1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116
 
Статьи
 



Ш.С.Камолиддин. Культура оседлых тюрков Средней Азии. Часть I

5.Сведения арабских источников

В арабских и персидских источниках также имеется множество указаний о наличии земледелия у тюрков. Так, по данным Ибн ал-Факиха, тюрки были разными: некоторые из них были кочевниками, а другие имели дома и деревни [Ибн ал-Факих, 1993, с. 44]. По преданию, еще тюрки эпохи Александра Македонского делились на "степных" и "городских" [Кodama, p. 263]. Некоторые из тюрков жили в городах и селениях, а другие – в пустынях и степях [Marvazi, p. 17]. Тюрки племени базкиш, которые носили большие бороды. [Ибн ал-Факих, 1993, с. 44], были жителями городов и деревень [Йакут, т. 1, с. 839]. Тюргеши также имели дома и деревни [Ибн ал-Факих, 1993, с. 44]. Гузы были частью кочевыми, а частью оседлыми [Macoudi, vol. I, p. 212].

От Верхнего Нушаджана до столицы хакана, царя тугузгузов, было три месяца (по другим данным, 20 дней) пути через большие деревни, плодородные земли и рынки. Населяли эти земли полностью или большей частью тюрки, среди них были огнепоклонники, и зиндики, приверженцы учения Мани. Царь их находился в большом, богатом и многолюдном городе с многочисленными рынками и имеющем 12 железных ворот. Вокруг него были расположены бесконечным рядом деревни  [Ибн ал-Факих, 1993, с. 44 – 45, 47; Ибн Хордадбех, с. 65].
 
Согласно аз-Заййāту (конец Х в.), в стране хазаров  было много пашен, садов и фруктов. У них также очень много городов[al-Zayyāt, p. 281]. Царь тогузгузов имел 360 наложниц по количеству дней в году, и 1000 мужчин, которым он позволяет разделять с собой трапезу. Они пьют также сок винограда. Царь выходил к своим подданным один раз в год. Когда он выходит, улицы подметают и люди собираются у накрытых столов [al-Zayyāt, p. 295].

Ал-Идриси отмечает, что река Шаша достигает страны гуззов и орошает ее [аl-Idrisi, p. 482]. У тюрков было много обрабатываемых земель, посевов и урожая. Поэтому у них много семян (зерна) и растительного масла [аl-Idrisi, p.. 518]. В окрестностях города Астур, заселенного тюрками было много пашен, где сеяли рис и пшеницу [аl-Idrisi, p.. 719]. Все тюрки употребляли рис и растительные масла [аl-Idrisi, p. 721 – 722]. Среди товаров тюрков, которые они вывозили в Китай называется и растительное масло [аl-Idrisi, p.. 529].

В стране киргизов была быстроходная река, называемая Минхаз. На этой реке киргизы строили мельницы, при помощи которых они дробят рис, пшеницу и другие зерновые, измельчают их и пекут хлеб [аl-Idrisi, p.. 519]. В стране киргизов женщины выполняли всякого рода работу, а мужчины должны были заниматься только пахотой и жатвой [аl-Idrisi, p.. 530]. Между Барабом и Канджида есть пашни, здесь обитают тюрки-гуззы, которые давно уже приняли ислам [аl-Idrisi, p.. 705]. Страна халаджей широкая, плодородная и щедрая [аl-Idrisi, p. 718]. Вокруг города Бахван в стране токузогузов имеются поля и пастбища тюрков [аl-Idrisi, p.. 511] Среди кочевых тюрков есть обрабатываемые земли, посевы, урожаи. У них есть свои семена и масло [аl-Idrisi, p.. 518]. 

Около ставки кагана кимаков имелись селения и возделанные поля [Ибн ал-Факих, 1993, с. 48; Кумеков, 2004, с. 106], а в их владениях было много ячменных полей [аl-Idrisi, p.. 715]. От крепости Захлан до Банджара во владениях кимаков гора проходит по благоустроенным местам и ячменному полю [аl-Idrisi, p.. 715].

У киргизов был мужчина, которого они приглашают один раз в год в определенное время на пиршество. В самый разгар пиршества этот человек падает в обморок, а потом его спрашивают обо всем, что будет происходить в этом году. Он сообщает об урожае, засухе, дожде, голоде и других невзгодах [Marvazi, p. 19]. В Туркестане нет земледелия, кроме проса, которое называется джаварс [Jakubi, p. 295].

Основной рацион булгаров составляло просо, а также пшеница и ячмень, которых они имели в большом количестве. Согласно их законам, каждый, кто посеял что-либо, забирал все себе, и у царя не было никаких прав на эти посевы. Потому что, каждый дом ежегодно платил ему в качестве дани шкуру соболя [Путешествие, c. 72]. Они делали из ячменя мучной напиток и варят ячмень с мясом [Путешествие, c. 73]. Царь гуззов Йинал Младший сказал Ибн Фадлану и его спутникам, что если бы не то, что его дома отдалены от дороги, он доставил бы им овец и пшеницу [Путешествие Ибн Фадлана, c. 63].

По преданию, еще тюрки эпохи Александра Македонского делились на "степных" и "городских" [Кodama, p. 263]. Некоторые из тюрков жили в городах и селениях, а другие – в пустынях и степях [Marvazi, p. 17]. Тюрки племени базкиш были жителями городов и деревень [Йакут, т. 1, с. 839]. Гуззы были частью кочевыми, а частью оседлыми [Macoudi, vol. 1, p. 212].

"Тюрки бывают разные. Тюрки-карлуки обитают в окрестностях Самарканда, это древние тюрки. Базкиши носят большие бороды. Печенеги, шагары и тугузгузы – это  тюрки-кочевники. Тюргеши имеют дома и деревни [Ибн ал-Факих, 1993, с. 44].

Абу Дулаф и его спутники, проезжая по землям племени Харгах (Йарканд) в стране тюрков, в течение месяца питались пшеницей и ячменем. Затем они ехали по землям племени Тахтах (Хотан ?), питаясь ячменем, просом, мясом и степными овощами. Затем они прибыли к племени Баджа (Ячжа ?) и в течение месяца питались среди них просом, горохом и чечевицей. Затем они вышли к племени Баджнак (печенег), которые едят только просо. Затем они прибыли к племени Джикил (чигил), которые едят только ячмень и горох. Затем они ехали по землям племени Баградж, которые питались просом и мясом. Среди племени Туббат (тибет) они питались пшеницей, ячменем, бобами, мясом, рыбой, овощами и фруктами. Кимаки едят горох, бобы и мясо. Гуззы едят только пшеницу, а овощей у них нет. Хирхизы едят просо, рис и мясо. Харлухи едят горох и чечевицу, из проса изготовляют напиток. Племя Хутлух едят пшеницу и мясо. Племя Хитайан (кара-китаи ?) едят ячмень и горох, у них много овощей. В стране Бахи (город Бай между городами Аксу и Куча) изобилие овощей и винограда [Йакут, т. 3, с. 446 – 450].

В XII в. в области Балха упоминается подземный канал длиной более двух фарсахов [Ибн ал-Асир, т. 10, с. 145].

Во владениях Узбек-хана посевов мало, и меньше всего пшеницы и ячменя. Чаще всего встречаются у них посевы проса, которым они в основном и питаются. До покорения этой страны татарами она была всюду возделана, теперь же в ней только остатки этой возделанности. У них чрезвычайно много употребляется дыня, особенно ее сорт желтого цвета, который сохраняется в течение года. Она очень сладкая и приятная на вкус, и имеется у них в изобилии. Ее сок выжимают и варят из него халву. У них также выращивается много овощей: брюква, репа, капуста и др. [ал-Омари, с. 102, 104]. Продуктами питания их являются пшеница, ячмень, просо (дохн), которое у них называется эрзень, чечевица, джаварс (род проса), похожий на зерно трилистника. Зерна эти продаются у них не иначе, как по ритлям [ал-Омари , с. 109].

Кипчаки приготавливали еду из проса, которое они называли "дуки". Из зерен этого проса они делали напиток, который называли "буза", а это – водка просовая. Другое блюдо кипчаков называлось "бурхани". Это вареное тесто, разрезанное на мелкие кусочки с отверстием посередине. Еще одно их блюдо – ришта, нечто вроде вареной лапши [Ибн Батута, с. 128]. Тугузгузы приготавливали из каких-то известных им трав вино, один багдадский ратл которого вызывал полное опьянение [Ибн ал-Факих, 1993, с. 53 – 54]. 

Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12  Вперед
29 октября 2008      Автор: admin      Просмотров: 35299      

Другие статьи из этой рубрики

Ш.С.Камолиддин. Культура оседлых тюрков Средней Азии. Часть III

Один из самых ранних этапов истории тюрков VI в. был связан с горнорудным промыслом, когда они добывали в горах Алтая железную руду для жужаньских хаканов [Гумилев, 1967, c. 20]. Железо представляло собой стратегически важный сырьевой материал, особенно для кочевников, поскольку оно было необходимо для изготовления оружия. Поэтому, тюрки придавали железу особое значение и занимались разработкой его месторождений еще на заре свой истории. По данным Менандра, в 568 г., когда византиец Зимарх, посланный императором Юстином к тюркскому хакану Дизибулу (Истеми), прибыл в Среднюю Азию, тюрки предложили ему приобрести железо, которое они добывали в своих рудниках [Хенниг, 1961, т. 1, с. 83 – 84; Пигулевская, 1951, с. 205 – 206].

Ш.С.Камолиддин. Культура оседлых тюрков Средней Азии. Часть II

Кроме земледелия оседлые тюрки занимались также садоводством, и особенно виноградарством и виноделием. В VII в. в Китае виноград считался экзотическим растением и большими специалистами по выращиванию лозы и приготовлению вина считались римляне, арабы и тюрки-уйгуры [Шефер, 1981, с. 193]. В 647 г. тюркский йабгу преподнес в дар китайскому императору виноградную лозу по названию "сосок кобылицы" [Шефер, 1981, с. 579]. В китайском тексте VIII в. упоминается тюркский титул фу-ни жэ-хань, который носили те, кто следил за соблюдением законности и очередности при подношении вин. Транскрипция слова фу-ни, означающего "вино", восходит к древнетюркскому begni – хмельной напиток, изготовленный из проса или ячменя [Кошгарий, т. 1, с. 408; т. 3, с. 68]. Cчитается, что это слово относится к числу названий божественного происхождения [Henning, 1965, p. 245, 246]. Среди древнетюркских изваяний Монголии трижды встречаются изображения "виночерпиев" с сосудами [Войтов, 1996].

Б. X. Кармышева. Очерки этнической истории южных райнов Таджикистана и Узбекистана (по этнографическим данным)

Барласы были наиболее многочисленным и широко рас-селенным тюркским племенем. Их племенное название известно со времени Чингисхана: предводитель одной из 4 тысяч коренного монгольского войска, выделенного Чингисханом своему сыну Чагатаю, был из этого племени [289, 257]. А. Ю. Якубовский, как и В. В. Бартольд, не сомневался в том, что барласы (как и джалаиры, входившие в состав этих 4 тыс.) были монголами. Он писал, что "в 30-х и 40-х годах XIII в. это (барласы и джалаиры. — Б. К.) действительно были монголы, однако в 60—70-х годах XIV в. ни джалаиры, ни барласы таковыми уже не являлись. Даже наиболее привилегированные воины Тимура из чагатаев, носившие косы (что было не свойственно тюркскому населению), говорили уже только по-тюркски" [378, 10]. В предисловии к первому изданию "Истории народов Узбекистана", где А. Ю. Якубовский повторяет ту же мысль, в примечании редакции указывается, что вопрос о монгольском происхождении барласов и джалаиров является спорным и в науке еще не разрешен [341, 11]. Что послужило основанием для такого замечания, я не знаю, ибо до сих пор нет ни специальных исследований, ни более обоснованного высказывания, дающих основание оспаривать монгольское происхождение барласов. Л. Ю. Якубовский, вероятно, опирался прежде всего на Рашид-ад-дина, который неоднократно говорит о принадлежности последних к монголам [288, 78, 184; 289, 29, 269]. Джалаиры же, как теперь установлено исследованиями Ю. А. Зуева, действительно были не монголами, а тюрками [132, 178—185]. Говоря о барласах XV в., А. Ю. Якубовский вполне справедливо подчеркивает, что они были "потомками не только монголов, но и того тюркского населения, которое жило до прихода барласов в Кашкадарьинском районе" [378, 10].

Эльмира Гюль. Узбекский ковер: этническая специфика и вопросы символики декора

Ковровая карта позднесредневековых узбекских ханств была весьма разнообразна, при этом ковроткачество было распространено в ареалах обитания скотоводческого населения. Наряду с узбеками выделкой ковров занимались также местные туркмены, арабы, каракалпаки, киргизы, казахи, уйгуры, таджики. Общность этногенетических корней, совместное проживание способствовало закономерному культурному взаимообмену: распространению единых технических приемов, мотивов орнамента. В контактных районах подчас сложно выявить происхождение того или иного изделия. Вместе с тем, некоторые ковры несут в себе четкую идентификацию, что делает их сразу узнаваемыми. Что касается собственно узбекского населения, то ковроткачество развивалось у узбеков-туркман (Нурата) и этнических групп дашти-кипчакского племенного объединения, сохранивших скотоводческий тип хозяйствования, в первую очередь кунгратов, локаев, кипчаков, туяклы, минг, найман, а также других, менее крупных племен. Участие перечисленных племен в этногенезе не только узбеков, но и иных народов-соседей, обусловило общность традиций прикладного искусства, в том числе ковроделия.

Ш.С.Камолиддин. Культура оседлых тюрков Средней Азии. Часть IV

Ахеменидам и Сасанидам приписывается основание многих городов в Средней Азии, но только под тюркским владычеством городская жизнь в Иране и Средней Азии приобрела тот облик, который она сохранила до сих пор [Бартольд, 1971, с. 363]. Сопоставление данных о городах ХI в. с известиями географов Х в. ясно показывает, что только в ХI в. окончательно установился в Персии и Средней Азии тот тип городов, который до сих пор не подвергался существенным изменениям [Бартольд, 1971, с. 372]. Это города с главными улицами от ворот к центру, базарными лавками вдоль этих улиц и центральным куполом рынка (чорсу) в месте их пересечения [Бартольд, 1963 (а), с. 130].
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов