Статьи
 

© Сабитов Ж.М.

Золотоордынский клан Бек-Суфи: история и вопросы генеалогии

Оригинальная версия: // Золотоордынское наследие. Казань. 2009. С.180-183

История Золотоордынского клана Бек-суфи не являлась объектом пристального изучения: в основном дискутировалась генеалогия самого Бек-суфи. Первые статьи о Бек-Суфи появились в связи с обнаружением монет с его именем отчеканенных в Крыму в 822, 823,824 и 825 годах хиджры. Северова М.Б. в своей статье "Об имени золотоордынского хана на монетах Крыма 822 и 823 гг. хиджры (1419, 1420 гг. н.э.)" впервые отождествила монетного Бек-Суфи с Бек-суфи, сыном Бектута из Тука-Тимуридов. Северова подсчитала, что если считать, что Бек-Суфи сын Бектута сына Данишменда сына Баяна сына Тука-Тимура сына Джучи сына Чингисхана дожил до 823 года, то одно поколение в этом клане должно равняться 35 годам[1]. Это предположение Северовой вызвало здоровую критику исследователей, которая все-таки не появилась в форме статьи. Критика в основном сводилась к двум пунктам:

1. Возражение методологического характера:

35 лет на поколение – это натяжка. Нужно использовать бритву Оккама и считать не с самого начала, а с последнего известного места, которое наиболее близко к концу генеалогической цепочки.

Надо считать не с Чингиз-хана, а с Тука-Тимура, сына Джучи. Если считать что Джучи умер в начале 1227 года, то Тука-Тимур родился до его смерти или в течении 1227 года. Таким образом, если принять за дату рождения 1227 год, то на 5 поколений придется около 195 лет или 39 лет на поколение. Если же предположить, что Тука-тимур родился раньше, что вполне вероятно, то количество лет на поколение только увеличиться.

2. Возражение генеалогического характера:

35 лет на поколение означает, что Бек Суфи и все его предки были младшими, причём, очень поздними детьми. Это довольно маловероятно, если учесть, что, согласно Рашид ад дину,  Баян был вторым сыном Тука-Тимура.

Бек-Суфи в Муиззе и Нусрат-наме был потомком Джучи в пятом колене, хотя нумизматический Бек-Суфи правил в 1419-22 годах. Если сравнить с другими джучидами:

Бердибек, потомок Джучи в седьмом колене.

Кара-Ногай и Хызыр, потомки Джучи в пятом колене, правили в начале 1360-х.

Каганбек и Арабшах, потомки Джучи в шестом колене, правили в 1370-х.

Урус и Тохтамыш, потомки Джучи в седьмом колене, правили в 1369-77 и в 1379-1395 годах соответственно. Правление Бек-Суфи, сына Бектута очень сильно выбивается из этой линии, так как все его генеалогические сверстники погибли уже в 1360-х годах, в то время как нумизматический Бек-Суфи правил в 1419-1422 годах.

Также Гаев А.Г. отождествлял хана смутного времени Орда-Мелика и Орда-Мелика, племянника Бектута (кузен Бек-Суфи), ориентируясь на время жизни генеалогических современников[2].

Перечислив минусы и плюсы позиции Северовой, мы хотели бы развить ее мысль и доказать тождество Бек-Cуфи из источников и нумизматического Бек-Суфи.

Сами мы придерживаемся версии Северовой. Для начала мы хотели бы написать, что 40 лет на поколение хоть и является экзотикой для западно-мыслящего человека, но в восточной практике очень часто мы можем встретить исключения: Например:

Казахский хан Шигай, родился около 1501 года, умер в 1582 году, У него был сын Ишим-хан (Есим-хан), который правил в 1598-1628(умер где-то семидесятилетним). Он был младшим сыном, у Ишима был сын Джангир-хан, который правил в 1630-х-1653 годах, позже сын Джангира Тауке-хан вступил на трон около 1680 года и правил до 1715 года. Таким образом, можно посчитать, что на эти 4 поколения приходиться 215 лет, т.е. по 53 года на поколение. Конечно, нужно учесть, что Тауке-хан был глубоким стариком, когда умирал, но и Бек-Суфи мог быть таким же стариком в 1419-22 годах. Также несоответствие времени жизни генеалогическим сверстникам можно отнести на счет полигамии. Нередко разница между детьми одного отца в полигамных семьях достигала 40-50 лет. А при нескольких поколениях перекос в возрасте мог увеличиться, запутывая исследователей генеалогии.

Генеалогия клана Бек-Суфи описана в трех источниках: Рашид ад дин, Муизз ал Ансаб и Нусрат-наме. Причем в двух последних  генеалогии клана идентичны.

Генеалогия клана из Рашид ад дина свидетельствует в пользу отождествления двух Бек-Суфи:

Рашид ад дин в своем труде указывает только 2 сыновей Баяна: Казан и Данишменд и дальше написано у них нет детей, что может означать, что к началу 14 века не было ни Алгуя (брата Данишменда, третьего сына Баяна) ни 4-х детей у Данишменда, ни детей Казана. Это является косвенным свидетельством того, что Данишменд и Казан в начале 14 века были детьми.

Согласно нашей точке зрения клан Бек-Суфи начал подъем к вершинам власти при хане Тохтамыше. Известно, что тестем Тохтамыша был Хаджи-бек. Его дочь Тагай-бике[3], вышедшая замуж за Тохтамыша, стала матерью шестерых детей (три дочери: Малика, Джаника, Саид-бика и три сына: Джелал ад дин, Сеид-Ахмед и еще один)[4].

Мы отождествляем Хаджи-бека, тестя Тохтамыша и Хаджи-бека кузена Бек-Суфи (его генеалогия: сын Ипака, сына Дашменда, сына Баяна, сына Тука-Тимура). Именно этот брак позволил родственникам Хаджи-бека стать приближенными Тохтамыша:

1. Бектут, отец Бек-Суфи и дядя Хаджи-бека, был одним из полководцев Тохтамыша[5]. В 1391 году Вятка испытала нашествие татар под командованием ​золото-ордынского царевича Бектута. Мы отождествляем его с отцом Бек-Суфи.

2. Бек Ярык, сын Бураджара, сына Алгуя, сына Баяна, сына Тука-Тимура, являлся троюродным братом Бек-Суфи и Хаджи-бека, также он был одним из полководцев Тохтамыша во время войн с Тимуром[6]

Исследователи Герцен А.Г., Могаричев Ю.М. предположили, что этот Хаджи-бек был тем Бек-хаджи, владетелем Кыркера и главой племени Суткуль[7], которому Тохтамыш выдал тарханную грамоту, и который участвовал в битве при Синих водах[8]. В качестве одного из доказательств приводиться тот факт, что Джаника именно в улусе деда по материнской линии доживала свои дни и была похоронена[9].

Отождествление Орда-Мелика, сына Эль-Тутара (кузен Бек-Суфи) с одноименным ханом смутного времени, скорее всего, кроме одинаковых имен не имеет больше никаких аргументов. Мы считаем, что клан Бек-Суфи не имел ресурсов для борьбы за власть во время смутного времени, также вряд ли Орда-Мелик, сын Эль-Тутара мог стать ханом в обход старшего дяди Бектута и старших кузенов Хаджи-бека и Бек-Суфи. Скорее всего, в период смуты этот Орда-Мелик либо был ребенком, либо подростком.

Как известно ханом Бек-Суфи стал в 1419 году после смерти Дервиш-хана в Крыму:

Имеются около 200 монет с именем хана Бек-Суфи, отчеканенных на монетном дворе Крым в 822, 823,824 и 825 годах хиджры и без указания даты. Часть монет 822 и 823 годов хиджры также имеют имя Едигея на обратной стороне монет; А также около 20 монет с именем хана Бек-Суфи, отчеканеных на монетном дворе Каффы с латинской легендой (первые двухязычные татаро-генуэзские монеты)[10].

То есть можно предположить, что Бек-Суфи стал новым марионеточным ханом Едигея и был им до смерти последнего, а позже в 1421-1422 годах он уступил Крым Девлет-берди. Погиб ли он в этой борьбе не известно: мы склоняемся к тому, что он погиб в борьбе против Девлет-берди.

И тут мы подходим к вопросу о причинах появления генеалогических записей этого клана в Нусрат-наме и Муизз ал Ансаб. Рашид аддин довел записи этого клана до двух детей Баяна (Казан и Данишменд), в Муиззе и Нусрат-наме родословные этих двух кланов абсолютно идентичны и  гораздо шире родословной этого клана у Рашид ад дина.

Заимствовал ли автор Нусрат-наме что-нибудь из Муизза, нам не известно, но как бы там ни было, источник появления родословной этого клана был один – это сами представители этого клана. Если учесть, что родословные Чингизидов были записаны в Муиззе в 1427 году при Шахрухе[11]. Надо думать, тут нашли свое отражение контакты тимуридов с Бараком, которые привели к тому, что тимуридским историкам стали доступны генеалогии многих джучидов. Можно предположить, что большинство генеалогий записанных автором Муизза, относятся к джучидам, проживающим на Востоке улуса Джучи. Мы можем предположить, что после смерти Бек-Суфи его родственники и дети бежали из Крыма от Девлет-берди к его противнику Бараку (или сначала к Мансуру и Хаджи-Мухаммеду, а потом оказались у Барака). Этим можно объяснить, почему клан из Крыма смог попасть на страницы Тимуридских историков. Косвенным подтверждением этому является информация из Нусрат-наме: о куйуне Беккут (скорее всего, имели ввиду Бектут). Глава этого куйуна Мурут-Суфи отождествляется нами с Барат-Суфи, сыном Бек-Суфи[12]. Он являлся на начальном этапе правления Абулхаир-хана, одним из его сподвижников. В последующем следы этого клана теряются.

Подводя итоги статьи, хотелось бы дать краткое резюме о жизнедеятельности представителей золотоордынского клана Бек-Суфи:

Баян был вторым сыном Тука-Тимура, тринадцатого сына Джучи. Видимо он очень поздно завел детей, ведь в начале 13 века известны только два сына из трех. В эпоху смутного времени Хаджи-бек, сын Ипака, сына Данишменда, сына Баяна, владел Кыркером и участвовал в битве с литовцами при Синих водах в 1363 году[13]. Скорее всего, в середине 1370-х годов, еще до бегства Тохтамыша от Урус-хана, Хаджи-бек выдал свою дочь Тагай-бике за Тохтамыша. После прихода к власти Тохтамыша клан Бек-Суфи вошел в политическую элиту Золотой Орды. Отец Бек-Суфи Бектут стал полководцем Тохтамыша. Хаджи-бек сохранил свой улус, а Бек-Ярык, троюродный брат Бек-Суфи, получил свой улус на Дону. В войне против Тимура Бек-Ярык воевал за Тохтамыша. Бектут, скорее всего, умер вскоре после своего набега на Вятку в 1391 году, так как больше он не известен по письменным источникам. Во времена борьбы за власть в Золотой Орде, клан Бек-Суфи не проявлял себя. В 1419 году Едиге и Дервиш-хан оказались в Крыму, где Дервиш-хан умер, на его место Едиге возвел Бек-Суфи, двоюродного деда жены Джаники. После смерти Едиге, старый Бек-Суфи не смог победить Девлет-берди и его родственники вместе с кланом родственников Дервиш-хана вынуждены были покинуть Крым. Барат-Суфи, сын Бек-суфи, вместе с родственниками мигрировал в Восточный Дешти Кипчак из Крыма, где они и клан Дервиш-хана (который мигрировал с ними, глава клана Шайх-Суфи-оглан) потеряли власть, таким образом, их клан попал в поле зрения авторов Муизз ал Ансаб и Нусрат-наме.

Литература:

Гаев А.Г. "Генеалогия и Хронология Джучидов"//Древности Поволжья и других регионов. Выпуск 4. том.3. Нижний Новгород. 2002.

Герцен А. Г., Могаричев Ю. М. Крепость драгоценностей. Кырк-ор, Чуфут-кале. - Симферополь, 1993.

Горский А.А. "Москва и Орда". Москва. 2006.

История Казахстана в персидских источниках. Том 3. (Муизз ал Ансаб) Алматы. 2006.

История Казахстана в персидских источниках. Том 4. (СМИЗО т.2) Алматы. 2006.

Сабитов Ж.М. "Генеалогии Торе" Алматы-Астана. 2008.

Северова М.Б. "Об имени золотоордынского хана на монетах Крыма 822 и 823 гг. хиджры (1419, 1420 гг. н.э.)".// 2-я Всероссийская нумизматическая конференция, тезисы докладов, СПб., 1994 г.

Смирнов В.Д. "Крымское ханство под верховенством Отоманской Порты". В 2-х томах. М. 2005. т.1. стр. 138,152

Хромов К.К. О правлении ханов в Крыму в 1419-1422 годах по нумизматическим данным. Доклад на X Всероссийской нумизматической конференции в Пскове в апреле 2002 года. http://www.hordecoins.folgat.net/Rpubl_Xconf.htm


[1] Северова М.Б. "Об имени золотоордынского хана на монетах Крыма 822 и 823 гг. хиджры (1419, 1420 гг. н.э.)". 2-я Всероссийская нумизматическая конференция, тезисы докладов, СПб., 1994 г. Стр. 99.

[2] Гаев А.Г. "Генеалогия и Хронология Джучидов"//Древности Поволжья и других регионов. Выпуск 4. том.3. Нижний Новгород. 2002. стр. 22-24

[3] Насчет убийства Тагай-бике Тохтамышем, мы склонны не доверять этому сообщению, ведь сын от Тагай-бике Сеид-Ахмед был одним из самых младших сыновей Тохтамыша, что исключает убийство Тагай-бике до начала 15 века.

[4] История Казахстана в персидских источниках. Том 3. Алматы. 2006. стр. 45-46.

[5] Горский А.А. "Москва и Орда". М. 2006. стр. 122

[6] История Казахстана в персидских источниках. Том 4. Алматы. 2006. стр. 234, 237, 300.

[7] Смирнов В.Д. "Крымское ханство под верховенством Отоманской Порты". В 2-х томах. М. 2005. т.1. стр. 138,152

[8] Герцен А. Г., Могаричев Ю. М. Крепость драгоценностей. Кырк-ор, Чуфут-кале. - Симферополь, 1993. - стр. 65.

[9] Согласно предположению Арсюхина Е. Джаника родилась в 1376-77 году (778 по хиджре). Дата смерти – 1437 год. Ей был воздвигнут мавзолей в Кыркере. Как известно Джаника была женой Едигея и родила ему сына Нураддина, Согласно другим источникам Джаника, сестра (?) Тохтамыша вышла замуж за Руктемира Ширина и родила ему Тегина Ширина. Являются ли они двумя разными женщинами или же это одна и та же персона не совсем ясно.

[10] Хромов К.К. О правлении ханов в Крыму в 1419-1422 годах по нумизматическим данным. Доклад на X Всероссийской нумизматическрй конференции в Пскове в апреле 2002 года. http://www.hordecoins.folgat.net/Rpubl_Xconf.htm

[11] История Казахстана в персидских источниках. Том 3. Алматы. 2006. стр. 6.

[12] Сабитов Ж.М. "Генеалогии Торе" Алматы. 2008. стр. 72

[13] Также мы не исключаем другую датировку, относящуюся ко времени Витовта.

16 ноября 2009      Опубликовал: admin      Просмотров: 3267      

Другие статьи из этой рубрики

Александр Юрченко. Клятва на золоте: тюркский вклад в монгольскую дипломатию

Ритуал клятвы относится к культурным универсалиям. Видов клятв и вариантов их реализации ограниченное число. Клятва на золоте, как и большинство сюжетов, связанных с реалиями повседневной жизни в Монгольской империи, редко привлекает внимание исследователей. Остается неизвестным, каким образом монгольские ханы предоставляли гарантии безопасности иноземным правителям, требуя их прибытия на курултаи. Как создавалась атмосфера доверия, предшествовавшая непосредственной встрече высоких сторон? Широкие контакты, которые Монгольская империя навязывала сопредельным и зависимым от нее странам, как правило, имели целью создание военных союзов. То же самое относится к взаимоотношениям различных кланов Чингизидов. Во всех этих случаях использовалась клятва на золоте. В персидских источниках монгольского времени ритуал фигурирует под образным выражением "съесть золото" и, видимо, в силу известности содержание ритуала не раскрывается. Наша задача — раскрыть суть этого инструментария. История клятвы такова.

Киселева М.В. Элита печенегов на международной арене (военная, дипломатическая функции)

Описание ключевых для печенегов структур власти приводилось в привычных каждому средневековому автору понятиях: "князь" (рус. летописи), "старейшина" (архиепископ Бруно), "архонт", "начальник" (византийские хроники). Очевидно, что все эти определения носили общий характер и были применимы к любому представителю печенежской знати. Имелись ли на самом деле функциональные различия между входившими в состав данной кочевой элиты социальными группами, и какие изменения она претерпела за период своего пребывания в Северном Причерноморье и будет целью нашего исследования.
 
 
"Евразийский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
Вопросы копирования материалов
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 
дома из клееного бруса 6 х 6