1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116
 
Статьи
 



Асылбек Бисенбаев

ДРУГАЯ ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ

Онлайн-версия книги известного казахстанского историка, автора более 200 научных статей, кандидата исторических наук Асылбека Кнаровича Бисенбаева. Книга была выпущена в Алматы в 2003 году.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

«И вот конец того, что дошло до нас из рассказа
о медном городе, полностью, а Аллах лучше знает»
(Книга тысяча и одной ночи)

Сегодняшний опыт таков, что пришло время для глубокого осознания многих вещей. Падение тоталитаризма вовсе не означает установление гармонии и гуманистического общественного строя. А скорее, наоборот, в стане борцов против прежнего строя происходит неизбежный раскол на националистов, либералов, государственников, почвенников, фашистов, сторонников сильной руки и далее, и далее, и далее. Борцы за честную демократию могут также бесконечно препираться между собой в поисках доказательств своей честности перед уставшим от слов и бездействия электоратом. Для многих движение к демократии, к которой призывают политики, означает падение в нищету, безработицу, ассоциируется с отсутствием перспектив в будущем, расставанием даже с тем небольшим набором социальных  гарантий, который существовал при тоталитарном режиме. И поэтому неудивительно, что все больше и больше людей мучают себя вопросом, – а стоило ли претерпевать столько лишений, для того, что бы придти к столь печальному результату? Тяжелая действительность не оставляет даже утешения в виде декларируемого лозунга о социальном равенстве. Более того, пропаганда постоянно говорит о неизбежности деления общества на богатых и бедных, а бедность объясняется  неспособностью широких социальных слоев принять рыночные отношения.

Тем не менее, в течение первых лет «строительства капитализма» существовала вера в быстротечность транзитного периода. Иллюзия рухнула.
Но наряду с теми, кто совершенно искренне верил в реальность быстрого преодоления транзитного периода и включения целой группы стран в лоно демократии, существовали и скептики. Например, профессор политологии Стэнфордского университета Ф. Шмиттер писал о том, что «стремление новичков демократий копировать основные нормы и институты старых либеральных демократий отнюдь не гарантируют успеха. Нет доказательств неизбежности, необратимости, исторической необходимости демократии, обязательной функциональной потребности в ней капитализма и соответствия некоему неизбежному этическому императиву в социальной эволюции. Несомненно, что укрепление демократии требует напряженных усилий, вряд ли осуществимых во многих странах» [341]

Есть и другая сторона медали – осознание проблем и сложностей развития общества в условиях транзита позволяет более точно избирать маршруты развития, преодолевать существующие и прогнозируемые проблемы. Небольшой опыт  развития постсоциалистического мира показывает реальные возможности создания демократического общества без краткого ли длительного транзита. Пример Чехословакии, которая осуществила «бархатную» революцию, мирный развод и восстановление демократии показателен и желателен. Югославия стала примером жесточайшей борьбы, которая вызвала пробуждение самых темных демонов.
Но означает ли это, что мы идем по тому пути, который неизбежно должен означать подавление, угнетение, борьбу, восстание и уничтожение. История вновь говорит нам, что в генетическом коде народов нет обреченности к тоталитаризму или демократии. Воля к свободе и достоинству присущи всем народам. Это неотъемлемое право, которое они завоевывают разными путями, даже если сражаться за них приходиться очень долго.

1 сентября 2008      Опубликовал: admin      Просмотров: 2726      

Другие статьи из этой рубрики

Александр Юрченко. Клятва на золоте: тюркский вклад в монгольскую дипломатию

Ритуал клятвы относится к культурным универсалиям. Видов клятв и вариантов их реализации ограниченное число. Клятва на золоте, как и большинство сюжетов, связанных с реалиями повседневной жизни в Монгольской империи, редко привлекает внимание исследователей. Остается неизвестным, каким образом монгольские ханы предоставляли гарантии безопасности иноземным правителям, требуя их прибытия на курултаи. Как создавалась атмосфера доверия, предшествовавшая непосредственной встрече высоких сторон? Широкие контакты, которые Монгольская империя навязывала сопредельным и зависимым от нее странам, как правило, имели целью создание военных союзов. То же самое относится к взаимоотношениям различных кланов Чингизидов. Во всех этих случаях использовалась клятва на золоте. В персидских источниках монгольского времени ритуал фигурирует под образным выражением "съесть золото" и, видимо, в силу известности содержание ритуала не раскрывается. Наша задача — раскрыть суть этого инструментария. История клятвы такова.

Н.Н. Мингулов. Национально-освободительное движение народов Синьцзяна как составная часть общекитайской резолюции (1944—1949 годы).

Вооруженное восстание против гоминдановского режима началось с выступления одной из подпольных групп, действовавших в Нилхинском уезде. Успешная вылазка этой группы послужила сигналом к вос­станию населения Нилхинского уезда. На борьбу поднялись окрестные казахи, вскоре в районе Арбун-сумуна восстали монголы, которых воз­главил бежавший из тюрьмы славный сын монгольского народа Фуча-афанди. К середине сентября 1944 г. в горах Нилхинского уезда уже действовали мелкие партизанские отряды, ядро которых составляли бед­нейшие слои кочевого населения. Руководство повстанческими силами возглавили преданные и сме­лые сыны народа: Акбар-батур, Фуча-афанди, Фатих, Гани, Тухти, Хамид и др. Вооружались партизаны чем попало и большей частью за счет тех богатых трофеев, которые они захватывали у противника. Так, только в одном бою было взято более 100 винтовок и свыше 10 тыс. патронов.

Жаксылык Сабитов. Чекре-хан и «Мухаммед-хан»

Проблема ханствования Чекре-хана никогда не становилась объектом отдельной статьи. Большинство историков не особо обращали внимание на данного хана, в следствии его статуса (он считался одним из марионеточных ханов Едиге) и краткого срока правления. Можно вполне согласиться с данными тезисами, но это не должно являться причиной того, что фигура данного хана останется в забвении даже среди профессиональных историков. К проблеме же того, кто был противником Чекре-хана было уделено достаточно внимания и этот вопрос рискует быть слишком запутан интерпретациями современных исследователей.
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов