Статьи
 

C. 68

© Н. Н. Мингулов

Национально-освободительное движение народов Синьцзяна как составная часть общекитайской резолюции (1944—1949 годы).

Оригинальный вариант: // Вопросы истории Казахстана и Восточного Туркестана. – Алма-Ата: Изд-во АН КазССР, 1962. – т. 15. – С. 68 – 104

Победа китайского народа, открывшая новую эпоху в националь­но-освободительном движении Востока, является после Великой Октябрьской социалистической революции самым выдающимся событием всемирной истории. Победа народной революции явилась закономерным итогом долголетней и упорной героической борьбы широчайших народ­ных масс многонационального Китая под руководством Коммунисти­ческой партии Китая (КПК) с внутренними и внешними врагами.

Народы Синьцзяна рука об руку со всем китайским народом вели многолетнюю героическую борьбу за национальное и социальное осво­бождение и внесли свой вклад в дело великой победы над общим вра­гом.

Задачей настоящей работы является освещение одного из важных, но мало исследованных периодов в истории народов Синьцзяна — национально-освободительного движения 1944—1949 гг., его характера и особенностей на различных этапах, роли различных классов, групп и партий в этой борьбе.

***

Господство антинародной клики Чан Кай-ши в Китае — одна из самых мрачных страниц в истории Синьцзяна, окраинной провинции страны.

Экономика Синьцзяна неуклонно деградировала. Земледелие при­ходило в упадок. Сокращалось поголовье скота. Застой переживала торговля. Посевная площадь из года в год сокращалась. Так, если в 1940 г. [1] обрабатываемая площадь составляла около 20 млн. му [2], то ко времени освобождения провинции от реакционного гоминдановского гнета она едва достигала 15 млн.. му [3].

Огромные земельные площади, могущие давать обильный урожай, не использовались только потому, что ирригационные сооружения были недостаточны или пришли в полную негодность. Частые засухи при недостаточности ирригационных сооружений приводили к опустоше-

1          "Народный Китай", 1955, № 19, стр. 10. 2          Му равняется 1/16 га. 3          "Народный Китай", 1955, № 19, стр. 10.

1.С. 69

нию целых деревень, жители покидали их и уходили нищенствовать, пашни приходили в запустение.

Животноводство, являвшееся основной отраслью экономики северо-восточных районов Синьцзяна, носило экстенсивный характер. Большое количество скота гибло от частых эпизоотии, зимних холодов и ме­телей. Поголовье скота резко снижалось из года в год. К 1942 г. на­считывалось немногим более 17 млн. голов скота, а ко времени осво­бождения (1949 г.) не превышало 12 млн. голов.

Трудовое население провинции влачило самое жалкое существова­ние, его жестоко эксплуатировали гоминдановский бюрократический аппарат, местные феодалы-помещики, купцы и ростовщики. Крестьян­ство и скотоводы несли на своих плечах огромное бремя казенных на­логов (только основных насчитывалось 22 вида). Кроме основного об­ложения, существовал еще "дополнительный налог", обычно превышав­ший основной налог более чем в три раза, а также множество ничем не регламентированных податей и повинностей. Нередко все эти поборы поглощали 70—80 проц. доходов хозяйства.

Налоговая политика гоминдановских властей приводила к разо­рению дехканства и обогащению помещиков. Земельный налог взимал­ся в одинаковом размере как с крупных землевладельцев, так и с ма­лоземельных крестьян, составлявших основную массу сельского насе­ления. Используя продажность гоминдановских чиновников, помещики скрывали фактическое количество имеющейся у них земли и перекла­дывали налоговое бремя на крестьян. Нередко наблюдались случаи, когда с крестьян взимали налоги на много лет вперед. Они разорялись до такой степени, что вынуждены были продавать своих детей.

Сосредоточение до 70—80 проц. всех обрабатываемых земель, ле­сов и пастбищ в руках феодально-байских элементов, составлявших не более 10—15 проц. сельского населения [4] Синьцзяна, открывало пе­ред ними неограниченные возможности в эксплуатации крестьян и ря­довых скотоводов.

Малоземельное и безземельное крестьянство было вынуждено арен­довать землю у помещиков на самых кабальных условиях. От 3/5 до 4/5 урожая у дехканина уходило на арендную плату. Кроме того, по­скольку оросительная система находилась в распоряжении помещиков, крестьянство было вынуждено платить им за пользование водой.

В бедственном положении находились и трудящиеся скотоводы. Почти 80—90 проц. скота и все пастбища находились в руках феодалов. А в отдельных местностях этот процент был еще выше. Так, на­пример, в животноводческом районе Кашгарского округа—Ташкургане число бедняков-скотоводов доходило до 95 проц., из них 30 проц. рабо­тало батраками у богатых феодалов-скотоводов, не получая за это ни­какой платы, кроме скудной пищи [5].

Непомерный феодальный гнет, которому подвергалось сельское на­селение провинции, еще усугублялся вопиющей коррупцией местной администрации, торговым грабежом со стороны торгово-бюрократической монополии "Тучаньгунсы". Эта компания, монополизировавшая сферу торгового обращения провинции, служила для провинциального чиновничества орудием прямого ограбления широких слоев местного населения. Монопольно распоряжаясь ценами, компания за бесценок

4          Газета "Янги-Юл", 1956, 30 июля. 5          "Синьцзян газети", 1951, 15 февраля. Из речи делегата на конференции народ­ных представителей.
   1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17    18    19    20    21    22    23    24    25    26    27    28    29    30    31    32    33    34  Вперед
12 октября 2009      Автор: admin      Просмотров: 47468      

Другие статьи из этой рубрики

Александр Юрченко. Клятва на золоте: тюркский вклад в монгольскую дипломатию

Ритуал клятвы относится к культурным универсалиям. Видов клятв и вариантов их реализации ограниченное число. Клятва на золоте, как и большинство сюжетов, связанных с реалиями повседневной жизни в Монгольской империи, редко привлекает внимание исследователей. Остается неизвестным, каким образом монгольские ханы предоставляли гарантии безопасности иноземным правителям, требуя их прибытия на курултаи. Как создавалась атмосфера доверия, предшествовавшая непосредственной встрече высоких сторон? Широкие контакты, которые Монгольская империя навязывала сопредельным и зависимым от нее странам, как правило, имели целью создание военных союзов. То же самое относится к взаимоотношениям различных кланов Чингизидов. Во всех этих случаях использовалась клятва на золоте. В персидских источниках монгольского времени ритуал фигурирует под образным выражением "съесть золото" и, видимо, в силу известности содержание ритуала не раскрывается. Наша задача — раскрыть суть этого инструментария. История клятвы такова.

Фу Маоцзи. О Лобноре и лобнорцах

В Баянгол-Монгольском автономном округе, что находится в восточной части СУАР, есть место, сочетающее в себе бескрайность просторов и завораживающий, ни на что не похожий пейзаж. Китайские и зарубежные ученые называют эту местность "районом озера Лобнор", она известна также как "глубокий тыл Азии". Район Лобнора включает в себя два уезда – Чиглык (Юйли) и Чарклык (Жоцян), а также волость Чжанху уезда Луньтай и волость Пухуэй города Корла. На востоке граничит с провинциями Ганьсу и Цинхай (Кукунор), на западе соприкасается с уездами Шахъяр и Куча, на юге доходит до уезда Черчен и тибетского Кукушили, а на севере прилегает к уезду Луньтай и городам Корла, Турфан, Кумул.

Е.С. Галкина. Степные соседи Древней Руси: этнические процессы и общественное развитие

Кочевая периферия играла важную роль в исторических процессах того времени. И дело не только в том, что борьба с номадами в целом укрепляла социальные и политические связи в Древнерусском государстве, несмотря на частое использование кочевых наемников в княжеских усобицах. Жители Древней Руси контактировали с кочевниками на уровне торгового обмена, в приграничных районах существовало множество совместных поселений. Под влиянием славян-земледельцев происходило оседание кочевых племен, которое подчас заканчивалось ассимиляцией. Становясь частью древнерусской народности, кочевники привносили не только антропологический тип, но некоторые культурные традиции и обычаи. Все эти факторы делают необходимым изучение кочевых народов южнорусских степей не только как внешней и враждебной силы. Собственно миграции в степях Восточной Европы, этнические и социально-политические процессы в кочевых сообществах являются не менее важными для понимания истории Киевской Руси, чем военные столкновения.
 
 
"Евразийский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
Вопросы копирования материалов
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте