1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116
 
Статьи
 



Древнейшие памятники Парфянского царства

(Общее собрание Отделения истории и философии)

// Вестник АН СССР, 1951. V. 8 С. 110-111

Южнотуркменистанская археологическая комплексная экспедиция под руководством действительного члена Академии Наук Туркменской ССР М. Е. Массона развернула за последние годы большую работу по изучению далекого прошлого Туркмении. Отряд этой экспедиции, руководимый М. И. Вязьмитиной, во время раскопочных работ внутри крепости городища Древней Нисы (где, как предполагают, находился дворец правителя) обнаружил фрагменты больших сосудов с надписями. Всего найдено семь черепков. Расшифровка надписей на них, производившаяся семитологом И. М. Дьяконовым, историком-иранистом М. М. Дьяконовым и лингвистом-иранистом В. А. Лившицем, дала чрезвычайно интересные результаты.

Как сообщил в своем докладе на общем собрании Отделения истории и философии, посвященном этим результатам, один из участников исследований доктор исторических наук М. М. Дьяконов, исследователям пришлось в первую очередь установить характер письма и определить значение документов. Было очевидно, что надписи на черепках сделаны разновидностью арамейского письма, которое около IV—III веков до нашей эры получило широкое распространение в Азии  и легло в основу   ряда   алфавитов.

До сих пор был известен лишь один единственный документ на парфянском языке, так называемый авроманский пергамент (I век нашей эры). Письмо документов, найденных в Древней Нисе, близко стоит  к нему. Алфавит этого письма по своему облику довольно архаичен. Каждый знак пишется отдельно. Знаки написаны твердой профессиональной рукой писца-специалиста, несомненно имевшего определенные навыки и выучку. Путем анализа и сопоставления букв на всех изученных документах (черепках) исследователи прочитали следующее: "По предъявлению сего с виноградника податного, который называется (следует название виноградника), столько-то хумов* (указывается количество) взнос за год такой-то принеси (подпись счетчика)". Возможно, что это было приказание о взносе подати, тогда нужно читать так: "По предъявлению сего с виноградника податного, который называется (следует название виноградника), хумов столько-то взнос за год такой-то (подпись)".

* Хумы — большие сосуды, предназначенные для хранения сыпучих тел и жидкостей, были обычно одного объема и принимались за единицу измерения.

Содержание всех надписей аналогично: это расписки в получении налога или приказ об уплате налога. Они разнятся друг от друга только именами чиновников, названиями виноградников, количеством поставленного вина и годом, в который составлялся документ. Все документы имеют даты, выраженные цифрами; цифрами выражено также число взносов. Цифровые знаки документов являются обычными для  арамейской письменности.

Документы охватывают период в 9 лет — 133-й, 134-й (два документа), 136-й, 140-й и   141-й  годы. Исходя из распространенных в Парфянском царстве двух летосчислений (Селевкидекая и Вавилонская эры), докладчик датирует эти документы концом II века до нашей эры, т. е. относит их ко времени царствования Митридата II. Это мнение поддерживает и академик В.В. Струве.

Докладчик остановился также на языке документов. Это один из местных парфянских диалектов, подчиненных единому языку парфянских народностей. Об этих диалектах до сих пор нет никаких достоверных данных. Учитывая большую территорию распространения парфянского языка в эпоху Аршакидов и в раннесасанидское время, можно предполагать наличие большого количества парфянских диалектов и говоров. Некоторые из них вместе с индийскими диалектами и говорами легли в основу ряда северо-западных новоиранских языков и диалектов — курдского, прикаспийских и центральных иранских. При восстановлении парфянского текста нисейских документов исследователям пришлось привлекать всю совокупность данных по истории иранских языков, добытых путем сравнительно-исторического  изучения.

Предложенное докладчиком парфянское чтение нисейсиих текстов возможно подвергнется еще уточнению. Но уже сейчас можно утверждать, что эти тексты, помимо их огромного культурно-исторического значения, дают ценный материал и для истории парфянского языка.

При большой скудости документального материала о парфянской народности документы из Нисы приобретают особо важное значение. Это наиболее ранние из дошедших до нас хозяйственных документов парфянского времени. Они свидетельствуют об упорядоченной административной системе, о широком распространении письменности в Парфянском царстве. На основе этих документов можно сделать вывод о поземельном характере подати у парфян: объектами обложения скорее всего были не отдельные лица, а общины — владельцы  виноградников.

Академик В.В. Струве в своем выступлении отметил, что итоги работы бригады советских ученых по расшифровке документов из Нисы являются серьезным успехом советской науки. Пытливое изучение находки проливает свет на историю парфян, столь мало известную.

Собрание по предложению академика Струве выразило благодарность докладчику М.М. Дьяконову и присутствовавшей на собрании М. И. Вязьмитиной.

9 июня 2010      Опубликовал: admin      Просмотров: 2987      

Другие статьи из этой рубрики

Р. Абдуманапов. Еще одна классификация тюркских языков

На сайте www.ethnologue.com обнаружена еще одна классификация тюркских языков. Ниже дается перевод этой немного спорной классификации тюркских языков.

М.Т. Дьячок. Глоттохронология тюркских языков (Предварительный анализ).

Существующие классификации тюркских языков основаны, как правило, на трех принципах: географическом, фонетическом и морфологическом. Однако, как показывает изучение других языковых групп и семей, опора на фонетические или морфологические соответствия как на единственный критерий генеалогической классификации в лучшем случае оказывается недостаточной и должна быть дополнена анализом лексики изучаемых языков, особенно ее устойчивого ядра.

А.С. Китаев. Критерии генеалогической классификации тюркских языков.

В настоящей работе делаются критический обзор существующих вариантов генеалогической классификации тюркской языковой семьи, а также предварительный подбор и оценка значимости классификационных критериев. Целью работы является демонстрация возможности построения генеалогической классификации тюркских иной по сравнению с существующими.

А. Дашман. Наименования времен года в культуре кочевого народа (на материале кыргызского и турецкого языков)

Известно, что времена года были важным фактором в определении образа жизни кочевого народа. Они перемещались с одного места на другое в определенное время года, в итоге они давали названия этим местам. Существовало два понятия: "yaylak" (пастбище) и "kışlak" (зимовка, кишлак). Кишлак, по-кыргызски "кыштак", там кочевники проводили зиму (Hikari Egawa, 2007. S.89). Кочевой народ переселялся в кишлаки (kışla) после окончания летнего периода на "Yayla" (на кыргызском языке - жайлоо) в середине или в конце осени (на кыргызском күз, на турецком Sonbahar) (İlhan Şahin, s.257-258).

Корректировочная таблица чтений китайских имен собственных, названий и терминов, приводимых в трудах отца Иакинфа

В связи с увеличившимся в последнее время интересом читателей к трудам известного русского синолога отца Иакинфа (в миру Н.Я. Бичурин) представляется необходимым привести корректировочную таблицу для устранения расхождений между современными транскрипциями китайских имен, этнонимов, топонимов, гидронимов и терминов с теми, которые были опубликованы отцом Иакинфом.
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов