Статьи
 

И.А. Захаров, У.Н. Ондар, Ч.М. Доржу

ГЕНЕТИЧЕСКИЕ СВЯЗИ ТУВИНЦЕВ С АМЕРИКАНСКИМИ ИНДЕЙЦАМИ

Оригинал: // Ученые записки Тувинского института гуманитарных исследований. Вып. XIX. Кызыл, 2002. С. 126-130.

      Существует точка зрения, что древнее население Северной и Южной Америки — потомки выходцев из Центральной Азии, переселившиеся в Новый Свет, пройдя по исчезнувшей суше через современный Берингов пролив. Считается, что это переселение произошло примерно 25 тысяч лет назад.

      Определенное сходство коренного населения Азии и американских индейцев (америндов) было установлено антропологами и генетиками. Если до недавнего времени в сравнительных популяционных исследованиях генетики оперировали лишь частотами аллельных вариантов хромосомных генов, причем эти варианты встречаются повсеместно, то есть, строго говоря, они не могут служить генетическими маркерами, то проводимый в последние 10 лет молекулярный анализ митохондриальной ДНК (мтДНК) дал в руки исследователей настоящие расоспецифические маркеры. Несколько особенностей мтДНК делают ее особенно ценной в генетических исследованиях. Во-первых, молекулы мтДНК — кольцевые и имеют относительно малые размеры, с чем связана возможность их длительного сохранения в древних (археологических) образцах. Во-вторых, мтДНК наследуется строго по материнской линии и не вовлекается в процесс рекомбинации отцовского и материнского геномов, то есть ее генетические варианты устойчиво сохраняются в поколениях. В-третьих, мутационные изменения в мтДНК происходят значительно чаще, чем ядерной, что облегчает анализ родственных связей популяций и времени их дивергенции.

      Изучение митохондриального генофонда коренного населения Америки — америндов показало, что в этих популяциях присутствуют 4 типа мтДНК — А, В, С, Д, суммарная частота которых здесь приближается к 100%. Эти митотипы отсутствуют среди европейцев и африканцев, но, наряду с другими, встречаются в человеческих популяциях Азии. Поскольку считается, что предки америндов проникли в Америку из Центральной Азии, то, естественно, делались попытки найти среди современных народов Азии человеческую популяцию, генетически наиболее близкую к предкам америндов. Первыми исследованиями были охвачены народы северо-востока Сибири. Оказалось, однако, что среди всех этих народов отсутствует митотип В, то есть они не могут быть признаны близкими родственниками америндов. В следующем во времени исследовании были изучены некоторые народы Центральной Азии — монголы, население северных областей Китая, тибетцы. Среди них были обнаружены все 4 типа (А, В, С, Д), но с суммарной частотой, не превышающей 50%. Авторы этой работы сделали вывод, что прародиной предков америндов была, вероятно, территория современной Монголии и/или Манчжурии.

      В 1997-1998 гг. мы предприняли исследование ранее неизученного генофонда населения Республики Тыва и получили неожиданный результат: «американские» типы А, В, С, Д присутствуют в этом генофонде с наибольшей для популяций Азии частотой — более 70%. Вскоре наш результат был полностью подтвержден в исследованиях В.П. Пузырева и сотрудников (Томск), выполненных на очень большом по численности материале.

      В наших первых исследованиях, как и в работе В.П. Пузырева, проводился рестрикционный анализ образцов мтДНК представителей тувинской популяции. В дальнейшем был выполнен анализ другого типа — была определена последовательность нуклеотидов так называемого 1 гипервариабильного района мтДНК тувинцев. Эти данные позволили на новой основе сравнить митохондриальный генофонд тувинцев с генофондами других народов Сибири, сведения о которых содержатся в Банке данных, созданном в Институте общей генетики им. Н. И. Вавилова РАН, а также с мтДНК из костных остатков, найденных при археологических раскопках, в частности на территории Предбайкалья.

      Поскольку тувинцы относятся к тюркоязычным народам, мы предприняли исследования митохондриального генофонда других народов, в большинстве своем тюркоязычных и обитающих на территориях, прилегающих к Туве. В настоящем сообщении приводятся основные результаты изучения митохондриального генофонда тувинцев, алтайцев, хакасов, шорцев, а также бурят и в их числе сойотов (обурятившихся тувинцев). В сборе этих материалов нам оказали помощь наши коллеги, особенно важный, вклад был сделан И.К. Дамбуевой (Улан-Удэ). Молекулярные исследования, результаты которых обобщаются в настоящем сообщении, выполнены М.В. Деренко и Б.А. Малярчуком (Магадан). Компьютерная обработка результатов проведена С.Г. Рычковым (Москва), им же при изучении археологических материалов были получены данные о генофонде неолитического населения западного Предбайкалья.

      Сравнительное изучение митохондриальных генофондов народов Центральной Азии дало следующие результаты (см. таблицу).

      Частоты разных типов мтДНК в популяциях народов Центральной Азии (данные по монголам, населению северного Китая, тибетцам, корейцам — из работы Kolman et al., 1996; н/с — нет сведений).

Популяция A B C D Сумма A-D европеоидные типы мтДНК
Хакасы 3,7 5,6 35,2 9,3 53,8 18,5
Шорцы 0 2,4 7,1 9,5 19,0 35,7
Тувинцы 5,6 14,0 36,1 16,7 72,4 5,6
Сойоты 8,8 2,9 17,6 50,0 79,3 5,9
Буряты 5,7 4,8 17,1 24,8 52,4 5,0
Монголы 4,8 9,7 14,0 20,0 48,5 Н/с
Сев. китайцы 10,0 25,0 5,0 5,0 45,0 Н/с
Тибетцы 11,1 5,6 3,7 16,7 37,1 Н/с
Корейцы 7,7 15,4 0 23,1 46,2 Н/с
Алтайцы 3,3 3,3 30,4 9,8 46,8 22,8


      Таким образом, приведенные данные свидетельствуют о том, что из всех азиатских народов именно тувинцы и этнически близкие к ним сойоты показывают наивысшую вне Америки частоту «американских» типов мтДНК. Такая высокая концентрация этих вариантов не могла бы сохраниться (или сложиться) при смешанном происхождении тувинского этноса, который в своей основе сохранил генофонд, свойственный древней азиатской популяции, часть которой мигрировала в Америку.

      Это заключение получило подтверждение при сравнительном анализе последовательностей нуклеотидов в изученном участке молекулы мтДНК. Оказалось, что к генофонду неолитического населения западного Предбайкалья наиболее близок генофонд именно тувинцев (в сравнение были вовлечены также эвенки, якуты, буряты, алтайцы, монголы, казахи и ряд других народов Азии).

      Из всего сказанного следует, что к древнему населению Саянского региона генетически наиболее близки именно тувинцы. Если в сложении тувинского этноса, как нередко утверждается, и участвовали пришлые племена и народности, то либо их генетический вклад был незначителен, либо эти народности по своему происхождению были родственны прототувинцам.

      Поскольку археологические данные говорят об очень давнем заселении человеком Алтае — Саянского региона (Алтая, в частности, ранее, чем 30 тыс. лет назад), то у нас нет никаких оснований искать другую «азиатскую колыбель» предков америндов, кроме Саян, где до настоящего времени остались народы, сохранившие генофонд предков, общих и для америндов, и для некоторых современных народов Азии.

      ЛИТЕРАТУРА

      1. Derenko M., Malyarchuk В., Dambueu I. Zakharou I. Byruat and Tuva populations from South Siberia exhibit highest percentage of Mew World mf DNA haplofroups//Am. I. Hum. Genet. 1998. Biology and Population Genetics. V. 63. № 4. Supple. P. A. 211.
      2. Derenko M., Derenko G., Malyarchuk В., Dambueu I. Dorzhy Ch., Stolpovsci Y., Lotosh E., Luzina F., Zarharou I. Mitochondrial DNA variability in Turkic-speaking populations of the Altai and Sayn region from South Siberia// The region from South Siberia // The American Journal of Human Genetics 2000. V. 67. № 4.
      3. Denisova G., Derenko M., Malyarchyk В., Dorzhy Ch., Dambyeva I., Zakharov I. chromosome haplotupes demonstrate the presence of pale — Caucasoid component in khakassians //The American journal of Human Genetics. 2000. V. 67. № 4.

1 сентября 2008      Опубликовал: admin      Просмотров: 2591      

Другие статьи из этой рубрики

Хаджи-Мурат Илиуф. Этимологическое исследование слов-интернационализмов тюркского происхождения

Взаимное общение представителей разных этносов, знакомство с новыми реалиями неизбежно приводят к обогащению лексического фонда их языков через заимствование новых слов. Некоторые предметы или понятия оказываются столь значительными, популярными либо становятся знакомыми по той или иной причине, что обозначающие их слова приобретают экспансивный характер. Они делаются широко распространенными за первоначальные пределы, т.е. известными у народов, территориально удаленных как друг от друга, так и от места обитания людей, в среде которых возникли такие лексемы. Подобные номинативные единицы языка в лингвистике принято называть словами-интернационализмами. В этом лексико-семантическом разряде определенное место занимают слова тюркского происхождения. К ним можно отнести географические названия (топонимы) и термины, историзмы, этнонимы, этнографизмы, экзотизмы, а также лексемы, давно усвоенные разными языками и утратившие свою "иностранность". Иными словами, последний класс заимствованных слов в сознании носителей того или иного языка, как правило, не имеет коннотацию, отображающую их иноязычное происхождение. Этимологические исследования единиц этой лексической группы позволяют в диахроническом аспекте осветить линии непосредственного и опосредствованного этнокультурного взаимовлияния. Критерием отбора предполагаемых тюркизмов, этимологический анализ которых осуществляется в данной статье, является их наличие в лексике отдельных народов Азии и Европы.

А.В. Соломин. Происхождение тунгусского князя Гантимура по данным ономастики.

Одним из основных вопросов этнической истории Восточного Забайкалья и истории русско-китайских отношений остаётся вопрос происхождения князя Гантимура – ключевой фигуры в региональных событиях XVII века. Во всех российских официальных документах вплоть до советского времени князь и его потомки именуются конными тунгусами, т.е. эвенками. Более того, тунгусами было названо всё подвластное Гантимуру население: эвенкийское племя нелюдов и многочисленные роды пашенных дауров Верхнего Амура

Н.Н. Мингулов. Национально-освободительное движение народов Синьцзяна как составная часть общекитайской резолюции (1944—1949 годы).

Вооруженное восстание против гоминдановского режима началось с выступления одной из подпольных групп, действовавших в Нилхинском уезде. Успешная вылазка этой группы послужила сигналом к вос­станию населения Нилхинского уезда. На борьбу поднялись окрестные казахи, вскоре в районе Арбун-сумуна восстали монголы, которых воз­главил бежавший из тюрьмы славный сын монгольского народа Фуча-афанди. К середине сентября 1944 г. в горах Нилхинского уезда уже действовали мелкие партизанские отряды, ядро которых составляли бед­нейшие слои кочевого населения. Руководство повстанческими силами возглавили преданные и сме­лые сыны народа: Акбар-батур, Фуча-афанди, Фатих, Гани, Тухти, Хамид и др. Вооружались партизаны чем попало и большей частью за счет тех богатых трофеев, которые они захватывали у противника. Так, только в одном бою было взято более 100 винтовок и свыше 10 тыс. патронов.
 
 
"Евразийский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
Вопросы копирования материалов
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте