1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116
 
Статьи
 



Ш.С.Камолиддин. Культура оседлых тюрков Средней Азии. Часть I

6.Сведения персидских источников

В источниках отмечается, что часть тюрков были "жителями шатров", а другие жили в селениях [ал-Бакуви, с. 90 – 91], из чего следует, что только часть их вела кочевой образ жизни, тогда как другая более значительная их часть вела оседло-земледельческий образ жизни.

В бактрийских документах VII в. упoминается участок орошенной земли по имени Асп, или Башунан Парган, который принадлежал тюрку и обрабатывался как черно-иллюстрированная работа [Sims-Williams, 2000, c. 98]. 

Согласно "Худуд ал-‘алам", в степях Тохаристана жили тюрки-халлухи, которые производили лошадей, овц, много  зерна и различных фруктов [Hudud al-‘Alam, p.108]. В Кулане – небольшом округе в стране тюрков соседнем с мусульманским миром, отмечается наличие земледелия [Hudud al-‘Alam, p. 97], а Тузун-булаг называется селением с полями, проточной водой и множеством благ [Hudud al-‘Alam, p. 98]. Часть населения страны халлухов были охотниками, часть – земледельцами и часть – скотоводами [Hudud al-‘Alam, p. 97].

По данным Гардизи, хан Туркестана призвал к себе людей из племени ябагу и отвел им участки обработанной земли [Бартольд, 1973, c. 43]. Во владениях хазаров много пашен и садов [Бартольд, 1973, с. 57]. В Хотане выращивалось много пшеницы, ячменя, тыквы, проса, кунжута и других культур [Бартольд, 1973, c. 56]. У хāкāна тогуз-гузов 1000 прислужников и 400 прислужниц. Эти 1000 людей из года в год три раза в деь едят в присутствии хāкāна; Во время еды они, также три раза в день, пьют вино. Вино у них делвется из винограда [Бартольд, 1973, с. 52]. У кимаков отмечается наличие подземных водоемов, сделанных из дерева, из которых в зимнее время, когда выпадало много снега, пили воду их лошади [Бартольд, 1973, с. 44 – 45]. Следует полагать, что в случаях необходимости в летнее время кимаки использовали эти водоемы для орошения своих пашен.

Наршахи приводит предание, согласно которому, Бухарский в дреаности представлял собой болотистую местность. Потом здесь стали селиться люди, приезжавшие из Туркестана, которые сначала жили в кибитках и юртах. Со временем эти земли стали благоустроенными и люди начали строить себе здесь дома [Наршахий, с. 15 – 16]. В доисламское время тюркский правитель Бухары Шир-и Кишвар (Эль-Арслан) основал город Бухару, а также селения Мамастин, Сакматин, Самтин и Фараб, а его сын Пармуда основал селения Искиджкат, Шарг, Рамтин и Фарахша. Караханидский правитель Арсланхан Мухаммад (правил в 1102 – 1130 гг.) провел из реки Согда к Байканду большой канал, а также восстановил большой мост через реку между селениями Шарг и Искиджкат [Наршахий, с. 17, 22, 25].

Средневековый Кашгар называется городом плодородия и благоденствия, местом произрастания виноградных лоз, обильных плодами. Его долины полноводны и посевы не нуждаются в дождях. Жители не используют для пахоты быков и коров, землю обрабатывают мотыгами и кирками. Основу их питания составляют зерно и фрукты [ал-Карши, с. 140]. В городе Хутан земля плодородная, в нем много садов и пахотных земель, но землю было тяжело вспахивать. Зерна вдавливали пальцем в землю, а колосья рождаются с небольшим количеством зерна. В одном колосе бывает 100 зерен, и самое маленькое из них имеет лучшие свойства, а его кожица – приятное и вкусное кушанье [ал-Карши, с. 146]. В городе Алмалиг почва превосходит по благоуханию пахучий мускус, сады цветут и ветви плодоносят, его пастбища богаты растительностью, а пруды – полноводны [ал-Карши, с. 131]. Барчканд называется страной пахарей и туркмен [ал-Карши, с. 155].

Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12  Вперед
29 октября 2008      Автор: admin      Просмотров: 43074      

Другие статьи из этой рубрики

Ш.С.Камолиддин. Культура оседлых тюрков Средней Азии. Часть II

Кроме земледелия оседлые тюрки занимались также садоводством, и особенно виноградарством и виноделием. В VII в. в Китае виноград считался экзотическим растением и большими специалистами по выращиванию лозы и приготовлению вина считались римляне, арабы и тюрки-уйгуры [Шефер, 1981, с. 193]. В 647 г. тюркский йабгу преподнес в дар китайскому императору виноградную лозу по названию "сосок кобылицы" [Шефер, 1981, с. 579]. В китайском тексте VIII в. упоминается тюркский титул фу-ни жэ-хань, который носили те, кто следил за соблюдением законности и очередности при подношении вин. Транскрипция слова фу-ни, означающего "вино", восходит к древнетюркскому begni – хмельной напиток, изготовленный из проса или ячменя [Кошгарий, т. 1, с. 408; т. 3, с. 68]. Cчитается, что это слово относится к числу названий божественного происхождения [Henning, 1965, p. 245, 246]. Среди древнетюркских изваяний Монголии трижды встречаются изображения "виночерпиев" с сосудами [Войтов, 1996].

Ш.С.Камолиддин. К вопросу об этногенезе узбекского народа

В некоторых публикациях последних лет, посвященных истории тюркских народов, наблюдается тенденция изобразить узбекский народ как конгломерат пришлых кочевых тюркских племен, пришедших на территорию Средней Азии в эпоху позднего средневековья.

Эльмира Гюль. Узбекский ковер: этническая специфика и вопросы символики декора

Ковровая карта позднесредневековых узбекских ханств была весьма разнообразна, при этом ковроткачество было распространено в ареалах обитания скотоводческого населения. Наряду с узбеками выделкой ковров занимались также местные туркмены, арабы, каракалпаки, киргизы, казахи, уйгуры, таджики. Общность этногенетических корней, совместное проживание способствовало закономерному культурному взаимообмену: распространению единых технических приемов, мотивов орнамента. В контактных районах подчас сложно выявить происхождение того или иного изделия. Вместе с тем, некоторые ковры несут в себе четкую идентификацию, что делает их сразу узнаваемыми. Что касается собственно узбекского населения, то ковроткачество развивалось у узбеков-туркман (Нурата) и этнических групп дашти-кипчакского племенного объединения, сохранивших скотоводческий тип хозяйствования, в первую очередь кунгратов, локаев, кипчаков, туяклы, минг, найман, а также других, менее крупных племен. Участие перечисленных племен в этногенезе не только узбеков, но и иных народов-соседей, обусловило общность традиций прикладного искусства, в том числе ковроделия.

Ш.С.Камолиддин. Культура оседлых тюрков Средней Азии. Заключение. Литература.

Таким образом, сведения письменных источников, в совокупности с данными археологии, архитектуры, искусства, исторической топонимии и терминологии свидетельствуют о том, что древние и средневековые тюрки имели свою богатую градостроительную культуру и архитектурные традиции, которые по своему уровню ничем не уступали культурам других народов Центральной Азии, оказывая на них свое влияние.

Б. X. Кармышева. Очерки этнической истории южных райнов Таджикистана и Узбекистана (по этнографическим данным)

Барласы были наиболее многочисленным и широко рас-селенным тюркским племенем. Их племенное название известно со времени Чингисхана: предводитель одной из 4 тысяч коренного монгольского войска, выделенного Чингисханом своему сыну Чагатаю, был из этого племени [289, 257]. А. Ю. Якубовский, как и В. В. Бартольд, не сомневался в том, что барласы (как и джалаиры, входившие в состав этих 4 тыс.) были монголами. Он писал, что "в 30-х и 40-х годах XIII в. это (барласы и джалаиры. — Б. К.) действительно были монголы, однако в 60—70-х годах XIV в. ни джалаиры, ни барласы таковыми уже не являлись. Даже наиболее привилегированные воины Тимура из чагатаев, носившие косы (что было не свойственно тюркскому населению), говорили уже только по-тюркски" [378, 10]. В предисловии к первому изданию "Истории народов Узбекистана", где А. Ю. Якубовский повторяет ту же мысль, в примечании редакции указывается, что вопрос о монгольском происхождении барласов и джалаиров является спорным и в науке еще не разрешен [341, 11]. Что послужило основанием для такого замечания, я не знаю, ибо до сих пор нет ни специальных исследований, ни более обоснованного высказывания, дающих основание оспаривать монгольское происхождение барласов. Л. Ю. Якубовский, вероятно, опирался прежде всего на Рашид-ад-дина, который неоднократно говорит о принадлежности последних к монголам [288, 78, 184; 289, 29, 269]. Джалаиры же, как теперь установлено исследованиями Ю. А. Зуева, действительно были не монголами, а тюрками [132, 178—185]. Говоря о барласах XV в., А. Ю. Якубовский вполне справедливо подчеркивает, что они были "потомками не только монголов, но и того тюркского населения, которое жило до прихода барласов в Кашкадарьинском районе" [378, 10].
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов