Статьи
 

Асылбек Бисенбаев

ДРУГАЯ ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ

Онлайн-версия книги известного казахстанского историка, автора более 200 научных статей, кандидата исторических наук Асылбека Кнаровича Бисенбаева. Книга была выпущена в Алматы в 2003 году.

Глава VII. Подданство или присоединение: взаимное непонимание

"Вера держится царем, царь держится войском,
войско держится деньгами, а деньги держатся
благоустройством страны, а благоустройство
страны держится справедливостью к рабам Аллаха".
(Книга тысяча и одной ночи)

Многочисленные проблемы во взаимоотношениях народов Евразии возникли из-за различного понимания подданства. Такие противоречия  различного понимания вещей характерно для разных периодов человеческой истории. Например, в договорах между индейцами и белыми поселенцами первые предоставляли право на охоту на определенных территориях, а вторые воспринимали это как передачу прав на владение землей.

Добровольное вхождение башкир в состав Русского государства, происшедшее в 1557 г., изначально понималось самими башкирами и русскими царями по-разному.

Первые, как отмечал известный советский историк Н. В. Устюгов, считали себя вольными слугами русского царя, "которые служат до тех пор, пока условия службы их удовлетворяют. В противном случае они готовы... переменить государя" [186].

"Башкиры, формально находящиеся со второй половины XVI века под протекторатом русского царя, упорно стремились к независимости. Российская политика в этих регионах тогда была проста: она состояла в том, чтобы столкнуть между собой башкир и казахов, а также посеять вражду между различными племенами, в среде которых царь пытался заполучить себе подданных. Общности религии было явно недостаточно для создания стабильных союзов тюркских народов; кочевое общество покоилось на принципе преданности своим лидерам, а личное соперничество последних облегчало российскому правительству задачу раскола кочевников. В целом российскую политику на этих границах Европы можно охарактеризовать как шаткое балансирование, строившееся на сложной дипломатической игре и преследовавшее быстро достижимые и конкретные задачи" [187].

Государства, имевшие длительную историю взаимоотношений с кочевниками, прекрасно понимали специфику понятия подданства  в Степи. Вассальная зависимость везде и всегда непрочна и при благоприятных условиях легко порывается, нередко даже бывшие вассалы вступают со своим сюзереном в открытую борьбу.

Как пишет А.И. Левшин "в добровольном подданстве киргизов всем чужеземным правительствам должно видеть не решительное намерение оставаться под властью их или желание сим способом ввести у себя спокойствие и порядок, но необходимость искать защиты или надежда получить какие-нибудь выгоды в торговле. Нередко побудительною причиною подданства их бывает властолюбие начальников, предполагающих усилить покровительство могущественной державы или, наконец, просто желание их получить богатые подарки от того владельца, которому они покоряются... Частые нападения на военные линии наши, отгоны лошадей, увлечения в плен людей, разграбления караванов, сражения с нашими отрядами и множество подобных происшествий показывают, какое понятие имеют киргизы о подданстве своем России. Также поступают они и с другими соседственными державами, которые называют их подданными своими" [188].

Примером может послужить деятельность казахского хана Таваккуля, который, по словам Хафиз-и Таныша, порвал вассальные отношения с бухарским правителем и выступил против него [189].

Китайские династии также понимали, что принятие подданство кочевниками должно сопровождаться экономическими  стимулами в виде подарков, организации меновой торговли, поощрения честолюбивых устремлений знати путем присвоения различных титулов и отправки почетных невест.

Некоторые исследователи даже видят систему торговли подданством, которое приносит выгоду в виде подарков сюзеренов. В связи с этим принятие российского подданства носило номинальный характер. Но отличие империй западных состояло именно в том, что за подданством политическом неминуемо шло изменение образа жизни народов, включаемых в орбиту властвования. Начиналась экономическое освоение территории и изменение системы отношений в кочевой среде, в том числе путем изъятия земель, вмешательства во внутреннюю иерархию отношений, изменения системы управления. Все это приводило к кризису цивилизации и попыткам ее сохранения. Одной из форм были массовые восстания. Не случайно, что самые активные выступления провоцировались интенсивным внешним вмешательством,  которое стало возрастать с 20-х годов 19 века. Именно тогда по степи прокатилась серия восстаний, в том числе и попытка восстановления единого казахского ханства султаном Кенесары Касымовым, избранным последним общеказахским ханом.

Единая кочевая цивилизация простиралась от Волги до Забайкалья. Поэтому, захватив часть территории нельзя было останавливаться, а предстояло идти до последнего предела. Сама система функционирования кочевой цивилизации определяла логику взятия под свое крыло всех народов, живущих за войлочными стенами. Именно поэтому рождались огромные империи кочевников.

ПРИМЕЧАНИЯ

186  Устюгов Н. В. Башкирское восстание 1737 - 1739 гг. - М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1950. -  с. 154.
187 Порталь Р. Башкиры и Россия в  XVIII веке.- http://dk.ufanet.ru/nomads/portal02.htm 
188 Левшин А.И. Описание киргиз-казачьих или киргиз-кайсацких орд и степей. Алматы, "Санат"., 1996., с. 361-362.
189 Кляшторный С.Г., Султанов Т.И. Казахстан: летопись трех тысячелетий. Алма-Ата, 1992., с.228.

1 сентября 2008      Опубликовал: admin      Просмотров: 1728      

Другие статьи из этой рубрики

Боргояков М.И. Гуннско-тюркский сюжет о прародителе-олене (быке)

Как известно, в III в. до н.э. на территории Монголии и Южного Забайкалья образовался военный союз хунну, ядро которого составили двадцать четыре племени. Большинство исследователей считают, что гунны в своей основе представляли объединение тюркских племен, возможно, с включением также этнических групп моногольско-тунгусского и кетского происхождения. А.П.Дульзон полагал, что господствующая группа гуннов, соседствовавшая с китайцами, говорила на енисейском (кетском) языке.

Заур Гасанов. От шаманистической мифологии до тюркского эпоса Кёроглы (и мифа о происхождении скифов от Геракла)

При исследовании различных версий эпоса "Кёроглы" нам удалось обнаружить параллели между сюжетом эпоса и мифом о "происхождении скифов от Геракла". Хотелось бы отметить, что мы не привлекали к исследованию образа скифского Геракла греческие мифы о Геракле. Хотя миф о происхождении скифов от Геракла был рассказан Геродоту эллинами, проживающими в Северном Причерноморье у нас есть все основания полагать что данный миф относится к киммерийско-скифской мифологии, поскольку, во первых данный миф прослеживается в греческих источниках лишь в связи с упоминаниями о скифах. Во вторых, сюжет о поясе Геракла с висящей на застежке золотой чаше находит свое археологическое подтверждение в скифском кургане Аржан 2.[
 
 
"Евразийский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
Вопросы копирования материалов
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте | баннеры сайта