хивинские источники XVI-XIX вв. Т.2, М.-Л., 1938.
[6] Материалы по истории Средней и Центральной Азии Х-XIХ вв. Ташкент, 1988.
[7] Мухаммад Шарифом ибн Мухаммад Наки. Тадж ат-таварих" ("Венец летописей"). Рукопись Института востоковедения им. Абу Райхана Беруни АН РУз, № 1999.
[8] Стори Ч.А. Персидская литература. Био-библиографический обзор. В трех частях. Часть II. Переработал и дополнил Ю.Э. Брегель. М., 1972.
[9] Histoire de L’Asie Centrale (Afganistan, Boukhara, Khiva, Khokand). Depuis les derniers annees du regne de Nadir Chah (1153), jusqu’en 1233 de L’ Hegire (1740-1818), par Mir Abdoul Kerim Boukhary. Publiee, traduite et annotee par Ch. Schefer. Texte persan, Paris, 1876.
[10] Мулла Ибадаллах и Мулла Мухаммад Шариф. Тарих-и амир Хайдар ("История эмира Хайдара"). Рукопись Института востоковедения им. Абу Райхана Беруни АН РУз, № 1836.
[11] Иванов П. П. Восстание китай-кипчаков в Бухарском ханстве. 1821 – 1825 гг. Источники и опыт их исследования. Труды института востоковедения. XXVIII, М.-Л., 1937.
[12] Мухаммад Хусайн ибн Шах Мурад. Махазин ат-таква фи тарих ал-Бухара ("Сокровище благочестия"). Рукопись Института востоковедения им. Абу Райхана Беруни АН РУз, №  2773.
[13] Му‛ин ад-Дин. Таварих-и аваил ва авахир. ("История начал и концов [царствований]"). Рукопись Института востоковедения им. Абу Райхана Беруни АН РУз, № 4468/IV.
[14] Мухаммад Мир ‛Алим Бухари. Фатх-наме-йи султани ("Султановская книга побед"). Рукопись Института востоковедения им. Абу Райхана Беруни АН РУз, № 1838.
[15] Мирза Абдал Азим Сами. Тарих-и салатин-и мангитийа (История мангытских государей). Издание текста, предисловие, перевод и прим. Л.М. Епифановой, М., 1962.
[16] Епифанова Л.М. Рукописные источники по истории Средней Азии периода присоединения её к России, Ташкент, 1965.
[17] О некоторых событиях в Бухаре, Коканде и Кашгаре. Записки мирзы Шемса Бухари, изданные в тексте, с переводом и примечаниями В.В. Григорьевым, Казань, 1861.
[18] Хуршут Э.У. "Мунтахаб ат-таварих" как исторический памятник Средней Азии первой половины XIX в. Автореф. дисс. ….д.и.н.,  Ташкент, 1990.
[19] Хаджи Мухаммад Хаким-хан ибн Саййид Ма‛сум-хан. Мунтахаб ат-таварих. ("Извлечение из историй"). Рукопись Института востоковедения им. Абу Райхана Беруни АН РУз, № 592.
[20] Хуршут Э. Ҳакимхоннинг ҳаёти ва саёҳатлари. Тошкент, 1987.
[21] Бейсембиев Т.К. "Тарих-и Шахрухи" как исторический источник, Алма-Ата, 1987.
[22] Терентьев М. Загадочный таарих. // ПТКЛА, Ташкент, 1899.    
[23] Зиманов С.З. Политический строй Казахстана конца XVIII – первой половины XIX вв., Алма-Ата, 1960.
[24] Ўринбоев А, Бўриев О. Тошкент Муҳаммад Солиҳ тавсифида, Тошкент, 1983.
[25] Мухаммад Салих домла Рахим Кораходжа. Тарих-и джадида-йи Ташканд. ("Новая история Ташкента"). Рукопись Института востоковедения им. Абу Райхана Беруни АН РУз, № 5732/I .
[26] Мухаммад Салих домла Рахим Кораходжа. Тарих-и велайет-е Ташканд ("История Ташкентской области"). Рукопись Института востоковедения им. Абу Райхана Беруни АН РУз, № 11073.
[27] Абу Убайдаллах Мухаммад ибн Султан-ходжи. Хуласат ал-ахвал ("Резюме обстоятельств [жизни]"). Рукопись Института востоковедения им. Абу Райхана Беруни АН РУз, № 2084.
[28] Урунбаев А. "Неизвестная рукопись по истории Кокандского ханства" // Известия АН УзССР, Ташкент, 1957 г., № 3.  С. 33-38.

16 октября 2008      Опубликовал: admin      Просмотров: 3093      

Другие статьи из этой рубрики

Е.Б.Абатаев. Народные игры казахов Южного Алтая

Игры во все времена имели огромное общественное значение. Возникновение их относится к далекой древности и в своем развитии они прошли ряд последовательно сменявшихся форм, соответствовавших общественным отношениям и хозяйственной деятельности народа. Игры и развлечения выполняли всегда общественные функции: воспитательные, военно-спортивные, ритуальные, зрелищно-эстетические, коммуникативные и др.[1] Часть игр и развлечений несли у казахов Южного Алтая ритуальные и обрядовые функции, входящих в систему поминально-погребальных и свадебных обрядов. Многие из них впоследствии утратили свою первоначальную суть, развиваясь и перерождаясь. Примером может служить аламан байга, кокпар, сайыс, аударыспак [2].

А. Исин. Отражение политических интересов в династийных историографиях XIV-XVII веков

Исследователь, работающий с источниками позднесредневекового времени, не может не заметить различные подходы в освещении истории Центральной Азии, обусловленные не только разной информированностью создававших хроники авторов, существовавшими традициями и стереотипами освещения тем, но и преднамеренными искажениями и умолчаниями тех или иных событий. Имеются и генеалогические искажения, имеющие также определенную политическую подоплеку.
Характеризуя вкратце политические интересы династий, во славу которых создавались многие восточные хроники, отмечу, в частности, что наиболее тенденциозно подавалась история взаимоотношений с казахами и их политическими предшественниками в тимуридской и шейбанидской историографиях, чему есть определенные причины и исторические мотивы.

К. А. Пищулина и развитие историко-востоковедной науки в Казахстане

В 2009 году исполняется 75 лет со дня рождения и 50 лет научной деятельности видного ученого Республики Казахстан, ведущего историка-медиевиста и востоковеда Клавдии Антоновны Пищулиной. Всю свою научную деятельность К.А. Пищулина посвятила изучению позднесредневековой истории Казахстана и Центральной Азии. Ее появление в казахстанском востоковедении совпало с началом формирования собственной историко-востоковедной школы советского Казахстана в дальнейшее развитие которой она внесла свой личный немалый вклад как профессиональный востоковед – иранист и тюрколог. Многие ее научные открытия дошли до своего читателя через многотомные издания "Истории Казахстана" и "Казахской энциклопедии". В подобных фундаментальных коллективных изданиях зачастую остаются в тени конкретные авторы этих трудов, поскольку это не индивидуальные статьи и монографии, но изложенные в них идеи и мысли быстрее всего получают распространение. Благодаря этим трудам многие научные открытия К.А. Пищулиной получили всеобщее признание и на протяжении многих лет тиражируются в различных изданиях, научных монографиях и статьях, учебниках и учебных пособиях, республиканских и региональных энциклопедиях, справочниках.

Турсун Султанов. Кто такие казахи

Казак — тюркское слово. Его исходная форма именно такая: два увулярных к' начальный и конечный, — к' а з а к'. Со времени выхода известной книги А. Левшина о казахах (1832) в трудах некоторых ученых распространено утверждение о том, что в "Шах-наме" великого персидского поэта Фирдоуси (рубеж X—XI столетий), в разделе о Рустаме якобы говорится о казахах и ханах казахских. Однако cодержание бессмертного творения хорошо известно ориенталистам, и там нет ни слова о слове "казак". Как показали многолетние исследования ведущего востоковеда Республики Казахстан Б. Е. Кумекова, нет упоминания термина "казак" и в сочинениях ранних арабских авторов. В мусульманских письменных источниках мы встречаем его в анонимном тюрко-арабском словаре, составленном, вероятно, в Египте, известном по рукописи 1245 года и изданном М. Хоутсмом в Лейдене в 1894-м, со значением "бездомный", "бесприютный", "скиталец", "изгнанник".

Н.А. Атыгаев О времени образования Казахского ханства (к 550-летию образования ханства)

Вопрос о времени возникновения Казахского ханства, первого в Центральной Азии национального государства, которое носило имя создавшего его этноса – казахов, является одним из самых дискуссионных проблем отечественной исторической науки. В казахстанской научной и научно-популярной литературе имеется множество работ, посвященных данной теме, хотя до начала 70-х годов ХХ века вопрос датировки образования ханства в качестве научной проблемы специально не поднимался. Его ставили "в один ряд с иными событиями политической истории казахского общества" [1, 54]. В этот период были опубликованы первые научные исследования, посвященные конкретно времени образования Казахского ханства. Автором первой такой специальной работы стал Т.И. Султанов. Затем, в 1977 году, данная проблема была рассмотрена в монографии К.А. Пищулиной. В последующие годы этот вопрос остался без внимания историков. Вновь проблема актуализировалась после обретения Казахстаном независимости. В 90-е годы XX века данный вопрос нашел отражение в работах казахстанских историков А. Хасенова, К. Акишева, Ж. Касымбаева, Б. Карибаева и др. Рассматривали в своих исторических изысканиях проблему датировки образования Казахского ханства известные писатели Казахстана М. Магауин и К. Салгарин. Следует также сказать о псевдонаучных, но растиражированных публикациях по данной теме кандидата технических наук К. Даниярова.
 
 
"Евразийский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
Вопросы копирования материалов
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте