Статьи
 

© Асылбек Бисенбаев

ДРУГАЯ ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ

Онлайн-версия книги известного казахстанского историка, автора более 200 научных статей, кандидата исторических наук Асылбека Кнаровича Бисенбаева. Книга была выпущена в Алматы в 2003 году.

Об авторе: Асылбек Бисенбаев. Кандидат исторических наук (1984 г.), доцент (1988 г.). Закончил исторический факультет Карагандинского государственного университета (1978 г.), аспирантуру Института истории, археологии этнографии имени Ч. Валиханова АН КазССР (1984 г).  Преподавал, заведовал кафедрой в политехническом и медицинском институтах г. Караганды. С 1990 г. заведующий отделом методологии истории и историографии Института истории и этнологии АН РК. С 1992 г. – референт, заведующий сектором, заместитель, первый заместитель руководителя Аналитического центра Администрации Президента РК. Возглавлял Либеральное движение Казахстана. С октября 1998 г. по декабрь 2001 г. – Пресс-секретарь Президента Республики Казахстан.
Автор более двухсот научных публикаций. В течение нескольких лет вел аналитическую программу на канале агентства «Хабар». Автор сценариев, консультант и продюсер документальных фильмов и телевизионных проектов.

ВВЕДЕНИЕ

Центральная Азия в последние годы рассматривается как объект воздействия самых различных сил. Здесь проходила большая игра Великобритании и России, здесь был опорный пункт влияния Советского Союза на страны третьего мира, здесь столкнулись интересы Турции и Ирана в борьбе за  светский или фундаментальный путь развития государств региона. Сегодня  Великая шахматная игра продолжается.
Но разве можно забывать о том, что Центральная Азия сама по себе являлась активным участником мировой истории. На этой территории зарождались истоки мировых религий, начинались великие переселения народов, создавались огромные империи, действовали известные мыслители и воины. Регион сам по себе является не только местом встречи цивилизаций, но и оригинальной цивилизацией, имеющей собственную историю, традиции, и, надеюсь, свое будущее.
Великое давнее прошлое и недавнее забвение под эгидой тоталитарной системы, новое пробуждение к самостоятельному существованию означают, что конец истории для Центральной Азии все еще не наступил, пришла пора ответить на новые вызовы Времени.
Возможность  прогресса или прозябание в застое сегодня составляет основной вопрос для государств Центральной Азии. Большинство скептиков указывает на длительность пребывания народов региона в условиях колониализма и тоталитаризма, существование традиций, далеких от демократии. Оптимизмом считаются упования части исследователей на хирургические возможности просвещенного авторитаризма, способного, как они считают,  вывести народы  в общемировое русло цивилизационного потока.
Многочисленные последователи оптимистических научных построений  продолжают упорно верить в магическую силу прогресса, который также как и невидимая рука рынка, решает все проблемы. Но при этом забывают о том, что  вера в прогресс "относится только к небольшой части письменной истории" человечества, которое в самых различных философских системах двигалось от золотого века к закату цивилизации.
Оптимисты и пессимисты все-таки говорят о конечной победе прогресса. Но разве достаточно надежды на предопределенность, если активно внедряемая   "простая вера в прогресс является убеждением не силы, а покорности и, следовательно, слабости" [1].
Первым шагом на пути преодоления этой слабости является мобилизация собственных сил и возможностей, основанная на знании самого себя, понимании своего прошлого, правильной оценки настоящего и перспектив будущего.

ПРИМЕЧАНИЯ

[1]  Винер Н. Человек управляющий. СПб. 2001. с.43.

1 сентября 2008      Опубликовал: admin      Просмотров: 2212      

Другие статьи из этой рубрики

Хаджи-Мурат Илиуф. Этимологическое исследование слов-интернационализмов тюркского происхождения

Взаимное общение представителей разных этносов, знакомство с новыми реалиями неизбежно приводят к обогащению лексического фонда их языков через заимствование новых слов. Некоторые предметы или понятия оказываются столь значительными, популярными либо становятся знакомыми по той или иной причине, что обозначающие их слова приобретают экспансивный характер. Они делаются широко распространенными за первоначальные пределы, т.е. известными у народов, территориально удаленных как друг от друга, так и от места обитания людей, в среде которых возникли такие лексемы. Подобные номинативные единицы языка в лингвистике принято называть словами-интернационализмами. В этом лексико-семантическом разряде определенное место занимают слова тюркского происхождения. К ним можно отнести географические названия (топонимы) и термины, историзмы, этнонимы, этнографизмы, экзотизмы, а также лексемы, давно усвоенные разными языками и утратившие свою "иностранность". Иными словами, последний класс заимствованных слов в сознании носителей того или иного языка, как правило, не имеет коннотацию, отображающую их иноязычное происхождение. Этимологические исследования единиц этой лексической группы позволяют в диахроническом аспекте осветить линии непосредственного и опосредствованного этнокультурного взаимовлияния. Критерием отбора предполагаемых тюркизмов, этимологический анализ которых осуществляется в данной статье, является их наличие в лексике отдельных народов Азии и Европы.

Александр Юрченко. Клятва на золоте: тюркский вклад в монгольскую дипломатию

Ритуал клятвы относится к культурным универсалиям. Видов клятв и вариантов их реализации ограниченное число. Клятва на золоте, как и большинство сюжетов, связанных с реалиями повседневной жизни в Монгольской империи, редко привлекает внимание исследователей. Остается неизвестным, каким образом монгольские ханы предоставляли гарантии безопасности иноземным правителям, требуя их прибытия на курултаи. Как создавалась атмосфера доверия, предшествовавшая непосредственной встрече высоких сторон? Широкие контакты, которые Монгольская империя навязывала сопредельным и зависимым от нее странам, как правило, имели целью создание военных союзов. То же самое относится к взаимоотношениям различных кланов Чингизидов. Во всех этих случаях использовалась клятва на золоте. В персидских источниках монгольского времени ритуал фигурирует под образным выражением "съесть золото" и, видимо, в силу известности содержание ритуала не раскрывается. Наша задача — раскрыть суть этого инструментария. История клятвы такова.

Б. Нацагдорж. Mongq'ol-un niq'uc'a tobc'iyan как источник по истории протомонголов

В тринадцатом веке после образования Йэкэ Монгол улуса, новому государству потребовалось своя официальная историография и опираясь на вековые традиции историографии монголоязычных народов, было создано в 1240 г. Mongγol-un niγuča tobčiyan – Сокровенное сказание монголов, уникальный источник истории и литературы средневековых монголов. Любой монголовед считает своим долгом познакомиться с этим памятником в первую очередь. Многие исследователи из разных стран анализировали этот источник с разных сторон, и пришли к одному общему заключению, что ССМ есть уникальный памятник не только монгольской словесности, но и памятник истории и этногенеза средневековых монголов, созданный самими монголами и пропагандирующий идею единого монгольского государства.
 
 
"Евразийский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
Вопросы копирования материалов
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте