Статьи
 

Ш.С.Камолиддин. Культура оседлых тюрков Средней Азии. Часть I

12.Древнеиранская терминология в области земледелия

В современной исторической науке принято считать, что все достигнутые достижения в развитии культуры земледелия в Средней Азии принадлежат иранским народам. Однако, исследование терминологии индо-европейских языков в области земледелия сравнительно с древнетюркской терминологией показывает совсем иную картину. Тюркская терминология в области ирригации и земледелия значительно богаче, чем согдийская и пахлевийская *39, что свидетельствует о том, что древние тюрки имели не менее, если не более богатые традиции земледелия, чем иранские народы.

*39    См.: Приложение 1: Согдийская и пехлевийская терминология в области земледелия.

Сравнительная таблица древнетюркской (ДТС), согдийской (SD) и среднеперсидской (ПС) терминологии в области земледелия

Вид и категория термина

Тюркский

Согдийский

Пехлевийский

Зерновые культуры  

Культурные растения 

Овощи

Бахчевые культуры 

Земля

Поле

Урожай

Профессии связанные с земледелием

Земледельческие работы 

Оросительные работы

Ирригационные сооружения

Водные источники

Речные судна

Рыболовство

Продукты земледелия

Продукты питания

Орудия труда 

Вредители

Меры длины и веса

Посуда и тара для храненияния зерновых

44

25

45

12

27

25

7

10

72

17

28

51

-

-

10

106

47

7

16

14

17

3

6

-

8

9

4

3

16

-

12

13

-

-

1

6

15

3

1

2

15

5

9

4

6

4

1

5

14

-

8

22

-

-

4

12

7

1

1

-

Таким образом,  исследование средневековых источников и древнетюркской лексики показывает, что у древних тюрков было свое земледелие, обеспечивавшее их продуктами питания. Часть древних тюрков вела оседлый образ жизни, занимаясь земледелием в качестве основного вида своей деятельности и производила продукты земледелия для продажи. Полукочевые племена также в ограниченных масштабах занимались земледелием только для своих нужд.

Наличие у древних и средневековых тюрков своей богатой терминологии в этой области, в свою очередь, свидетельствует о том, что они изначально сами занимались этим видом деятельности, не заимствовали терминологию в этой области из других языков, а формировали ее исходя из словарного запаса своих тюркских языков. В древнетюркских языках зафиксированы тюркские названия таких южных культур, как čigit – хлопковое семя, juŋ – хлопок, kebaz, kepaz – хлопок, хлопчатник, pamuq, mamuq – хлопок, вата, panbūqliq – хлопчатник, qozaq – картофель египетский. Наличие в составе современного узбекского языка исконно тюркской терминологии в области выращивания такой южной культуры как хлопок (juŋ, kebaz, kepaz, pamuq  – хлопок, хлопчатник; čigit – хлопковое семя, čanāq – хлопковая коробочка) *40, свидетельствует о том, что создававшие ее в далеком прошлом тюрко-язычные предки узбекского народа *41  проживали именно на территории Средней Азии *42.

* 40 См. прил. 1.
* 41 Под  "узбеками" здесь и далее мы подразумеваем в первую очередь местное тюркское оседло-земледельческое и городское население Средней Азии и примкнувших к их древней культуре кочевых узбеков Дашт-и Кипчака, которым начиная с ХVI в. вплоть до завоевания царской Россией принадлежала политическая власть в регионе.
* 42 Эта и некоторые другие культуры могли произрастать только в Средней Азии или более южных районах,  климатические условия которых благоприятствовали их разведению. В более северных районах, тем более в горном Алтае, откуда, якобы, спустились древние тюрки,  эти культуры расти никак не могли. 

Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что глубоко ошибочными и необоснованными являются утверждения о том, что древние тюрки занимались только скотоводством и получали продукты земледелия у китайцев, согдийцев и других соседних народов. Сведения письменных источников в совокупности с данными исторической топонимии и терминологии  свидетельствуют о том, что древние тюрки имели свои богатые традиции в области земледелия и ирригации, ничем не уступавшие культурам других оседлых народов.

Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12   
29 октября 2008      Автор: admin      Просмотров: 33077      

Другие статьи из этой рубрики

Ш.С.Камолиддин. Культура оседлых тюрков Средней Азии. Заключение. Литература.

Таким образом, сведения письменных источников, в совокупности с данными археологии, архитектуры, искусства, исторической топонимии и терминологии свидетельствуют о том, что древние и средневековые тюрки имели свою богатую градостроительную культуру и архитектурные традиции, которые по своему уровню ничем не уступали культурам других народов Центральной Азии, оказывая на них свое влияние.

Ш.С.Камолиддин. К вопросу об этногенезе узбекского народа

В некоторых публикациях последних лет, посвященных истории тюркских народов, наблюдается тенденция изобразить узбекский народ как конгломерат пришлых кочевых тюркских племен, пришедших на территорию Средней Азии в эпоху позднего средневековья.

Ш.С.Камолиддин. Культура оседлых тюрков Средней Азии. Часть II

Кроме земледелия оседлые тюрки занимались также садоводством, и особенно виноградарством и виноделием. В VII в. в Китае виноград считался экзотическим растением и большими специалистами по выращиванию лозы и приготовлению вина считались римляне, арабы и тюрки-уйгуры [Шефер, 1981, с. 193]. В 647 г. тюркский йабгу преподнес в дар китайскому императору виноградную лозу по названию "сосок кобылицы" [Шефер, 1981, с. 579]. В китайском тексте VIII в. упоминается тюркский титул фу-ни жэ-хань, который носили те, кто следил за соблюдением законности и очередности при подношении вин. Транскрипция слова фу-ни, означающего "вино", восходит к древнетюркскому begni – хмельной напиток, изготовленный из проса или ячменя [Кошгарий, т. 1, с. 408; т. 3, с. 68]. Cчитается, что это слово относится к числу названий божественного происхождения [Henning, 1965, p. 245, 246]. Среди древнетюркских изваяний Монголии трижды встречаются изображения "виночерпиев" с сосудами [Войтов, 1996].

Эльмира Гюль. Узбекский ковер: этническая специфика и вопросы символики декора

Ковровая карта позднесредневековых узбекских ханств была весьма разнообразна, при этом ковроткачество было распространено в ареалах обитания скотоводческого населения. Наряду с узбеками выделкой ковров занимались также местные туркмены, арабы, каракалпаки, киргизы, казахи, уйгуры, таджики. Общность этногенетических корней, совместное проживание способствовало закономерному культурному взаимообмену: распространению единых технических приемов, мотивов орнамента. В контактных районах подчас сложно выявить происхождение того или иного изделия. Вместе с тем, некоторые ковры несут в себе четкую идентификацию, что делает их сразу узнаваемыми. Что касается собственно узбекского населения, то ковроткачество развивалось у узбеков-туркман (Нурата) и этнических групп дашти-кипчакского племенного объединения, сохранивших скотоводческий тип хозяйствования, в первую очередь кунгратов, локаев, кипчаков, туяклы, минг, найман, а также других, менее крупных племен. Участие перечисленных племен в этногенезе не только узбеков, но и иных народов-соседей, обусловило общность традиций прикладного искусства, в том числе ковроделия.

Б. X. Кармышева. Очерки этнической истории южных райнов Таджикистана и Узбекистана (по этнографическим данным)

Барласы были наиболее многочисленным и широко рас-селенным тюркским племенем. Их племенное название известно со времени Чингисхана: предводитель одной из 4 тысяч коренного монгольского войска, выделенного Чингисханом своему сыну Чагатаю, был из этого племени [289, 257]. А. Ю. Якубовский, как и В. В. Бартольд, не сомневался в том, что барласы (как и джалаиры, входившие в состав этих 4 тыс.) были монголами. Он писал, что "в 30-х и 40-х годах XIII в. это (барласы и джалаиры. — Б. К.) действительно были монголы, однако в 60—70-х годах XIV в. ни джалаиры, ни барласы таковыми уже не являлись. Даже наиболее привилегированные воины Тимура из чагатаев, носившие косы (что было не свойственно тюркскому населению), говорили уже только по-тюркски" [378, 10]. В предисловии к первому изданию "Истории народов Узбекистана", где А. Ю. Якубовский повторяет ту же мысль, в примечании редакции указывается, что вопрос о монгольском происхождении барласов и джалаиров является спорным и в науке еще не разрешен [341, 11]. Что послужило основанием для такого замечания, я не знаю, ибо до сих пор нет ни специальных исследований, ни более обоснованного высказывания, дающих основание оспаривать монгольское происхождение барласов. Л. Ю. Якубовский, вероятно, опирался прежде всего на Рашид-ад-дина, который неоднократно говорит о принадлежности последних к монголам [288, 78, 184; 289, 29, 269]. Джалаиры же, как теперь установлено исследованиями Ю. А. Зуева, действительно были не монголами, а тюрками [132, 178—185]. Говоря о барласах XV в., А. Ю. Якубовский вполне справедливо подчеркивает, что они были "потомками не только монголов, но и того тюркского населения, которое жило до прихода барласов в Кашкадарьинском районе" [378, 10].
 
 
"Евразийский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
Вопросы копирования материалов
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 
Метизы и крепеж на сайте manufacture.su