Статьи
 

© Д. П. Никольский

О чукчах Колымского округа

Оригинальная версия: // Оттиски из "Русского Антропологического Журнала" 1900 г., № 2, Москва, Типо-литография А. В. Васильева, Петровка, Д. Обидиной, 1900 г.

Сибирь, можно сказать, область инородческая; здесь целый конгломерат различных инородческих групп, рассеянных на громадном пространстве. Некоторые из этих народностей постепенно уже сходят со сцены, т. е. вымирают под влиянием неблагоприятных для них условий; иные, сливаясь с другими народностями, мало-помалу утрачивают свои национальные черты и физические свойства и в конце концов также теряются в массе. Среди всех этих народностей видное место, по занимаемому пространству, а также и сохранившимся некоторым национальным чертам, принадлежит чукчам, подробным исследованием которых в Якутской обл. занимались некоторые из членов особой экспедиции, снаряженной на средства И. М. Сибирякова. Таким исследователем был В. Г. Богораз. представивший интересный отчет о чукчах Колымского округа. Хотя лнтература об этом народе довольно обширна[1] но тем не менее исследование автора дают много нового и поучительного, затронувшего такие стороны чукчей, которые не были еще исследованы.

В Колымском округе чукчи являются недавними пришельцами. Из земель, искони занятых чукчами, к Колымскому округу может быть причислен только остров Айон у западного края Чаунской губы. Начиная с 20-х годов настоящего столетие, оленные чукчи, побуждаемые размножением своих стад, постепенно расселились от своей прежней границы по направлению к западу и югу и заняли в Колымском округе всю полосу лесов, оттеснив ламутов, исконных жителей этой страны, внутрь лесной черты.

Общее число чукчей в Колымском округе, по последним сведениям (95-90 гг.), достигает 3.000 чел. Главная часть чукотских стойбищ (стоянок) в этом округе сосредоточена в горной полосе. Жители этой страны обыкновенно проводят лето на берегу океана, но с первым наступлением холодов удаляются внутрь страны, где и остаются часть осени и всю зиму, а весною снова возвращаются назад. Другая часть чукчей, меньшая по колнчеству, т. наз. тойоновские чукчи живут также вдоль лесной границы по верховьям р. Олая. Наконец, третья их часть живет к западу от Колымы. Приморских чукчей в Колымском округе нет.

Собранный автором материал можно разделить на две группы: первая относится к языку и фольклору, вторая заключает описание материального и экономического быта, семейно-родового, общественные отношения, обычаи и т. п.; есть еще и третий отдел — антропометрический, но он отличается меньшей полнотой, что зависело уже не от автора, а от различных неблагоприятных условий. Измерение сделаны над 40 чукчами, 31 ламутом и 35 русскими. Судя по этим данным, чукчи отличаются хорошим ростом и крепким телосложением. Лица их представляют смешение различных типов и с трудом могуть быть подведены под общие характерные типы. Из соседних племен в пределах Колымского округа наибольшее сходство с чукчами выказывают якуты. Ширнна скул у чукчей меньшая, чем у тунгусов и даже ламутов. Форма носа, по большей части, резко очерченная, с высокой спинкой и даже горбинкой. Глаза с косым разрезом наблюдаются реже, чем с разрезом горизонтальным. Цвет глаз почти всегда карий, цвет волос — черный. Растительность на лице встречается довольно редко, преимущественно в виде усов, да притом только у лиц пожилого возраста. Как исключение, автор встречал и небольшие, круглые бороды. Волосы на голове попадались иногда волнистые и даже почти курчавые, чего у ламутов, напр., никогда не бывает. Брови иногда густые, даже косматые, последние чаще у стариков. Густые брови у женщин считаются признаком красоты. Цвет кожи на лице различен — с бронзовым оттенком или буроватым. По отношению к общему очертанию лица можно сказать, что у многих чукчей замечается некоторая топорность очертаний, выражающаяся низким лбом, приплюснутым черепом и в особенности массивностью челюстей и непропорциональной величиной нижней части лица.

У женщин монгольский тип выражен более резко; их лица — с широкими скулами, расплывшимся носом и вывороченными ноздрями. Но, тем не менее, как среди мужчин, так и среди женщин, попадаются лица красивые даже с европейской точки зрения. Красивый мужской чукотский тип приближается несколько к типу некоторых индейских племен, напр. патагонцев. Он — высок, плечист, со статной, несколько тяжелой фигурой; лицо с крупными правильными чертами; лоб — высокий и прямой, нос крупный, прямой, резко очерченный, глаза большие.

В связи с антропологическим описанием автор говорит вкратце о некоторых заболеваниях среди чукчей. Из заразительных болезней самою страшною является оспа, от которой в 1884 г., напр., умерло около трети всех жителей Нижне-Колымского округа. Очень распространен, далее, сифилис, который чукчи признают туземною болезнью.

Сифилитик в старину считался отверженным и домашний очаг его оскверненным. Время от времени среди чукчей свирепствует еще одна заразительная болезнь, вроде гриппа, уносящая каждый раз несколько десятков жертв. Из болезней не заразительных следует указать на какое-то пятнистое поражение кожи, которое иногда доходит до настоящей пегости и встречается чаще под старость.

Что касается характера и нравственных качеств чукчей Колымского округа, то автор отмечает, между прочим, крайнюю неукротимость их характера в связи с сварливостью. Чукчи нередко из-за ничтожного повода приходят в возбужденное состояние и начинают ссору и драку. Разозленный чукча рычит, гневно скалит зубы; многие от гнева даже плачут. К характерным чертам чукчей должно быть отнесено, далее, полное нежелание подчннять свою волю чужому авторитету. При столкновениях их в прежнее время с русскими последние встречали самое ожесточенное сопротивление; чукчи, попадавшие в плен, нередко предпочитали покончить жизнь самоубийством. Чукча готов расстаться с жизнью из-за совершенно ничтожного повода. Автору известны неоднократные случаи самоубийства из-за гнева, из-за нежелания перенестн обиду, из-за потери оленя и т. п. Вместе с этим и убийства не составлнют большой редкости, хотя в этом отношении оленные чукчи уступают приморским и колымские — заичунским. К характерным чертам чукчей нужно отнести их хвастливость, личное и племенное самодовольство и консерватизм в сохранении своих народных обычаев. Воровство среди чукчей довольно распространено, — воруют предметы движимости и оленей. С другой стороны, чукчи отличаются выносливостью и твердостью в перенесении физических страданий. Для родильницы, напр., считается в высшей степепи позорным стонать или охать, даже если бы она умирала от родов. Чукчи очень склонны к насмешкам, как над иноплеменниками, так и над своими соседями, доказательством чему служит множество насмешливых прозвищ; даваемых ими друг другу. К симпатичным чертам характера оленных чукчей нужно отнести их трудолюбие. Кроме того, чукчи гостеприимны, хотя их гостеприимство отличается некоторыми странными чертами. Гость имеет право войти в хозяйский полог и разделить трапезу, но только в обычное для этого время; если же он приехал, напр., в середине дня, то может случиться, что ему придется ждать еды до позднего вечера. Приморские чукчи считаются гостеприимнее оленных.

Язык чукчей, хорошо изученный автором, обладает очень развитой системой суффиксов. Притяжательная форма имен отсутствует, но система вспомогательных глаголов развита. Чукотский лексикон крайне обширен. Речь чукотская богата союзами и всякого рода частицами; они любят повторение и описательные обороты и часто отклоняются в сторону, касаясь сути дела двумя-тремя намеками, которые должны быть подхвачены на лету. Вообще же сказать, что такое чукотский язык, значит, по выражению д-ра Слюнина, разгадать таинственную историю происхождения этого народа и все его прошлое. К сожалению, вопрос о происхождении чукчей до сих пор остается открытым. Автор, на основании собранных им данных (сказаний, преданий и т. п.), с осторожностью говорит, что чукчи — племя смешанное; в состав его вошли и азиатские и американские племенные элементы, которые несколько раз наслаивались и сталкивались друг с другом. По словам д-ра Слюннна, чукчи Берингова пролива появились не раньше XIII в., пришли они из-за моря, т. е. из Америки. Слово "чукча" происходит от слова "чувчу", что значит "богатый оленями". Так называют себя оленные чукчи в противоположность приморским, которые называются "аккалыт" — "живущие у моря". Приморский элемент чукотского племени, вероятно, находится в той или иной связи с эскимосским племенем Америки (айванов и пээков). Многие имена чукотских приморских поселков, также многие собственные имена приморских чукчей имеют чужеземное происхождение. Тип собачьей упряжи у приморских чукчей принадлежит Америке. В настоящее время оленные и приморские чукчи перемешались между собою и слились в одно племя.

Наиболее подробные сведение в работе г. Богораза имеются об обрядах и верованиях чукчей, о семейно-родовых отношениях, материальном и экономическом положении, об отношении к детям и т. д. Не останавливаясь на детальном рассмотрении всех этих сторон чукчей, ограничимся некоторыми из них.

Религиозные обряды чукчей представляют более связную систему, чем верования. Чукотские праздники составляют готовый цикл, начиная с осеннего праздника убойки неполношерстных оленей и кончая весенним праздником рогов. Все праздники сопровождаются различными обрядами, прнношениями в жертву оленей и собак, а также символических фигурок из жира, тертого мяса, тертых съедобных листьев и даже снега, которые считаются заместителями жертвенных животных. Кроме сырого жира, мяса и крови, для жертвенных целей приготовляется похлебка из крови вместе с жиром и разными съедобными кореньями, которые вместе с тем являются одним из любимых блюд чукотского меню. Кроме того, у чукчей существует род жертвопрнношений. Некоторые из самых жертвоприношений имеют целью обезопаснть благосостояние семьи от враждебных сверхъестественных условий и устраиваются или вследствие обещания, или по указанию предсказателей. При жертвоприношениях иногда устраиваются скачки, в которых участвуют как мужчины, так и женщины. Автором составлено подробное описание цикла чукотских праздииков и жертвоприношенйий, описаны виды гаданий, обряды погребения, свадеб, при рождении ребенка и т. п. В описаниях этих есть много нового. Укажем на обряды при похоронах. Чукчи хоронят своих покойников по двум различным способам: или сжигают их, или, обернув их пластами сырого оленьего мяса, покидают в поле. Тот и другой способы погребения определяются семейным преданием, переходящим по наследству от отца к сыну. Самый же обряд совершается так. Вскоре после смерти покойника раздевают и кладут внутри полога, тщательно прикрывая его с головой оленьими шкурами, так как вообще считается грехом показывать мертвое тело солнцу или чужому глазу. В таком виде мертвец проводит ночь, причем кто-нибудь обязательно должен ночевать с ним рядом. На утро в полог входят четыре ближайших родственника, два мужчины и две женщины, для того, чтобы одеть покойннка. После этого устраивается последняя с ним трапеза с известным ритуалом, при котором дается пища и умершему. После окончание трапезы прнсутствующие совершенно раздеваются, остаются только в меховых рубахах и, приподняв немного шкуру, которой закрыт покойник, подсовывают голые ноги под обнаженное тело покойника. Приподняв затем тело на весу, они натягивают на него под шкурами новое, нарочно приготовленное, смертное платье. Когда покойник совсем одет, его обвязывают новым ремнем, начиная с головы, и потом выносят из полога, чтобы начать гадать. Погребальное гадание производится ближайшими родственниками. Цель гадания — узнать, где покойник желал быть похороненным, узнать о предводителе похоронного кортежа, об оленях, на которых его следует везти, и т. д. По окончании гадания, покойника увязывают на санях, запрягают оленей и везут на указанное место, где закалывают оленей, кусками которых окутывают покойника, сняв с него всю одежду. Когда труп совершенно окутан, ближайший родственник перерезывает ему горло и потом вскрывает грудь, стараясь вытащить наружу или обнажить часть сердца и печени. Эта операция производится в рукавицах и притом нужно стараться не прикасаться к трупу руками. После этого труп покидается в поле на добычу волкам и песцам. Если труп сжигается, то он не обкладывается мясом, а просто кладется на костер, в одежде, обвязанной ремнем. При сожиганиях в тундре, иногда, если вблизи нет стоячего леса, приходится для погребального костра ломать сани и разрубать шатровые жерди. Погребение сопровождается и в том и в другом случае целым рядом обрядов.

В связи с системой обрядов является довольно выработанное представление о семейном очаге и о пенатах в виде деревянных огнив, обтесанных в форме небольшого и грубого идола, и связок небольших деревянных амулетов. Есть у чукчей т. наз. священный домашний огонь, добываемый при помощи деревянного огнива. Огонь чужой семьи считается оскверняющим, приносящим заразу и приводящим с собою враждебных духов. Среди чукчей сильно развито представление о злых духах, странствуюицих по земле, и им приписывают все несчастья, болезни и смерть. Защиту от ннх могут дать только шаманы. Злой дух, нападая на человека, прежде всего старается съесть его душу (увирит). По представлению чукчей, каждый человек имеет от 5 до 6 душ; они — маленькие, не больше комара, но во всем подобны человеку. Человек может потерять одного или двух увиритов без особого ущерба для своего здоровья, но если увиритов остается мало, человек начннает хворать. Шаманство у чукчей отличается некоторыми оригинальными чертами: довольно искусное чревовещание у шаманов-мужчин и отсутствие его у шаманок, полное преврашение мужчины в женщину, доходящее до вступление в брак с мужчиной же, по повелению духов, и т. д. Шаманское вдохновение, большею частию, начинается с появлением половой зрелости. Юноша начинает сначала задумываться, целые дни проводит вдали от жилища, под открытым небом, или, напротив, стоит в своем шалаше целые сутки; пищи он почти не принимает, с людьми не разговаривает и не отвечает на вопросы. Такое критическое состояние, обусловливаемое первым приступом духов к человеку. нередко кончается тяжкою болезнью, а иногда даже смертью.

Что касается семейно-родовых отношений, то по этому вопросу автором также собрапы интересные сведения.

В семье главенствует отец, жена подчиняется мужу, система родства отличается простотой. Существует у них обычай т. наз. переменного брака, который состоит в том, что двое или более мужчин вступают в такой союз, который дает друг другу право на своих жен, осуществляемое при каждой встрече участников, напр. при приезде в гости и т. п. Холостой и вдовый человек также может вступать в переменный брак, если живет в одном стойбище с женатым, и такой брак принимает форму настоящего многомужества. Женщины относятся к этому обычаю довольно снисходительно. Даже все русские женщины, вышедшие замуж за чукчей, без малейшого ропота подчиняются этому обычаю. С другой стороны, бывают случаи, когда чукчанки, которым мужья навязывают неугодных им сожителей, лишают себя жизни в виде протеста.

Одной из наиболее прочных форм брака является брак малолетних, когда будущие муж и жена вырастают вместе и потом становятся супругами. Целомудрие девушек у чукчей, как у всех колымских народностей, ценится очень мало. Многоженство у чукчей не составляет редкости. Большая часть многоженцев имеет, не более двух жен, троеженцы довольно редки. Поводы к многоженству различны: иногда вторую жену берут для того, чтобы иметь детей, если первая бездетна, иногда берут в качестве работницы, если первая стара. Иные жены относятся очень неблагосклонно к появлению соперницы. Зажиточные чукчи, имея двух жен, обыкновенно делают для каждой особый шатер и нередко разделяют стадо на части. Чукчи берут охотно чужеплеменных жен, как-то ламутских, тунгусских и русских, уплачивая за них дорогую плату. Якутки не идут замуж за чукчей. Чем это объясняется, — неизвестно. Калыма у чукчей нет, и брачные дары даже от богатого зятя бедному тестю не отличаются значительными размерами.

Женщины у чукчей являются существами довольно угнетенными и обременены работой. Все домашние работы — приготовление пищи и одежды, уборка и установка шатра, даже ношение дров из леса и т. д. — возлагаются на нее. Она же помогает мужу стеречь стадо, подает мужу еду, довольствуясь сама объедками. Весь вечер женщины возятся и хлопочут в наружном шатре, между тем как мужчины сидят в шатре и ждут ужина.

Чукотские семьи имеют много детей, чем чукчи резко отличаются от русских поречан, у которых вообще детей мало. Маленьких детей чукчи очень любят и дорожат ими; но с 10-летнего возраста для чукотского мальчика начинается трудовая жизнь при стаде. Подростков они держат очень сурово, плохо кормят, и они даже не всегда ночуют в шатре.

В числе обычаев, существующих у чукчей, есть обычай т. наз. добровольной смерти стариков и больных от руки ближайшего же родственника. Обусловливается это будто, во-первых, теми тяжелыми условиями жизни среди полярной пустыни, которые для больного или немощного человека превращают каждый час в страдание, и во-вторых, вообще малою привязанностью чукчей к жизни. Для стариков и больных добровольная смерть есть не обязанность, а право, которое они нередко осуществляют, несмотря на сопротнвление, слезы и просьбы близких людей. Есть семьи, в которых обычай умирать добровольной смертью переходит по наследству, хотя он никогда не является обязанностью, а скорее доблестным примером.

Чукчи, будучи по природе мстительными, решаются на кровавую месть только тогда, когда убийство совершено членом чужого рода, а если убийство совершено внутри рода или в более тесных пределах семьи, остается безнаказанным. Мщение за кровь может заменяться также выкупом или, в иных случаях, отдачей во владение семье жертвы одного из членов семьи убийцы, обыкновенно женщины.

Ссылки:

[1] См. "Библографический указатель книг и статей о чукчах", составл. А. А. Ивановским, в "Этнографич. Обозрении", кн. X (1891 г., №3).

17 октября 2011      Опубликовал: admin      Просмотров: 2592      

Другие статьи из этой рубрики

Ж. Сабитов Золотоордынский клан Бек-Суфи: история и вопросы генеалогии

История Золотоордынского клана Бек-суфи не являлась объектом пристального изучения: в основном дискутировалась генеалогия самого Бек-суфи. Первые статьи о Бек-Суфи появились в связи с обнаружением монет с его именем отчеканенных в Крыму в 822, 823,824 и 825 годах хиджры. Северова М.Б. в своей статье "Об имени золотоордынского хана на монетах Крыма 822 и 823 гг. хиджры (1419, 1420 гг. н.э.)" впервые отождествила монетного Бек-Суфи с Бек-суфи, сыном Бектута из Тука-Тимуридов. Северова подсчитала, что если считать, что Бек-Суфи сын Бектута сына Данишменда сына Баяна сына Тука-Тимура сына Джучи сына Чингисхана дожил до 823 года, то одно поколение в этом клане должно равняться 35 годам. Это предположение Северовой вызвало здоровую критику исследователей, которая все-таки не появилась в форме статьи.

Ж.М. Сабитов. Таварих-и гузида-йи нусрат-нама как источник по генеалогии джучидов.

Нусрат-наме является одним из важнейших источников по генеалогии джучидов 13-15 веков. И если в генеалогиях раннего периода в Нусрат-наме встречаются некоторые ошибки, выявляемые путем сравнительного анализа Нусрат-наме с Муизз ал Ансаб и Рашид аддином, то в генеалогиях позднего периода (Генеалогии джучидов, проживавших во второй половине 15 века) Нусрат-наме является единственным источником, который столь полно описывает генеалогии джучидов.

Ж.М. Сабитов. Ханы Ногайской Орды

В исторической литературе тема ногайских ханов освещена слабо. Причиной этому является с одной стороны обрывочность сведений о ногайских ханах. С другой стороны, ханы Ногайской Орды не представляли из себя сильного института власти и были полностью зависимы от реальных обладателей власти ногайских правителей (потомков Едыге) и поэтому их жизнедеятельность не была столь хорошо освещена. Трепавлов В.В. писал: "Юсуф (Правитель Ногайской Орды) занимал номинальный княжеский пост верховного военачальника-беклербека при безвластном хане. Посажение марионеточных монархов, которые своей персоной освящали гегемонию ногаев в степях, практиковалось во второй половине 15 века, во время формирования Ногайской Орды, а также в середине 16 века"[
 
 
"Евразийский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
Вопросы копирования материалов
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте | баннеры сайта