Статьи
 
© В.П. Юдин

О родоплеменном составе могулов Могулистана и Могулии и их этнических связях с казахами и другими соседними народами.

Известия АН Каз.ССР, 1965 - номер 3 - С.52-65.

Могулы, игравшие важную роль в XIV-XVII вв. в истории народов Центральной Азии, сошли с исторической арены, потеряв свою государственность и исчезнув как этнический коллектив. Работ, посвященных им непосредственно, мало, история их рассматривалась, как правило, попутно, в связи с изучением исторических судеб других народов. Лучшая работа - это брошюра акад. В.В. Бартольда "Очерк истории Семиречья", но и в ней могулам отведен лишь один раздел. В целом он конспективен и отчасти уже устарел. Между тем, история могулов - это большая самостоятельная проблема. Без ее разрешения не могут быть правильно поняты многие стороны исторического процесса в Центральной Азии. Одним из важных вопросов истории могулов является их этническое взаимодействие с казахами, киргизами и другими народами.

Родоплеменной состав могулов

Сведения о могульских родах и племенах, содержащиеся в персо- и тюркоязычных нарративных источниках, довольно скудны. К тому же они рассеяны по целому ряду сочинений. Только сведение их воедино может воссоздать приблизительную картину родоплеменного состава могулов. Основными источниками являются "Тарих-и Рашиди" Мирза Мухаммад Хайдар доглата, "Тарих" Шах Махмуд бен Мирза Фазил чораса и "Тарих-и Кашгар" анонимного автора. Помимо этого, для XIV и XV столетий такие сведения, обычно повторяющие друг друга, содержатся в сочинениях Хафиз-и Абру, Шараф ад-Дина Али Йазди, Низам ад-Дина Шами, Абд ар-Раззака Самарканди, Мирхонда и Хондемира. Ниже мы приводим названия могульских родов и племен и даем по каждому из них краткие сведения, которые могут быть извлечены из этих сочинений.

Кераит [арабская надпись - А.Р.] Аймак под таким названием в числе других был отправлен Туглук-Тимур-ханом (умер в 1362/.63 г.) для завоевания Мавераннахра [1]. Против кераитов в район Алмату посылал войско Эмир Тимур [2]. Во время похода Улугбека в Могулистан (начался 17.II 1425 г.) в районе Йанги-Тараза был обнаружен Ибрахим, сын Тук-Тимура, один из предводителей аймака кераит [3]. Других сведений об аймаке кераит в составе могулов в источниках нет. Из сообщения Махмуд чораса о том, что в случае движения могульского войска на север или запад командование передавалось эмирам правого крыла, а из их числа - эмирам племен чорас, дохтуй и кераит [4], не ясно, было ли в то время (конец XVI-начало XVII в.) в составе могулов племя кераит, или же автор сообщает сведения о когда-то существовавшем обычае.

Канглы [арабская надпись - А.Р.] = Бекчик [арабская надпись - А.Р.] Аймак канглы также входил в число трех аймаков, посланных Туглук-Тимуром для завоевания Мавераннахра [5]. Во главе его стоял Бекчик. Известно, что это имя носил купец, который помог Туглук-Тимуру на его пути из племени дохтуй в Аксу, к эмиру Пуладчи [6]. Известно также, что Туглук-Тимур возвеличил тех лиц, которые помогали ему в пути; от них пошли новые могульские племена. Со времени после смерти Туглук-Тимура из источников исчезает этноним канглы. и вместо него появляется название нового племени - бекчик. Это заставляет нас предположить, что аймаку канглы было присвоено новое наименование - по имени владетеля племени, т.е. произошло переименование племени. "Тарих-и Рашиди" сообщает, что после смерти Вайс-хана (1428 г.) бекчики ушли от Исан-Буги, и их предводитель Мир Хакк-Берди бекчик обосновался на Кой-Суйи на Иссык-Куле, устроил своих людей на острове и начал нападать на Сайрам и Туркестан [7]. Бекчики упоминаются в списке племенных подразделений войска Султан Саид-хана [8]. В последующее время их представители действовали по всей Могулии [9].

Аркануд, арканут [арабская надпись - А.Р.] Также один из аймаков, посланных Туглук-Тимуром в Мавераннахр. В "Раузат ас-сафа" сообщается, что Улугбек во время похода в Могулистан останавливался в Аркануд-кошун [10]. N. Elias отождествлял это племя с алакнутами и олкунутами [11], а Н.А. Аристов с аргынами [12]. Оба отождествления сомнительны.

Сулдуз [арабская надпись - А.Р.] Сообщение об этом племени как о могульском содержится в "Раузат ас-сафа" при описании похода Улугбека в Могулистан [13]. Племя это под руководством Олджай-Тимура находилось под Йанги-Таразом.

Доглат [арабская надпись - А.Р.] Доглаты принимали активное участие в политической жизни Могулистана и были одним из его могущественных племен. Эмирам этого племени была передана Кашгария. Однако доглаты действовали и на других территориях. Во время смут после смерти Вайс-хана Мир Мухаммад-Шах доглат после ссоры с младшим сыном Вайс-хана Исан-Бугой ушел в Ат-Баши, а Мир Карим-Берди - тaкжe доглат - обосновался в Ала-Буга на границе с Андижаном и Ферганой [14]. Затем Мир Карим-Берди присоединился к старшему сыну Вайс-хана Султан Иунус-хану, правившему в северной части Могулистана [15]. Следовательно, отдельные ветви доглатов распространялись и на территорию Семиречья.

Чорас [арабская надпись - А.Р.] Известно, что эмиры этого племени не соглашались принять вместе с Туглук-Тимуром ислам [16]. Они оспаривали у бекчиков право на первенство на войне и охоте [17]. После смерти Вайс-хана чорасы отказались признавать Исан-Бугу ханом и ушли к ойратам Амасанчи-тайши [18]. Они вновь признали власть могульских ханов только ко времени правления Султан Ахмад (Алача)-хана [19]. С этого времени отдельные представители племени чорас проходят через всю историю Могулистана и Могулии.

Курлагут [арабская надпись - А.Р.] Племя зарегистрировано для времени Туглук-Тимура [20]. Его можно отождествить с известным в истории Дашт-и Кипчака племенем курлаут [арабская надпись - А.Р.] "Курлауты... составляют теперь между киргизами (казахами.- В. Ю.) отделение от рода кипчак". Род курлеут-кыпшак населял Тургайскую степь [21]. Отождествление N. Еliasa курлагутов с карлуками невозможно [22].

Карлук [арабская надпись - А.Р.] Представители карлуков упоминаются в составе войск Султан Саид-хана и Мирза Абу-Бакра [23].

Итарчи [арабская надпись - А.Р.] = Барак [арабская надпись - А.Р.] Акбарак [арабская надпись - А.Р.] Родоначальником эмиров племени итарчи был Арджирак, сопровождавший Хизр-хана (умер в 1399 г.) в бегах [24]. Итарчи упоминаются в составе войска Султан Саид-хана. В дальнейшем это племя становится известным под наименованиями барак и акбарак [25].

Кончи [арабская надпись - А.Р.] = Сагрычи [арабская надпись - А.Р.] Родоначальником эмиров племени кончи был хорезмский купец, сопровождавший Хизр-хана в бегах [26]. Это сообщение могло бы показаться странным, так как сведения об этом племени, как об одном из наиболее древних, ведущем свое происхождение со времени до Чингиз-хана, сообщает еще Фазлал-лах Рашид ад-Дин в "Джами ат-таварих". Однако это недоразумение разъясняется очень легко: другие источники называют это племя термином сагрычи [27], т.е. племя кончи получило второе название, которое затем за ним и закрепилось, чему в преданиях могулов и источниках придавалось значение образования нового племени. И то, и другое названия имеют значение "кожевник" с более узким оттенком у сагрычи - "кожевник, производящий кожи сорта саурасагры". После смерти Вайс-хана оно также ушло от Исан-Буги и скиталось в степях Могулистана [28]. Затем оно присоединилось к Йунус-хану и служило ему одной из основных опорных сил [29]. Эмиры племени сагрычи упоминаются в перечне племен Султан Саид-хана. Затем сагрычи играют активную роль в политической жизни Могулии.

Кушчи [арабская надпись - А.Р.] В бегах Хизр-хана сопровождал также некий охотник из Чалыша. По "Тарих-и Рашиди" он был родоначальником эмиров племени кушчи. В переводе слово кушчи означает "охотник с ловчей птицей". Это племя имело второе название - кукельдаш [30]. Возникают значительные трудности при определении в соответствующих текстах значения слова кукельдаш: имеет ли оно этническое значение, употреблено ли в значении названия должности или служит для обозначения родственных отношений. В источниках есть указание на то, что подсчет Султан Саид-ханом своих людей перед походом на Кашгар по племенам не учитывает кушчи [31]. Из этого сообщения не ясно, были ли в войске Султан Саид-хана кушчи вообще, или же они были, но по каким-то причинам в перечень не вошли.

Байрин [арабская надпись - А.Р.] После смерти Вайс-хана они вместе с чорасами ушли к ойратам Амасанчи-таиши, но затем опять появляются среди могульских племен [32]. В качестве самостоятельного аймака они упоминаются даже в середине XVII в. на территории Кашгарии [33].

Калучи [арабская надпись - А.Р.] Мухаммад Хайдар сообщает, что калучи были самым многочисленным племенем в Могулистане. После смерти Вайс-хана, в смутный период они ушли от Исан-Буги в Туркестан, к Абу-л-Хайр-хану. О времени их возвращения ничего не говорится, но сообщается, что в самом начале правления Султан Ахмад-хана они участвовали в заговоре против него и затем вынуждены были бежать к оиратам. Султан Ахмад-хан преследовал их повсюду в течение двух лет, пока полностью не искоренил [34]. Последнее сообщение Мухаммад Хайдара вряд ли следует понимать буквально: по-видимому, истреблены были взбунтовавшиеся против него эмиры калучи и их ближайшие родственники. Во всяком случае калучи играли значительную роль уже при Султан Саид-хане [35]. В дальнейшем они проходят через всю историю Могулии.

Булгачи [арабская надпись - А.Р.] Племя булгачи упоминается совместно с салучи для времени Тимура [36]. После смерти Вайс-хана оно, вместе с калучи и рядом других племен, ушло в Туркестан к Абу-л-Хайр-хану. О нем говорится, как о могульском племени [37].

Арлат [арабская надпись - А.Р.] Также одно из основных племен Могулистана и Могулии; участвовало в "бунте" против Алача-хана [38]. Затем оно упоминается в составе могульских племен Могулии [39].

Барлас [арабская надпись - А.Р.] Одно из основных чагатайских племен Мавераннахра. Однако Мухаммад Хаидар говорит о барласах, как о могульском племени: по-видимому, какая-то часть барласов оставалась в Могулистане. Возможно также, что процесс культурной ассимиляции могулов сблизил их с чагатаями, и стал возможным переход части последних к могулам. Если это так, то встает вопрос об этнических связях могулов и народов Средней Азии. Они упоминаются в перечне племенных подразделений войска Султан Саид-хана [40]. Отдельные представители этого племени принимают активное участие в политической жизни Могулистана и Могулии.

Дохтуй [арабская надпись - А.Р.] Также одно из основных племен Могулистанаи Могулии. Было в составе племен могулов еще до Туглук-Тимура. Упоминается в перечне племенных подразделений войска Султан Саид-хана во время похода на Кашгарию. Между дохтуями и барласами шли споры относительно первенства на войне и охоте. Спор был решен Эмир Джаббар-Берди доглатом в пользу дохтуев [41].

Йарки [арабская надпись - А.Р.] Известны только по узкому кругу источников. Стоят в списке племенных подразделений войска Султан Саид-хана во время похода на Кашгарию [42]. Известны по последующей деятельности и Могулии. В источниках название этого племени иногда дается в форме барки [арабская надпись - А.Р.]. Если правильно последнее, тогда это племя можно отождествить с группой баргы киргизского племени адигине.

Ордабеги [арабская надпись - А.Р.] Этимология слова ордабеги очень прозрачна - "бек ханской ставки". Одно из основных племен Могулистана и Могулии, игравшее очень активную роль в политической жизни Восточного Туркестана после образования государства Султан Саид-хана [43].

Мекрит [арабская надпись - А.Р.] Упоминаются в составе племенных подразделений войска Султан Саид-хана [44]. Затем мекриты известны в истории Могулии [45].

Шункарчи, шулкарчи [арабская надпись - А.Р.] Упоминаются в перечне племенных подразделений войска Султан Саид-хана [46]. В дальнейшем в источниках не называются.

Нарин [арабская надпись - А.Р.] Дважды упоминаются в составе могульского войска Бабуром [47]. В других источниках не упоминаются, если не считать Младшего Иразан нарина, упоминаемого в "Раузат ас-сафа" и тождественного, по-видимому, Иразан байрину. Возможно, что в слове нарин в арабском написании в "Бабур-наме" нун образован в результате ошибочного перемещения точки снизу наверх. Если это так, то это также аймак барин//байрин. Тем более, что выше в "Бабур-наме" с этнонимом барин называется тот же предводитель, что и у наринов, - Джан-Хасан [48].

Долан [арабская надпись - А.Р.] Упоминаются вместе с байринами для начала второй половины XVII в. в районе Барчука в Восточном Туркестане в качестве могульского аймака [49].

Балыкчи [арабская надпись - А.Р.] Об этом племени сообщают Низамад-Дин Шами [50], Шах Махмуд бен Мирза Фазил чорас и анонимный автор "Тарих-и Кашгар". Эта группа находилась в охранении, когда Абд ал-Латиф-султан совершил набег на Хакк-Назар-хана (по некоторым другим источникам - на других казахских ханов) и возвратился в Аксу (1537 г.?) [51]. Балыкчи слишком поздно обнаружили внезапно напавших казахов и киргизов, не приняли боя и бежали, в результате чего войско могулов было разбито и Абд ал-Латиф-султан погиб. За это Абд ар-Рашид-хан истребил эту родовую группу.

Татар [арабская надпись - А.Р.] Упоминаются для XVII в. Совместно с байринами неудачно преследовали бежавших из Яркенда киргизов [52].

Мухаммад Хайдар сообщает, что в битве с ойратами на реке Или Эмир Сайид-Али спас Вайс-хана, за что последний отдал ему под управление пять аймаков: туркат [арабская надпись - А.Р.] хибат ширасут [арабская надпись - А.Р.] узбек [арабская надпись - А.Р.] даруга и куканут [арабская надпись - А.Р.] последние три находились под Хотаном [53]. Саййид-Али был эмиром племени доглат. С большой уверенностью можно утверждать, что вышеперечисленные аймаки являются подразделениями племени доглат.

После смерти Вайс-хана произошел "бунт" могулов, и из Могулистана в Самарканд ушло несколько десятков тысяч человек, которые частично были перебиты Мирза Улугбеком, частично пленены им и рассеяны по владениям его собственным и его отца Шахруха. Возглавляли эту откочевку Иразан байрин и Мирак туркмен. Мухаммад Хайдар сообщает, что Мирак туркмен был на службе у доглатских эмиров [54]. Бабур относит его "к числу беков тумана Чарас (чорас - В.Ю.)" [55]. Нельзя, однако, сказать, было ли в составе могулов подразделение туркмен или же это был один из туркменов, которые искали счастья в Могулистане.

Мухаммад Хайдар сообщает о сподвижнике Султан Саид-хана Тубра нойагусе [56]. Другие источники передают его имя в форме Тубра нойагут и Тубра нойгут [57]. По-видимому, этот Тубра был представителем племени нойгут, которое в XVI в., вероятно, считалось могульским.

О языковой принадлежности могулов

Самоназвание могулов нередко уводило исследователей в сторону от правильного решения вопроса об их языковой принадлежности. Этноним могул на территорию Семиречья принесли монголы, выделенные в улус Чагатаю и Угедею. Однако их было немного и судьба их была аналогична судьбе монголов в Дашт-и Кипчаке: они быстро были ассимилированы тюркоязычными племенами. Закреплению этнонима могул, видимо, способствовало стремление могульских феодалов на первых поpax сохранить кочевые, традиции, эталоном которых был кочевой быт монголов, и подчеркнуть преемственность власти ханов-чагатаидов.

Одни исследователи считают могулов монголами [58], другие - тюрками [59], третьи - конгломератом тюркских и монгольских племен [60], четвертые оставляют вопрос открытым [61], пятые вообще отказывают им в праве быть особой народностью и считают их сословием на службе у ханов-чагатаидов [62]. Последнее мнение не заслуживает серьезной критики: сведения источников не оставляют сомнений в том, что могулы выступали как особый этнический коллектив.

Что касается монголоязычности могулов, то первым доводом против него является отсутствие в источниках каких-либо образцов их монгольской речи. Между тем, фактов, доказывающих их тюркоязычность, немало. Прежде всего, сам племенной состав могулов говорит за это. В составе могулов были канглы, а их принадлежность к тюркским народам бесспорна. Если могулы - народность, то они должны были говорить на общем языке, а если часть народности говорила на тюркском языке, то и вся народность должна была говорить на том же языке. Утверждение Мухаммад Хайдара о том, что могулы и киргизы - один народ [63], также говорит за то, что могулы были тюрки. Анализ собственных имен, родоплеменных наименований, названий должностей также доказывает, что могулы были тюрки. Таш-Тимуру, сопровождавшему Туглук-Тимура из племени дохтуй в Аксу, могулы дали прозвище К?к-?чку [арабская надпись - А.Р.] что в переводе с тюркского означает "серая коза". Одного из приближенных Султан Ахмад-хана звали Ит-Эмган-бахадур, что также в переводе с тюркского означает "бахадур, вскормленный молоком собаки". Приведем несколько имен сподвижников Султан Саид-хана: Кара-Кулак-мирза, Кутлук-Мирак-мирза, Эмир Джаббар-Берди, Кара-Баш-мирза, Аллах-Кули-кукельдаш, Бек-Кули, Худай-Кули, Тангри-Берди. Все имена явно тюркские. Примеры наименований должностей: улусбеги, ордабеги, учбеги, тугбеги, йатышбеги, хазиначи, тагарчи и т.д. Все термины также тюркские. Примеры родоплеменных наименований: кушчи, кончи, сагрычи, ордабеги, бекчик. Также явно тюркские. Ставка первых чагатаидов называлась по-тюркски - Улуг-Иф - "Старший дом" [64].

В тех случаях, когда в источниках приводятся образцы речи могулов, они оказываются тюркскими. Фазлаллах бен Рузбихан в "Михман-наме-и Бухара" сообщает о том, что узбеки и могулы богача называют словом бай [65]. Бабур говорит, что "народы моголов и тюрков называют [его] (Самарканд. - В. Ю.) Симизкенд" [66], что в переводе с тюркского означает "Жирный город". Показательна сама постановка рядом этнонимов могул и узбек, и могул и тюрк - это убедительно свидетельствует о том, что эти народы говорили на языках одной системы, на тюркских. У могулов был обычай давать названия своим походам. Все названия, которые нам известны, - тюркские. Из китайских источников известно, что язык могулов был похож на уйгурский [67], т.е. на древнеуйгурский. Наконец, могулы оставили образцы своей литературы на тюркском языке. Султан Махмуд-хан, Султан Саид-хан, Мухаммад Хайдар, Абд ар-Рашид-хан были неплохими поэтами. Сохранились их тюркские стихи.

Все вышесказанное не оставляет сомнений в том, что могулы были тюркоязычны. Как нам представляется, тюркоязычность могулов - явление не позднее, а древнее. Что касается того, на каком тюркском языке говорили могулы, то нам представляется, что они говорили на тюркском языке кыпчакского типа, близком к казахскому и киргизскому языкам. Вероятно, что этот язык обладал и чертами, сближающими его с алтайским языком. Только такие качества языка могулов могут объяснить близость языков казахов и киргизов, киргизов и алтайцев. Потомки могулов лобнорцы, о чем ниже, говорят именно на таком языке.

Этнические связи могулов с казахами

Сопоставление родоплеменного состава могулов с родоплеменным составом казахов, прежде всего с родоплеменным составом казахов Старшего жуза, убеждает в том, что могулы играли большую роль в сложении казахской народности. Могульские племена доглат и канглы-бекчик, несомненно, вошли в состав Старшего жуза под названиями дулат и канлы. Не только совпадение названий племен говорит за это. Важно также и то, что соответствующие племена Старшего жуза занимают именно те территории, на которых находились могульские доглаты и канглы. Как известно, дулаты и канлы составляют подавляющее большинство населения Старшего жуза. Родовые подразделения адбан и суван, если судить по тамгам, оказываются близкородственными дулатам и, следовательно, могульским доглатам. Как уже говорилось выше, племя канглы у могулов в дальнейшем приобрело наименование бекчик, под которым оно позднее и фигурирует в источниках. Возможно, что это второе наименование бытовало только в могульских верхах, а народные массы продолжали употреблять древнее название. После вхождения канглы-бекчиков в состав казахов вполне могло возродиться древнее название племени.

У могулов в XIV-XV вв. происходит переименование целого ряда и других племен: кончи-сагрычи, итарчи-барак//акбарак, кушчи- -кукельдаш. Появляется целый ряд новых, ранее неизвестных племен: ордабеги, йарки, нарин (?) и др. Возможно, что и под этими названиями скрываются древние этнонимы, затем возродившиеся при вхождении соответствующих племен в состав казахов или других народов. Могулы приняли участие и в сложении Среднего жуза. Несомненно, что могульские кераиты - это казахские кереи. Последние и сейчас еще занимают территорию Семиречья, на которой некогда находились могульские кераиты. Таким образом, следует сказать, что ранее высказывавшаяся мысль об участии могульских племен в формировании казахской народности совершенно правильна, но при этом следует особо подчеркнуть то, что Старший жуз в основном сформировался за счет могульских родов, т.е. следует сказать, что казахи Старшего жуза, а равным образом и кереи являются давними насельниками Семиречья.

Если принять предположение, что казахи в этом районе появились только со времени откочевки Гирея и Джанибека, то следовало бы признать, что казахи появились здесь не ранее XV в. Но вышесказанное говорит за то, что это справедливо лишь для незначительной части казахов. Основная же часть Старшего жуза и кереи в Семиречье являются давними насельниками этой страны. Процесс вхождения могулов в состав казахской народности в деталях неизвестен, и это было одной из причин невнимания исследователей к их участию в этногенезе казахов. Против тезиса о преимущественном формировании Старшего жуза и частичном Среднего жуза за счет могулов говорит как будто то, что в XV и XVI вв., судя по "Тарих-и Рашиди" и другим источникам, могулы ясно сознавали свою обособленность от казахов и других народностей. Однако следует помнить, что Мухаммад Хайдар выразил в своем сочинении точку зрения феодальной верхушки могулов, сплотившейся вокруг ханов-чагатаидов, т.е. тех слоев общества, которые представляли собой центростремительные силы. Несомненно, что в этих кругах представления о единстве и общности могулов были более развиты, чем среди рядовых кочевников-могулов и возглавлявшей их родовой аристократии -представителей центробежной тенденции.

Следует также помнить, что Мухаммад Хайдар хорошо знал лишь южные районы Могулистана, что же происходило в северных и в северо-восточных районах этой страны, он знал плохо, да и не интересовался этим. Его осведомленность простиралась на районы реального распространения власти ханов-чагатаидов. В этом, по-видимому, и кроется разгадка умолчания Мухаммад Хайдара. Кроме того, к его времени, вероятно, процесс обособления казахов, киргизов и могулов и перегруппировки родов между этими народностями в основном завершился.

Этнические связи могулов с киргизами

Этнические связи этих двух народов не раз затрагивались в научной литературе. Однако не будет ошибкой сказать, что в полном объеме эти связи не только не вскрыты, но исследователями даже не достигнуто четкого представления об их многосторонности и интенсивности. Прежде всего, следует помнить указание Мухаммад Хайдара на то, что могулы и киргизы - это в сущности один народ. Отличие их, по Мухаммад Хайдару, заключается лишь в том, что киргизы не признавали власть ханов-чагатаидов и были "неверными". Мы не разделяем скептического отношения специалистов к этому утверждению. Нам кажется, что Мухаммад Хайдар выразил не только ясную, но и правильную мысль. Так, Мухаммад Хайдар называет племя булгачи для XV в. в составе могульских. Он говорит о том, что оно вместе с племенем калучи ушло из Могулистана в Дашт-и Кипчак к Абу-л-Хайр-хану. В дальнейшем это племя оказалось в составе киргизских племен и в XVII в. подверглось массовым репрессиям в Кашгарии [68].

По-видимому, этнические связи могулов и киргизов следует расчленить на два этапа: первый - период общности могулов и киргизов в составе союза племен Могулистана, объединявшегося этнонимом могул (предел-XV в.); второй -период обособления народностей и последующего поглощения могулов соседними народами (начиная с XV в.). В первый период будущие могульские и киргизские, равным образом как и будущие казахские племена, на равных основаниях входили в состав формировавшейся могульской народности. Процесс этот оказался незавершенным. На политико-экономической основе произошло обособление и выделение группировок племен, одна из которых сохранила название могул, вторая приобрела название киргиз, третья, тяготевшая к северным и восточным районам, влилась в состав казахской народности. Закрепление за киргизами их современного самоназвания - до сих пор удовлетворительным образом не разрешенная загадка. Попытка объяснить появление киргизов на Тянь-Шане прежде всего проникновением их с Алтая и Енисея в притяньшанские районы в период после монгольского завоевания, накоплением там значительного количества собственно киргизских племен и последующим вытеснением ими могулов с Тянь-Шаня и частичной ассимиляцией последних остается молоубедительной гипотезой, так как не подкрепляется достаточными свидетельствами источников, доказывающими, что процесс имел именно такой характер и последовательность. По-видимому, при объяснении происхождения киргизского народа следует отказаться от стремления следовать за термином, что уже является в основном принятой точкой зрения в отношении казахов.

В течение второго периода произошло, вероятно, не только разделение отдельных племен на могульские и киргизские, но и расчленение некоторых племен на части между могулами и киргизами. В дальнейшем, когда ханы-чагатаиды и могульские феодалы в Восточном Туркестане стали привлекать киргизские племена на службу, процесс этнического взаимодействия продолжился. По этим причинам сейчас в составе киргизов обнаруживаются явно могульские и общие с могульскими элементы: баарин, балыкчи, барак, дуулат, керейит, кушчу, монгол, монголдор, нойгут [69] и др.

Этнические связи могулов с уйгурами

Контакты могулов с уйгурами, т. е. с современным тюркоязычным населением Восточного Туркестана, начались сразу же после монгольского завоевания, когда Кашгария была передана эмирам могульского племени доглат. Позднее могульскими ханами были подчинены Турфан и Комул (Хами). Часть доглатов, постоянно или в основном находившаяся в Кашгарии, по-видимому, ранее других вступила в этническое взаимодействие с уйгурами и до XVI в. в значительной степени была ассимилирована. За это говорит сообщение Мухаммад Хайдара об утрате могулами своей чистоты и сохранении в районах Турфана и Кашгара всего около 30 000 чистых могулов [70].

В 1514 г. в Кашгарию вместе с Султан Саид-ханом прибыла новая волна могулов, принадлежавших к разным племенам и выброшенных из Средней Азии и Могулистана совпавшими по времени усилиями шейбанидских узбеков, казахов, киргизов и ойратов.

Таким образом, на территорию Восточного Туркестана в разное время прибыло несколько различных групп могулов. К XX в. процесс ассимиляции могулов уйгурами в основном завершился: осталось лишь несколько групп, происхождение которых может быть увязано с могулами или возведено к ним. К таким группам принадлежат деланы (долоны), нюгейты, ардбюль и хурасан.

Относительно происхождения группы долан известны различные точки зрения: сами доланы возводят себя к могулам (могал) [71], некоторые исследователи считают их потомками киргизов [72], другие возводят их к казахам [73], третьи считают их группой уйгурского населения Кашгарии, переселенной на новые места маньчжурской администрацией [74], четвертые - потомками ойратских войск (гарнизонов), оказавшихся на территории Кашгарии [75], пятые склоняются в пользу тибетского происхождения доланов, шестые - в пользу древнеуйгурского [76].

Многообразие этих точек зрения объясняется тем, что в руках исследователей не было каких-либо достоверных свидетельств. Между тем, аймак долан регистрируется для XVII в. в качестве могульского родового подразделения или племени на территории Кашгарии в районе Барчука. Махмуд чорас сообщает, что в 1670 г., "когда (Исмаил-хан и его войско.- В. Ю.) достигли прохода Барчука, [к ним] присоединились аймаки долан и байрин" [77]. В дальнейшем доланы фигурируют и в других источниках.

Сам термин долан объясняется по-разному. Возможно сопоставление долан и доглат, которое с фонетической и морфологической стороны особых возражений не вызывает. Возможно также возведение этого термина к мифическому предку киргизов (по-видимому, и могулов) Долону. Однако более правильным, вероятно, следует признать отождествление Э.Р. Тенишевым этнонима долан с монгольским числительным "семь" - долондолан (<долуран), так как "сами доланы ведут свое происхождение от "семи родов" (йэттэ урук)".

Группа нюгейт [78] скорее всего происходит от нойгутов. За это говорит не только фонетическая близость этих двух этнонимов, но и особенности быта нюгейтов, сближающие их с киргизами и могулами.

Группы ардбюль и хурасан, первая из которых проживает в оазисах Кашгара и Аксу, а вторая - "к востоку от Аксу - в оазисах Бай, Куча и частью Курла", и согласно преданию пришла сюда "еще в глубокой древности из Афганистана" [79], по-видимому, также восходят к могулам. Известно, что в XV в. тимурид Султан Абу Саид-мирза "вызвал Юнус-хана из Ирака и Хорасана" [80], поставил его ханом в могульском улусе и отправил в Могулистан, чтобы организовать противодействие Исан-Буга-хану. При этом по владениям тимуридов дважды собирали могулов и передавали их Султан Йунус-хану [81]. По-видимому, потомками этих могулов из Ирана и Ирака и являются группы ардбюль и хурасан в Восточном Туркестане. Названия групп восходят к названиям г. Ардебиль и области Хорасан. Известно также, что г. Аксу в Восточном Туркестане в местных источниках называется и Ардебиль (Эрдбил). По-видимому, второе название городу дали могулы-ардебильцы, пришедшие с Султан Йунус-ханом.

Этнические связи могулов с лобнорцами

Лобнорцы не раз уже привлекали к себе внимание исследователей. Однако до сих пор их происхождение не выяснено, их ведут от монголов или калмаков [82], от уйгуров-кашгарлыков [83], от киргизов [84]. В последнее время Э.Р. Тенишевым выдвинута гипотеза "комбинированного" этногенеза лобнорцов, возводящая их к алтайским киргизам, алтайцам, монголам и тяньшанским киргизам, по разному взаимодействовавшим между собой. Под вопросом он отмечает участие в их этногенезе казахов. Путь, который намечает для предков лобнорцев Э.Р. Тенишев, - Южный Алтай, Турфан-Комул, оз. Лобнор. В последнее время лобнорцы, как он отмечает, испытывают влияние уйгуров - вначале южных, теперь - северных [85]. Гипотеза Э.Р. Тенишева, однако, страдает существенным недостатком: она не подтверждается никакими историческими свидетельствами и основывается на рассказах самих лобнорцев о своем происхождении. В их рассказах чувствуется настойчивая попытка ответить на вопрос, волнующий их самих и всех сталкивающихся с ними: чем вызваны их отличия от окружающего населения и кто их предки? Отсюда, по-видимому, и разноречивые предположения, высказывавшиеся иногда в категорической форме: монголы, калмаки, киргизы, казахи, уйгуры. Очень ценными являются собранные Э.Р. Тенишевым сведения по родовому делению лобнорцев. В состав лобнорцев входят следующие родовые подразделения: 1) йалла(р), или йалла, йанлык и йан; 2) джодак, или джудак; 3) калучу(лар), или калучи; 4) каракошунлук (каракошуллук), 5) кундуз (дар), или кумдус, кулдус.

Из этих этнонимов только два - джодак и калучи - имеют, по мнению Э.Р. Тенишева, аналогии: джодак сближается с родом дъыдак южных (чуйских) алтайцев, а калучи с киргизским калча (из галча - ариец, памирец, - В. Ю.) и калча - "иранские кочевые аборигены Коканда". И то, и другое отождествляется со ссылкой на работы В.В. Бартольда. Помимо этого, высказывается предположение о заманчивости сближения термина калучи с термином халадж, чему, однако, препятствуют исторические известия о халаджах: "Уже в Х в. халаджи жили на западе - в южной части Афганистана" [86].

Между тем, калучи известны в истории народов Центральной Азии. Как уже говорилось выше, они, по сообщению Мухаммад Хайдара, были самым многочисленным племенем могулов. Калучи известны только в составе могулов, и их наличие в составе лобнорцев неоспоримо свидетельствует о происхождении последних от могулов. Остальные родовые подразделения ближайших аналогий в тюрко-монгольской этнонимике не находят. Однако это не может нас смущать, так как родоплеменной состав могулов известен далеко не полностью: прежде всего, неизвестны наименования мелких родоплеменных подразделений.

Из остальных этнонимов джодак, йалла(р) и каракошунлук могут быть объяснены, как имеющие определенное социальное значение. Джодак соответствует слову йавдак. В совр. уйг. языке: йавдак ат - "неоседланная, запасная лошадь", т.е. "другая", "вторая". Отсюда близко уже и к значению "чуждый, не входящий в нашу среду", которое сами лобнорцы придают слову джодак. Слово йалла(р) удовлетворительно объясняется самими лобнорцами как "пришельцы, чужаки". Оно произведено от слова йан - "бок, сторона", хотя лобнорцы пытаются сами произвести его также и от йат - "чужой, посторонний". Слово йан в истории Восточного Туркестана дало несколько образований, имеющих значения социальных терминов. Таково слово йанчи. Имеется еще и термин кара-йанчук [87], каковым обозначались киргизы и калмаки на службе могульских феодалов в XVII в., т.е. этим термином обозначались чуждые в могульской среде этнические элементы.

Этноним каракошунлук происходит от названия области Кара-Кошун, которая раньше называлась Кара-Курчин [88]. Термин курчин в составе последнего топонима соответствует термину урчин//орчин//hурчин, о котором Бабур писал: "... маленькие области, подчиненные столице какой-нибудь большой области, называются... в Андиджане, Кашгаре и между ними - орчин..." [89]. Среди должностных званий в Могулии известно "Нурчанбеги", которое современным уйгурам уже непонятно [90]. В сводной "Таблице должностей и чинов в Восточном Туркестане", составленной Л.И. Думаном, приводится орчин бек "орцинь бокэ" со значением "десятский" [91]. Курчин, конечно, фонетический вариант слова Нурчин. Именно в последней форме это слово употреблялось в Восточном Туркестане. Выйдя из употребления, оно было заменено более попятным кошун. Употребление звука к, вместо h свидетельствует, по мнению Э.Р. Тенишева, о промежуточном положении, занимаемом лобнорским языком между киргизским, алтайским и казахским. Слово Нурчин долее всего употреблялось именно в официальной терминологии могулов.

Изложенное выше позволяет сделать заключение, что сегодняшние лобнорцы - это потомки могулов, о чем они помнят и сами. С другой стороны, разнобой в показаниях лобнорцев об их предках, по-видимому, объясняется тем, что могулы давно уже исчезли как этнический коллектив. Известные лобнорцам монголы - это ойраты, которых они называют калмак. Однако сами лобнорцы - не монголы и по некоторым лингвистическим и этнографическим признакам стоят близко к киргизам и казахам, почему и их также называют в числе своих предков. Трудно сказать, принимали ли перечисленные народы участие в сложении лобнорцев. Скорее всего правильные воспоминания лобнорцев переплелись с их гипотетическими построениями о собственном происхождении, вызванными к жизни попыткой установить генетическую связь с реально существующими народами.

Нам представляется, что лобнорцы - это прямые потомки могулов, которые в условиях изоляции сумели сохранить свой язык и некоторые этнографические особенности. Как известно, Мухаммад Хайдар сообщал, что в районах Кашгара и Турфана сохранилось в его время около 30 000 могулов, которые сберегли в чистоте особенности могульского быта. Возможно, что лобнорцы - потомки этих могулов.

•••

Настоящее сообщение никоим образом не исчерпывает вопроса. В нем мы пытались лишь очертить контуры многовекового процесса этнического взаимодействия могулов с соседними народами в XIV- XVII вв. Незначительный объем статьи не позволил нам коснуться вопросов: о термине джете//чете, о каучинах в Кашгарии, о названных в статье племенах за пределами Могулистана и Могулии, о причинах закрепления за тюркскими племенами монгольских этнонимов и др.

За этот период могулы деградировали как единый этнический коллектив, влившись отдельными частями в состав других народов. XIV- XVII вв. - эпоха бурных социально-экономических и государственных преобразований и этнических контактов, сдвигов, переплетений и трансформаций в жизни народов Центральной Азии. Центральный Тянь-Шань и прилегающие к нему районы были важным центром этнических перестроек и взаимопроникновений. Только анализ этнической истории этого района за этот период может дать окончательный ответ на вопрос: почему притяньшанские народы включают в свой состав разнородные, подчас противоречивые этнические элементы? Так, например, родоплеменной состав киргизов удовлетворительным образом может быть объяснен только с учетом этнической истории Тянь-Шаня эпохи Могулистана и последующей гегемонии казахских ханов в этом районе. Вряд ли нужно для объяснения общности многих родоплеменных подразделений киргизского и казахского народов обращаться к более глубокой древности. Ведь именно XIV-XVII вв. - это период непосредственного этнического взаимодействия этих двух народов.

Между тем эпоха эта изучена явно недостаточно. Наиболее полное изучение этнических процессов в этом районе за указанный период - одна из важнейших задач исследователей этногенеза притяньшанских народов.

Примечания:

[1] A History of the Moghuls of Central Asia being the Tarikh-i-Rashidi of Mirza Muhammad Haidar, dughlat. An english version, edited, with commentary, notes and map by N. Elias. The translation by E. Denison Ross. London, 1898, Part I, p. 15-16. Далее - Tarikh-i-Rashidi.
[2] Там же, Part 1, р. 39.
[3] [арабская надпись - А.Р.] "Академик В.В. Бартольд. Сочинения", т. II, ч. 2. М., 1964, стр. 182.
[4] [арабская надпись - А.Р.] Рукопись Гос. библиотеки СССР им. В.И. Ленина, л. 37а. Далее - "Махмуд чорас".
[5] Tarikh-i-RasIlidi, Part 1, р. 16.
[6] Там же, р. 9.
[7] Там же, р. 78-79.
[8] Там же, Part II, р. 308.
[9] Подробнее о Могулии (Восточном Туркестане) см. нашу рецензию на кн. А.М. Мугинова "Описание уйгурских рукописей Ин-та народов Азии АН СССР" (М., 1962) в "Изв. АН КазССР, серия общественных наук", 1965, вып. 2, стр. 81.
[10] В кн.: "Академик В.В. Бартольд. Сочинения", т. II, ч. 2. М., 1964, стр. 187.
[11] Tarikh-i-Rashidi, Part I, p. 16.
[12] Н.А. Аристов, Заметки об этническом составе тюркских племен и народностей и сведения об их численности. "Живая старина", вып. III и IV, год шестой. СПб., 1836, стр. 314.
[13] В кн.: "Академик В.В. Бартольд. Сочинения", т. II, ч. 2. М., 1964, стр. 182.
[14] Tarikh-i-Rashidi, Part 1, р. 78.
[15] Tам же, р. 86.
[16] Там же, р. 14.
[17] Там же, Part II, р. 308; Бабур-наме. Записки Бабура. Перевод М. Салье. АН УзССР, Ин-т востоковедения, Изд-во Ail УзССР, Ташкент, 1958, стр. 117.
[18] Tarikh-i-Rashidi, Part 1, р. 79.
[19] Там же, р. 121.
[20] Там же, р. 19.
[21] [арабская надпись - А.Р.] Бинаи. Рукопись Ин-та востоковедения АН УзССР, 844, л. 16; Ч.Ч. Валиханов. Собр. соч., т. 1. Алма-Ата, 1961, стр. 205, 659.
[22] Tarikh-i-Rashidi, Part I, p. 19; курлагут дается как kurlukut.
[23] Там же. Part II, р. 309, 321.
[24] Там же, Part I, p. 51: [арабская надпись - А.Р.] по рукописям [арабская надпись - А.Р.] т.е. "[некто] из [племени] чегрек (черик?)", о чегрек (чограк, чакрак) см. "Бабур-наме", стр. 44, 77.
[25] [арабская надпись - А.Р.] Рукопись ЛО ИНА АН СССР, С 576, л. 44a, далее - "Tapиx-и Кашгар".
[26] Tarikh-i-Rashidi, Part 1, р. 51.
[27] Махмуд чорас, л. 17а; Бабур-наме, стр. 20.
[28] Tarikh-i-Rashidi, Part I, p. 79.
[29] Бабур-наме, стр. 20.
[30] Tarikh-i-Rashidi, Part I, p. 51-52.
[31] Тарих-и Кашгар, л. 556.
[32] Tarikh-i-Rashidi, Part 1, р. 79.
[33] Махмуд чорас, л. 74а, 84а: в источниках и литературе этот этноним имеет варианты: байра, барын, баарын, барин, баарин, бахрин, багрин.
[34] Tarikh-i-Rashidi, Part 1, р. 79, 121.
[35] Там же, Part II, p. 309.
[36] Histoire des conquetes de Tamerlan intitulee Zafarnama par Nizarnuddin Sarni. Edition critique par Felix Tauer. Praha, t. 1, 1937, p. 117; t. II, 1956, p. 74.
[37] Tarikh-i-Rashidi, Part I, p. 79.
[38] Там же, р. 121.
[39] Махмуд чорас, л. 57а.
[40] Tarikh-i-Rashidi, Part II, р. 307.
[41] Там же. Part 1, р. 6; Part II, p. 306, 307.
[42] Там же, Part II, р. 307.
[43] Там же, р. 307.
[44] Там же, р. 309.
[45] Махмуд чорас, л. 65а.
[46] Tarikh-i-Rashidi, Part II, р. 309.
[47] Бабур-наме, стр. 122, 128.
[48] Там же, стр. 70.
[49] Махмуд чорас, л. 84а.
[50] Histoire des Conquetes де Tarnerlan..., 1. I, p. 123.
[51] Тарих-и Кашгар, л. 626, 64a.
[52] Махмуд чорас, л. 74а.
[53] Tarikh-i-Rashidi, Part I, p. 66-67.
[54] Tarikh-i-Rashidi, Part I, p. 73.
[55] Бабур-наме, стр. 20.
[56] Tankh-i-Rashidi, Part II, p. 183, 248, 264, 265.
[57] Тарих-и Кашгар, л. 526, 536, 54a.
[58] В.В. Бартольд. Рецензия на: "Заметки об этническом составе..." Н.А. Аристова. ЗВОИРАО, т. II, вып. 1-4, 1897-1898. СПб., 1899, стр. 352.
[59] С. Аманжолов. Вопросы диалектологии и истории казахского языка. Ч. 1. Алма-Ата, 1959, стр. 24 и сл.
[60] К.И. Петров. К истории движения киргизов на Тянь-Шань и их взаимоотношений с ойратами в XIII-XV вв. Фрунзе, 1961, стр. 175.
[61] В кн.: "Академик В.В. Бартольд. Сочинения", т. II, ч. 1. М., 1963, стр. 80.
[62] Н.А. Аристов, Заметки об этническом составе..., стр. 317.
[63] Tarikh-i-Rashidi, Part I, p. 148.
[64] The History of the World-Qonqueror by Ala-ad-Din Ata-Malik Juvaini. Translated from the text of Mirza Muhammad Qazvini bv John Andrew Boyle. Manchester University Press, 1958, vol. II, p. 504, 507, 536, 538, 563, 586, 612.
[65] Фазлаллах бен Рузбихана Исфахани. Рукопись Ин-та востоковедения АН УзССР, 1414, л. 76а:
[66] Бабур-наме, стр. 59.
[67] Bretschneider Е. Mediaeval Researches from Eastern Asiatic Sources, London, 1888, vol. II, p. 241.
[68] Махмуд чорас, л. 74а.
[69] С.М. Абрамзон. Этнический состав киргизского населения Северной Киргизии. "Труды Киргизской археолого-этнографической экспедиции". IV. М., 1960. стр. 3-137.
[70] Tarikh-i-Rashidi, Part I, p. 148.
[71] С.Е. Малов. Уйгурские наречия Синьцзяна. Тексты, переводы, словарь. М., 1961, стр. 138.
[72] С.М. Абрамзон. Киргизское население Синьцзян-Уйгурской автономной области Китайской Народной Республики, "Труды Киргизской археолого-этнографической экспедиции". II. М., 1959, стр. 336-337.
[73] 0. Lattimore. Pivot of Asia, Sinkiang. Boston, 1959, p. 59.
[74] М.В. Певцов. Путешествие по Восточному Туркестану, Кун-Луню, северной окраине Тибетского нагорья и Чжупгарии в 1889-м и 1890-м годах. СПб., 1895, стр. 334.
[75] Э.Р. Тенишев. Деланы и их язык. "Исследования по уйгурскому языку". Алма-Ата, 1965, стр. 99-100.
[76] Н.А. Аристов. Заметки об этническом составе..., стр. 441. прим. 3: Свен Гедин. В сердце Азии. Памир-Тибет-Восточный Туркестан, т. 1. СПб., 1899, стр. 332, 77.
[77] Махмуд чорас. л. 84а.
[78] О нюгейтах см.: Ч.Ч. Валиханов. Собр. соч., т. II. Алма-Ата, 1962, стр. 339, 423, 657.
[79] Н.М. Пржевальский. Четвертое путешествие в Центральной Азии. От Кяхты на истоки Желтой реки, исследование северной окраины Тибета и путь через Лоб-Нор по бассейну Тарима. СПб., 1888, стр. 362.
[80] Бабур-наме, стр. 20.
[81] Tarikh-i-Rashidi. Part I, p. 84.
[82] Н.М. Пржевальский. Четвертое путешествие... СПб., 1888, стр. 300.
[83] М.В. Певцов. Путешествие по Восточному Туркестану..., стр. 310-311, 328-329.
[84] С.Е. Малов. Лобнорский язык. Фрунзе, 1956, стр. 4-5.
[85] Э.Р. Тенишев. Еще раз о происхождении лобнорцев. VII Международный конгресс антропологических и этнографических наук (Москва, август, 1964 г.). Изд-во "Наука", М., 1964, стр. 7-8.
[86] Там же, стр. 3-4.
[87] Махмуд чорас, л. 786.
[88] H.М. Пржевальский. Четвертое путешествие..., стр. 303.
[89] Бабур-наме, стр. 155.
[90] G. Raquettе. Eine Kaschgarische Wakf-Urkunde aus der Khodscha-Zeit Ost-Turkestans von... Lund-Leipzig, 1930, s. 19-20.
[91] Л.И. Думан. Аграрная политика цинского (манчжурского) правительства в Синьцзяне в конце XVIII века. М.-Л., 1936, стр. 110.

1 сентября 2008      Опубликовал: admin      Просмотров: 2736      

Другие статьи из этой рубрики

Заур Гасанов. От шаманистической мифологии до тюркского эпоса Кёроглы (и мифа о происхождении скифов от Геракла)

При исследовании различных версий эпоса "Кёроглы" нам удалось обнаружить параллели между сюжетом эпоса и мифом о "происхождении скифов от Геракла". Хотелось бы отметить, что мы не привлекали к исследованию образа скифского Геракла греческие мифы о Геракле. Хотя миф о происхождении скифов от Геракла был рассказан Геродоту эллинами, проживающими в Северном Причерноморье у нас есть все основания полагать что данный миф относится к киммерийско-скифской мифологии, поскольку, во первых данный миф прослеживается в греческих источниках лишь в связи с упоминаниями о скифах. Во вторых, сюжет о поясе Геракла с висящей на застежке золотой чаше находит свое археологическое подтверждение в скифском кургане Аржан 2.[

Г.Г. Пиков. О «кочевой цивилизации» и «кочевой империи». Статья первая: «Кочевая цивилизация»

В кочевниковедении наработан столь огромный материал в виде фактов и идей и отмечено столь значительное количество особенностей развития кочевого сообщества, не характерных как для земледельческих областей, так и для районов с присваивающей экономикой, что не видеть или игнорировать специфику развития и устройства обществ евразийского степного коридора уже невозможно. В историографии однако, как справедливо отметил пионер идеи кочевой цивилизации в нашей стране А. И. Мартынов [Мартынов. Степи Евразии; он же. О степной; Он же. Первичные цивилизации; Он же. Два этапа; Он же. Модель; Совещание], взаимоотношения обществ оседлых цивилизаций и степной Евразии все еще не рассматривались как система отношений двух параллельно развивающихся миров и это связано с тем, что оседлые общества - явление историческое, а степная Евразия, прежде всего, археологическое, добавим, и филологическое, т. е. описываемое все еще достаточно тенденциозно, в значительной степени на основе тех оценок, которые давали современники кочевой цивилизации.

Б.Д. Цыбенов. Даурские роды в XVII в.

В начале XVII в. дауры населяли обширную территорию от Еравнинских озер и верховьев Витима на западе до притока Амура в среднем течении – р. Буреи на востоке (ныне Бурейский район Амурской области); на севере доходили до устья притока Алдана – р. Амга (совр. Республика Саха-Якутия), на юге граница проходила по правому берегу Амура, в районе притоков – Кун и Букур (северная часть провинции Хэйлунцзян КНР). В Восточном Забайкалье, помимо эвенкийского окружения, с юго-запада, с даурами, возможно, поддерживали связи племена и объединения монгольского происхождения (табангуты, хори). Амур в верхнем течении на всем протяжении (около 900 км.) был естественной границей между даурами и этнотерриториальным объединением монголов – хорчинов, в состав которых входили кереиты, солонгуты и ряд других монгольских племен [21, c. 23]. Отдельные группы дауров, проживавшие на правом берегу Амура, находились с ними в непосредственных контактах. На юге и востоке даурские земли соприкасались с территорией маньчжурских племен, а северными соседями были эвенки-орочоны. Отметим, что дауры различали эвенков по хозяйственно-культурному типу: хонкор (онкор) – скотоводы и земледельцы и орчен – оленеводы. Первые проживали в соседстве с даурами, в некоторых местах наблюдается чересполосное расселение. В целом, тунгусо-маньчжурские элементы приняли немалое участие в формировании даурской народности. Об этом свидетельствуют данные материальной и духовной культуры, заимствования в языке. К тотемным культам, по всей вероятности, тунгусо-маньчжурских народов, относится почитание даурами медведя, как первопредка [пма, инф. И Сун]. Имеются сведения об эвенкийских родах, связанных с даурами кровными узами. Их называют "таараалеэ", производное от корня "таар", имеющего следующие значения: 1) "дети братьев матери"; 2) "дети сестер отца" [пма, инф. Э Жуйфу].
 
 
"Евразийский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
Вопросы копирования материалов
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 
Купить окна в домодедово на заказ у производителя.